Перейти к содержимому


Фотография

Курьезы, связанные с музыкой


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 2

#1 Yesterday ☭

Yesterday ☭

    Ветеран форума

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 22 022 сообщений
  • 1088 благодарностей
  • 68 489 стаерсов
10 673

Отправлено 22 Декабрь 2012 - 05:05

Курьезы, связанные с музыкой


Находясь в изгнании на острове св. Елены, Наполеон говорил: "В российской кампании у моего войска было два главных врага: морозы и русская военная музыка". Действительно, французы панически боялись залихватских русских песен про соколиков и красну девицу, не понимая, зачем так орать, да еще и на морозе. В этой десятке – курьезы, которые происходили в истории из-за музыки.

10 место: Французы. Во время Великой французской революции генералы, прося подкреплений, писали: "Пришлите два полка солдат или тысячу экземпляров "Марсельезы". И ведь помогало, честное слово!

9 место: Арабы со своей навязчивой идеей никогда не насвистывать мелодий. Впрочем, это не из-за того, что свистеть неприлично: просто свист считается в исламских странах "музыкой дьявола".

8 место: Удивительный факт, связанный с живой природой. Пауки, если заиграешь перед ним на скрипке, выползают из своих укрытий. Хотя, конечно, не для того, чтобы послушать музыку: паутина от звуков скрипки колеблется, и паук думает, что попалась добыча.

7 место: В средние века крыс выводили из городов дудочкой. Существовала даже специальная профессия: дудочник-крысолов. Кстати, когда недавно в одном старинном английском замке состоялся рок-концерт, крысы из замка тоже начисто исчезли.

6 место: В советскую эпоху композиторов чтили. По Волге в свое время плавал теплоход, на носу которого было написано: "К. Дунаевский". Но Дунаевского звали Исаак Осипович! Однако, когда это сообщали команде парохода, те уверяли, что все правильно. Пароход назывался "Композитор Дунаевский", а такое длинное название на носу не умещалось.

5 место: Уникальный случай в истории музыки. В 1792 году на премьере оперы "Тайный брак" композитора Чимарозы зрители хлопали так громко, что артисты были вынуждены исполнить на "бис"... всю оперу целиком. Даже Лучано Паваротти ни разу такого делать не приходилось.

4 место: История с другим великим тенором, Карузо. Однажды он явился в банке без всяких документов и ему пришлось спеть кассиру, чтобы тот удостоверился, что он действительно Карузо. Выслушав арию из "Тоски", кассир согласился, что это удостоверяет личность получателя и выплатил деньги, а Карузо потом признался, что больше никогда так не старался.

3 место: Шаляпин и Горький практически в одно и то же время пробовались в хор. Горького взяли, Шаляпина нет.

2 место: Фонограммы. Не надо грешить на исполнителей русской эстрады: первая "фанера» появилась еще в конце 19 века: один итальянский композитор возил с собой на выступления фонограф, на котором была записана фортепьянная партия его произведений.

1 место: Самый поразительный исторический казус, связанный с музыкой, произошел в России. Николай I не любил композитора Глинку. И так сильно, что приказал заменять гауптвахту для провинившихся офицеров посещением оперы "Руслан и Людмила".
  • 2

#2 А.Е.

А.Е.

    Эксперт

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 903 сообщений
  • 289 благодарностей
  • 8 354 стаерсов
3 714

Отправлено 22 Декабрь 2012 - 05:23

Тоже подборочку делал давненько, тут и курьезы и просто забавные истории.

В начале 1840-х годов дирижер Ю. Н. Голицын организовал хоровую капеллу из крепостных, с которой совершал концертные поездки по России и за границей. Об этом он написал книгу «Прошедшее и настоящее».
Курьезный случай произошел с капеллой в Англии. В то время в Англии существовал обычай, по которому хозяева небольших магазинчиков предоставляйшие возможность развешивать у себя в лавке афиши о предстоящих концертах, получали право бесплатно посещать эти концерты. Если хозяин брал с собой на концерт ребенка, то должен был купить только детский билет за шесть пенсов.
Однажды после концерта, на котором присутствовало более трехсот человек, кассир торжественно внес кассовый сундук в конференц-зал. Деньги обычно делились в присутствии антрепренера, самого Голицына, и нескольких музыкантов. И когда кассир открыл сундук там было всего шесть пенсов!
Оказалось, что все зрители — это лавочники, пользовавшиеся даровыми билетами, и из них только один чадолюбивый отец взял с собой малолетнего сынишку, за которого и заплатил шесть пенсов.
Этот рассказ Голицын заканчивает не без иронии: «Вряд ли нашелся бы такой математик, который смог бы разделить эти шесть пенсов между шестьюдесятью музыкантами!»

**

Во времена Столыпина в России был введен закон, по которому программы всех публичных концертов заблаговременно просматривались полицией. Дело дошло до того, что полиция запретила исполнение в одном из концертов Крейцеровой сонаты Бетховена. Когда возмущенные музыканты обратились за объяснением к шефу полиции, тот кратко ответил:
— Все сочинения Толстого запрещены.


**

Отбывая ссылку в Тобольске, Алябьев подружился с жившим там автором знаменитой сказки «Конек-Горбунок» Иваном Ершовым.
Глубоко уважая Ершова, Алябьев в то же время был очень невысокого мнения о его музыкальной культуре и, не стесняясь, неоднократно говорил писателю об этом.
Как-тр, выслушав мнение композитора о своих «познаниях» в музыке, Ершов сказал:
— Ну, брат, на первой же репетиции Тобольского симфонического оркестра я докажу тебе, что ты глубоко ошибаешься!
Через несколько дней, придя на репетицию симфонического оркестра, оба спорщика устроились поближе к музыкантам, и тут Ершов сказал Алябьеву, что он заметит малейшую фальшь в исполнении. Писатель заранее узнал, что один из скрипачей от каждой ошибки какого-нибудь оркестранта испытывает невероятные муки, которые ярко отражаются на его лице.
Как только Ершов видел на лице этого музыканта страдание, он подталкивал Алябьева, давая ему знать, что заметил, как фальшивит оркестр. Так повторялось много раз.
- В итоге Алябьев был вынужден признать, что его мнение о музьнсальности Ершова было ошибочным, и принес ему свои извинения.
Позднее Ершов чистосердечно рассказал композитору, как все произошло, и оба долго смеялись над проделкой Ершова.

**

На репетиции «Ифигеиии в Авлиде» X. В. Глюк обратил внимание на необычно грузную, как говорят, «несценическую», фигуру певца Ларриве, исполняющего партию Агамемнона, и не преминул заметить это вслух.
— Терпение, маэстро, — сказал Ларриве, — вы ведь не видели меня в костюме. В костюме я неузнаваем.На первой же репетиции в костюмах Глюк крикнул из партера:
— Ларриве! Я узнал вас!

**

В опере Россини «Кир в Вавилоне» одну партию исполняла бездарная певица. Россини проверил ее голоc и понял, что ей под силу только одна нота — «си-бемоль» первой октавы. Композитор написал арию, в которой нужно было тянуть лишь эту ноту. Все остальное сделал оркестр...

**

Гениальный автор «Горе от ума» был на редкость одаренным человеком. Грибоедов был, как известно, первоклассным дипломатом, а кроме того, проявил и замечательные музыкальные способности. И в этой области его трудно назвать дилетантом. Отлично владея игрой на фортепиано, органе, флейте, он занимался и композицией. Однажды артист П. А. Каратыгин сказал ему:
— Ах, Александр Сергеевич, сколько бог дал вам талантов: вы поэт, музыкант, были лихим кавалеристом и, наконец, отличный лингвист.
Александр Сергеевич улыбнулся и ответил:
— Поверь мне, Петруша, у кого много талантов, у того нет ни одного настоящего.

**

В 1831 году знаменитый бельгийский скрипач и композитор Шарль Берио совершил турне по Европе, Гастроли проходили с триумфальным успехом.
В Лондоне его пригласили выступить в одном из концертных залов. Берио вышел на эстраду и начал играть венский вальс, которым обычно открывал программу. Удивлению его не было границ, когда он увидел, что присутствовавшие в зале вскочили с мест и начали усердно танцевать. Оказалось, что обычно в этот день недели здесь происходили танцы, и никому из публики не пришло в голову, что на эстраде — всемирно известный скрипач.

**

Антона Рубинштейна спросили какую, почему он при своей мировой славе все же продолжает ежедневно по нескольку часов в день упражняться в игре на рояле. . Композитор ответил:
— Это необходимо. Если я не занимаюсь один дань, это замечаю я сам, два дня — заметят музыканты, три дня — вся публика.

**

Среди многих легенд, связанных с секретом мастерства Антонио Страдивари, остроумна следующая. Когда знаменитый итальянский мастер почувствовал конец своих дней, он призвал к себе пятерых сыновей.
— Я посвятил вас, дети, в искусство создания отличной скрипки. Вы знаете о скрипке все, кроме одного — из какого состава изготавливается лак, нужный для того, чтобы голос скрипки стал похожим на голос птицы.
Сыновья слушали внимательно. Они ждали, что наконец отец раскроет тайну, которую до этого момента не открывал никому.
Первым ваговорил старший сын:
— Отец, я родился первым, поэтому у меня есть право узнат> твою тайну.
— Нет, сын. Если бы я сделал это, твои братья завидовали бы тебе.
— Тогда расскажи об этом всем нам,— сказал младший сын,
— И это будет неверно, сынок. Если вы все узнаете тайну, вы перестанете жить одной дружной семьей и работать вместе. Это лишит ваш труд радости, и вы станете ремесленниками.
— Неужели ты унесешь великую тайну с собой? — спросил один из сыновей.
— Нет. Я знаю другой путь. Сейчас я сообщу каждому из вас, как изготавливается состав для покрытия определенной детали. Вас пятеро и деталей тоже пять. А потом вы дадите клятву, что каждый из вас передаст эту тайну своим детям перед смертью.
Затем старый мастер велел каждому из сыновей подойти к нему и каждому шепнул что-то на ухо. Дети Антонио не забыли эти слова до конца своей жизни. Все они остались на родине в Кремоне, вместе работали и мастерили чудесные скрипки, которые дарили людям счастье и радость.

**

Сохранился фантастический рассказ об итальянском композиторе и скрипаче Джузеппе Тартини. Ему никак не удавалось завершить одну из своих сонат, и как-то во сне ему явился дьявол и предложил показать конец сонаты, если Тартини продаст ему за это свою душу. Тартини согласился. Тогда дьявол взял скрипку, схватил смычок и заиграл конец сонаты, неслыханный по красоте. Тартини проснулся в неописуемом экстазе, быстро взял свой инструмент и повторил сыгранную ему дьяволом мелодию.

**

Официальный дебют молодого Карузо состоялся в 1894 г. в неаполитанском "Театро нуово". Карузо принял участие в малоизвестной опере Марио Морелли "Друг Франческо". Опера не понравилась публике и была освистана. Карузо болезненно переживал фиаско, клялся никогда не петь в Неаполе и до конца своих дней не мог простить неаполитанцам их поступка:

- Быть освистанным в родном городе! - с горечью восклицал он.- Какая жестокая несправедливость!..

**

- Вас считают консерватором в искусстве, человеком, которому чуждо все новое в музыке,- сказал Рахманинову однажды журналист.

- Да, я консерватор, если хотите. Не люблю модернизма... Как бы это объяснить?.. В искусстве можно полюбить, только поняв вещь или целое движение,- сказал он.- А модернизм мне органически непонятен, и я не стесняюсь в этом открыто признаться. Вот был однажды такой случай. Приглашает меня к себе в ложу одна американская дама. Исполняют очень модернистическое произведение. Дама восторженно аплодирует. Спрашиваю:

Вы поняли?

- О, да!

— Странно... А я вот всю жизнь занимаюсь музыкой и ничего не понял.

**

В 52-летнем возрасте Рахманинов писал знакомому композитору: "Сажусь опять за рояль и за упражнения для 4-го и 5-го пальцев. Как-то лет пять назад Гофман мне сказал, что второй палец у нас "ленивый". Я обратил на него внимание и стал "подтягивать". Вскоре заметил, что и третий палец обладает тем же недостатком. И вот, чем дольше живу, тем все более убеждаюсь, что и четвертый и пятый недобросовестно работают. Остается только первый, но и тот, вероятно, "временно"! Так что и на него стал коситься!"

**

Рихард Штраус, стоя за дирижерским пуль том, репетировал в Дрезденском театре свою новую оперу «Саломея». Когда начался танец Саломеи, ор кестранты с улыбкой стали переглядываться. Дело в том, что музыкальную тему этого танца композитор заимствовал из одного очень известного классического произведения. Штраус прервал репетицию и обратился к оркестрантам:

— Господа, мне понятно, почему вы улыбаетесь. Вы хотите сказать, что я заимствовал эту тему у Гайдна?

— Разумеется, у Гайдна, у Гайдна,— закричали ор кестранты.

— Ну вот,— сказал Штраус,— теперь я опять убе дился в том, как плохо вы знаете классическую музыку. Эту тему я заимствовал у Россини...


**

Однажды В. Софроницкий, готовясь к поступлению в Ленинградскую консерваторию, решил пойти на курсовой экзамен пианистов в Малый зал. Часть публики, и он в том числе, сидела на эстраде. Стулья тянулись вдоль стены, прямо против открытого рояля. Вышел пианист, начал играть что-то незнакомое. И вдруг Софроницкий услышал рядом чей-то тихий, спокойный голос:

- На четвертую страницу переходит...

Он обернулся и замер. Рядом сидел Глазунов, задумавшийся, медленно покачивающийся в такт музыке.

Через несколько секунд снова раздался его голос:

- Вот уже на седьмую страницу перевалил. И опять:

- К одиннадцатой подходит.

Софроницкому очень хотелось сказать маститому соседу что-нибудь приятное. Он долго думал и наконец решился:

— Как Вы хорошо знаете классическую музыку Александр Константинович!

- И немудрено,- так же тихо ответил Глазунов - это же моя соната.

**

На художественном совете Большого теат ра дебатировался вопрос о принятии в труппу певца (имя его уже давно кануло в лету) с крепким сильным голосом, но не обладавшего должной музыкальной куль турой и к тому же не прислушивавшегося к замечаниям дирижеров и режиссеров.

С опаской поглядывая на В. Сука, члены худсовета постепенно стали сходиться в том мнении, что, поскольку у обсуждаемого кандида та голос в перспективе может развиться в героический тенор, принять в штат солистов его следует.

Вячеслав Иванович упорно молчит. Наконец его пря мо спрашивают, какого он мнения об этом певце. Сук отвечает:

— Ну что же, если вам нужен вокалист подобного плана, берите этого «героического» тенора.— И после выразительной паузы добавляет:

— Только ищите тогда для него героического дирижера.

**

Человек сдержанный и спокойный, С. И. Танеев очень сердился, когда узнавал о притеснениях украинской культуры. Он охотно записывал украинские народные песни, издавал их. Как-то один важный сановник заметил ему:
— И хочется вам, Сергей Иванович, беспокоиться хохлацкими песнями, ведь они принадлежат некультурному простонародью. Слушать иногда можно, но отдавать им свое дорогое время, считаю, не к лицу.
— Не согласен с вами! — возразил композитор.— Украинские народные песни — это произведения великого искусства, а такое искусство принадлежит только великому народу.

**

Однажды Э. Григ с большой компанией учеников опоздал к началу одного из еженедельных консерваторских концертов. Директор произнес по этому поводу длинную тираду, которую закончил тем, что всех опоздавших причислил к самым плохим ученикам. На другое утро Григ заявил директору, что нельзя, стричь всех под одну гребенку. Тогда директор указал ученику на дверь. Но Григ был упрям:

— Не беспокойтесь, господин директор. Я уйду, но сначала выскажу все, что хочу сказать!
И тут произошло чудо: директор вдруг совершенно переменял тон. Он подошел к Григу, похлопал по плечу и кротко сказал:
— А впрочем, превосходно, что вы так дорожите своей честью.

Сообщение отредактировал А.Е.: 22 Декабрь 2012 - 05:24

  • 2

#3 А.Е.

А.Е.

    Эксперт

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 4 903 сообщений
  • 289 благодарностей
  • 8 354 стаерсов
3 714

Отправлено 22 Декабрь 2012 - 05:25

Как-то утром Гайдн, по английскому обычаю, развлекался тем, что обходил лавки; войдя к одному из торговцев нотами, он спросил, нет ли у него хороших, избранных музыкальных пьес. «Найдется,— ответил продавец,— я только что напечатал великолепную пьесу Гайдна».
«Ах, вот как! — ответил Гайдн. — Ну, она-то мне и не нужна». — «Как, сударь, вам не нужна музыка Гайдна?.. А что, позвольте узнать, вы можете возразить против нее?» — «О! Очень многое, но не стоит о ней говорить, раз она мне не подходит; покажите лучше что-нибудь другое». Тогда торговец, страстный почитатель Гайдна, заявляет: «Нет, сударь, у меня, по правде говоря, есть еще другие ноты, но они не для вас», — и поворачивается к покупателю спиной. Гайдн, рассмеявшись, идет к выходу; в эту минуту в лавку входит один из его знакомых, любитель музыки, и, здороваясь с ним, называет его по имени. Услышав это, торговец поворачивается и, все еще раздраженный, говорит вошедшему: «Да, да! Именно Гайдн! А тут вот нашелся человек, который не любит музыки этого великолепного композитора!» Англичанин смеется; все объясняется, и торговец узнает, кто, собственно, возражал против Гайдна.

***

Однажды в Лондоне Гайдн дирижировал своей симфонией. Любопытные лондонцы покинули места, чтобы вблизи посмотреть на знаменитого человека. Внезапно с потолка упала люстра и со страшным грохотом разлетелась на тысячи осколков. Зрители, столпившиеся у сцены, были спасены по воле случая.
Глубоко взволнованный Гайдн сказал оркестрантам: «Все-таки моя музыка чего-то стоит, если она спасла жизнь по меньшей мере тридцати человек».

***

СПАСЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ
Сохранением «Аделаиды» Бетховена музыкальный мир обязан одному из лучших теноров Германии Барту.
Композитор, будучи недоволен этим произведением, хотел сжечь его, но пришедший в этот момент Барт попросил дать ему сперва спеть его.
Под аккомпанемент Бетховена Барт так пропел арию, что Бетховен вскочил, обнял певца и отказался от своего намерения.

***

Современник Моцарта немецкий музыкальный писатель Ф: Рохлитц рассказывает о посещении композитором берлинского спектакля «Похищение из сераля».
«Моцарт впервые приехал в Берлин к вечеру. Он стал в проходе партера и хотел незаметно послушать музыку. Но то ли ему не нравилось исполнение некоторых мест, то ли он недоволен был темпами, сам того не сознавая, он все ближе и ближе продвигался к оркестру и одновременно то громко, то тихо что-то бормфтал.
Наконец дошло до арии Педрильо)))). Очевидно, в пар-титуруу внесли нечеткую поправку, и вторая скрипка сыграла «ре-диез» вместо «ре».
Тут уж Моцарт не смог больше сдерживаться. Он во весь голос закричал:
— Гром и молния! Играйте «ре»!

***

В 1781 году Моцартом была написана опера «Идоменей». Отвечая отцу, выразившему опасение, не оказался бы «Идоменей» слишком сложным для слушателей, Моцарт спокойно заявил:
— О так называемой доступности не беспокойтесь. Музыка моей оперы — для людей всех рангов, кроме тех, у кого длинные уши.

***

Моцарт, как заправский режиссер, помногу работал с каждым певцом, добиваясь естественности в игре. Немало сил и энергии отдал композитор тому, чтобы и «Дон Жуан» получил достойное сценическое воплощение. Исполнительница роли Церлины, синьора Бонди-ни, как ни билась, не могла правдиво изобразить испуг Церлины, когда на нее нападает Дон Жуан. Тогда Моцарт покинул свое место в оркестре, прошел на сцену и велел снова повторить весь эпизод. Дождавшись наступления нужного момента, он незаметно подкрался к певице и внезапно схватил ее. Она так испугалась, что закричала на весь зал.
— Вот так правильно, — удовлетворенно заметил композитор. — Так вот и надобно кричать.

***

ВДОВА ПАГАНИНИ
Скрипка Гварнери, на которой играл Паганинипотеряла голос. Это было во время концертов Паганини в Париже.
Вновь и вновь он принимался играть, но звук был тусклый и неясный. И в отчаянии, схватив свою скрипку, он побежал к известному скрипичных дел мастеру Вильо-му, славившемуся своим искусством починки старых инструментов. Осмотрев внимательно инструмент, Вильом сказал:
— Скрипку необходимо вскрыть...
Вместо ответа Паганини схватил свою скрипку, сунул в футляр и, ни слова не говоря, ушел.
На следующий день Вильом, взяв необходимые инструменты, сам пошел к Паганини. Увидев Вильома, он покорно протянул ему скрипку и сказал:
— Чините здесь, при мне.
Вильом сразу же принялся за работу.
Взяв ножницы, он воткнул их между декой и бочком. Раздался негромкий треск. Паганини тревожно ходил по комнате.
Снова легкий треск — и крышка отделилась. Паганини вскочил со стула.
— Все будет в порядке, звук останется тот же, но все-таки придется взять ее к себе в мастерскую.
Через неделю Паганини зашел к Вильому. Мастер протянул ему скрипку.
Паганини, волнуясь, приложил смычок к струнам и просиял: звук был старый, тот же, знакомый. Он бросился обнимать Вильома и протянул ему драгоценную шкатулку, украшенную камнями.
— Примите ее от меня. У меня было две одинаковых, одну я подарил моему врачу, другую дарю вам: одну — исцелившему мое тело, другую — исцелившему мою скрипку.
...Паганини до конца своей жизни не расставался с любимой скрипкой. Умирая, он завещал ее музею Генуи — городу, в котором родился. Она лежит до сих пор там, в музее, под стеклянным колпаком, и зовут ее «Вдова Паганини».

***

Во время безденежья Ф. Шуберт зашел в ресторанчик пообедать, но хозяин уже в долг не давал. Тогда Шуберт сел к столу и начал читать журнал. Одно стихотворение ему очень понравилось, он подошел к окну и написал музыку к этому стихотворению. Ноты отдал хозяину. Тот очень обрадовался и принес композитору телятину с картошкой.
Через тридцать лет после смерти композитора музыкальный манускрипт, который Шуберт написал в ресторанчике был продан на аукционе в Париже за сорок тысяч франков.
Это была знаменитая «Колыбельная песня» Шуберта.

***

Однажды Шуберта посетил его друг художник Мориц Швинд. В этот день у композитора кончилась вся нотная бумага, а с деньгами у него было затруднительное положение. Тогда художник подсел к столу и стал наносить на бумагу параллельные линии, заполняя лист за листом. Выход из положения был найден.
Когда впоследствии Швинда спрашивали, какой из своих рисунков он считает личшим, тот отвечал:
— Нотные линейки для Шуберта!

p.s. у Шуберта с деньгами было туго )))

  • 2






Яндекс.Метрика