Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

По эту сторону


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 498 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 438 стаерсов
24 352

Отправлено 22 Ноябрь 2018 - 05:55

По эту сторону
Мы с братишкой бывали в аду. Не в том, где пытают грешников, а в обычном, земном аду.
 
— Ну что, будем?
 
Жест “стой”, задорный взгляд голубых глаз из-под защитного щитка и тихий вопрос. Нас прикрыла стена полуразрушенного дома. Колян достал фляжку, чтобы промочить горло. Он морщится, будто в ней что-то с градусом, но мы на задании. Я знаю — это шутка.
 
— Не пью, здоровье берегу.
 
Никакого алкоголя, только чистая вода и чистый жар пустынного неба над головой, полная пыли и древней смерти пустыня под ногами.
 
Весь отряд уже должен быть на позициях. Сегодня конец долгой охоты. Здесь проходит встреча поставщиков дронов дальнего действия и террористов. Начиненный взрывчаткой маленький квадрокоптер — это не то, что захочешь увидеть за своим окном, и сегодня мы сорвем вечеринку организаторам этого удовольствия. Прерывая отдых, в “ухе” раздается голос командира.
 
— Отходим. Эвакуация. Десять минут, точка сбора. 
— Принял. 
— Принял.
 
Похоже, сегодня черти останутся живы. Я взглянул на напарника. Бегающие по чему-то невидимому глаза, будто смотрящие в никуда. Он часто так застывает на миссиях в тихие моменты. И каждый раз после этого предупреждает о чем-то, что могло бы убить нас. Ловушки, засады, братишка будто знает все наперед. А когда я спрашиваю его, отшучивается, просто предлагает выпить.
 
— Тц. Кто-то облажался. Двинули.
 
Окружив точку сбора, отряд приготовился к эвакуации. Пять “двоек” подошли с пяти направлений. Двадцать глаз наблюдают из укрытий за приближением трех вертушек.
 
— Тёма...
 
Повернувшись, я согнулся пополам от боли, получив удар в живот... Колян… Что? 
Вцепившись мертвой хваткой, он тащит меня от точки сбора, от отряда.
 
— Отходим! Отходим, командир, отдайте приказ!
 
В голосе моего друга тяжелое дыхание отчаяния. Он что, с катушек слетел? Эвакуация…
 
Вспышка сзади. Ударная волна пришла вслед за звуками взрывов и бросила нас на раскаленный песок. Несколько острых, неспешных секунд спустя я, чуть оправившись, поднимаюсь на колени. Все вокруг неспешно покачивается и двоится. Колян тоже пытается встать. Найдя укрытие, мы начали высматривать выживших и ждать приземления транспорта.
 
Две из приближающихся вертушек столкнулись с прочертившими небо дымными стрелами и обрушились вниз в языках пламени. Но последняя забрала нас. Забрала последних двух выживших из 42-й бригады специального назначения.
 
***
 
После госпиталя меня и Коляна уволили в запас. Награждение и символические похороны бригады закончились прощанием. Обсуждать смерть товарищей и даже просто говорить нам было тошно, поэтому мы молча пожали друг другу руки и расстались, даже не обменявшись телефонами.
 
Награды и звание обеспечили мне приличную пенсию и льготы. Той же осенью, под усыпанными красными ягодами и посеребренными первым морозом ветвями рябины, я встретил свою будущую жену, Машу. Устроился в частное охранное агентство. Через год родился мой сын, еще через четыре — дочка. В общем, жизнь наладилась.
 
Спустя десять лет, в один из первых холодных осенних вечеров, мой старый друг встретил меня на скамейке у моего дома.
 
— Тёма.
 
Я не сразу узнал его. Если бы не голос, все тот же, с легкой хрипотцой и смешинкой в конце каждой фразы, я возможно даже не понял, что передо мной человек, который спас мою жизнь. Он сильно постарел и осунулся, выглядел измотанным и изможденным. Несмотря на внешний вид, его хватка на моей руке осталась такой же крепкой.
 
— Колян. Какими судьбами? 
— Да сердечко подсказало. Хех. Навел справки у сослуживцев, где Тёма осел. Вот и заехал повидаться. 
— Пошли давай.
 
Маша уехала с детьми к бабушке, и квартира пустовала. Угостив товарища ужином, я достал закуску и запасенную бутылку хорошей водки и спросил, пародируя его задорную улыбку.
 
— Ну что, будем? 
— Не пью, здоровье берегу!
 
Мы со смехом разлили водку по стопкам и начали отмечать встречу. Я рассказал о семье, детях, работе в охране банка. Вместе посмеялись над историями о моих сослуживцах, многие из них и стрелять толком не умеют, даром что охранка. На вопрос о том, как он устроился, с ухмылкой упомянул внутренние войска. Осознав, что работа секретная, я не стал расспрашивать. 
Бутылка почти опустела, и мы погрузились в воспоминания.
 
— ...а помнишь, как командир кроличью лапку потерял? 
— Да, вот было ору. Слушай. А как ты все-таки понял, что нас там накроют?
 
Колян вздрогнул и налил еще водки. Лицо исказила гримаса вины.
 
— Я знаешь… Вот помнишь, как я мину нашел? Под полом? Еще сказал, что по знаку какому-то чертову? Или засаду ту? Потом еще командира убеждал, что там шайтана увидел. 
— Ну, помню… А это тут при чем? 
— Да я с детства вижу… Всякое. В основном то, что произойдет с окружающими меня людьми. Особенно ярко при прикосновении. В последнее время редко, но, когда на заданиях были, очень часто. Веришь?
 
Я вспомнил все случаи, когда он застывал на пару секунд, уставившись куда-то в пустоту, и все его чудесные прозрения, спасавшие жизни.
 
— Слушай… Да, верю, пожалуй. А что с тем… Ну, когда ребят накрыло? 
— Поздно увидел… Понимаешь, я если что-то четко вижу — это так и будет. Нет там “впереди” ничего неопределенного. А вижу я почти всегда только плохое. Вот и приходится сдерживать себя, не смотреть “впереди” все, только намеки, отдельные моменты, чтобы иметь возможность поменять, склеить из обрывков хоть что-то… Видел тогда отдельные образы, видел, как вертолет падает, видел стрельбу и огонь… Думал, наша бомбардировка с вертушек. А про взрыв понял только за секунды до того, как вытащил тебя оттуда…
 
Я нарушил повисшее молчание.
 
— Ну что, будем? Давай за то, чтобы больше ты ничего такого не видел? 
— Ха-ха-ха, пойдет.
 
Утро прощания. Я проводил Коляна до дороги. Его приехали забрать на машине.
 
— Заедешь еще? 
— Не знаю, работа.
 
Он крепко сжал мою руку. И изменился в лице. 
Выражение его глаз пробрало меня холодом, так, что даже затошнило от кошмарных предчувствий.
 
— Ты что-то…
 
Он вырвал свою руку из моей и скрылся в машине. Все мои звонки и сообщения он проигнорировал. 
Так я во второй раз потерял своего друга.
 
***
 
Секундная стрелка часов дерганно отсчитывает моменты времени. Я пьян? На рабочем месте? Взгляд блуждает по комнате, натыкаясь то на задающую вопросы один и тот же вопрос черную маску, то на стальные двери в главное хранилище.
 
— Назови мне пароль от хранилища.
 
Пустые глаза внимательно следят за моим лицом. Шприц лежит на столе рядом. Я дергаю руками… В ушах звенит, в глазах двоится, как после взрыва рядом.
 
— Пароль. Тц. Похоже, придется немного подождать.
 
Четыре человека в черном с закрытыми масками лицами стоят у окон и дверей. Мои люди лежат на полу, неподвижно. Растянутые наркотиком в моей крови секунды располагают к размышлениям. Воспоминания прорывают плотину наркотического дурмана.
 
На захват здания у них ушло каких-то пять минут, они проконтролировали все тревожные кнопки. Профессионалы. Снаружи наверняка ничего и не заметили, “банк закрыт по техническим причинам”. И теперь им нужен только пароль от главного хранилища. А из всех находящихся сейчас в здании его знаю только я. Только непонятно, откуда они все это знают...
 
— Наш клиент молчит. Кодирован, даже сыворотка не помогает. Отлично, жду.
 
Несколько минут (часов?) спустя дверь в коридор распахивается, и еще один бандит в черной маске вводит кого-то с мешком на голове. Сажают прямо передо мной. Не спеша, как в кошмаре, ткань медленно поднимается, показывая мне лицо моей жены. 
Вся в слезах, отчаяние, прости, прости меня...
 
— Маша… Маша… 
— Итак. Прошу сообщить мне пароль, пока мой друг не украсил твою жену…
 
Выстрел оборвал его речь, выбив содержимое головы на пол. В следующую бесконечную секунду прогремела канонада выстрелов. Когда эхо стихло, на ногах остался лишь последний прибывший. Отбросив пистолет, он схватился за грудь, будто пытаясь прикрыть расползающееся там пятно. 
Подошел ко мне. Стянул маску.
 
— Колян. 
— Тёма. Хех.
 
И пал. Еще долго, связанный, я наблюдал за кровью, пузырящейся на его губах. 
Улыбающихся губах моего лучшего друга.

  • 0

#2 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 498 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 438 стаерсов
24 352

Отправлено 07 Декабрь 2018 - 04:26

ПоТуСторону 
***
 
«В конце концов, все мы умираем… Некоторые из нас даже успевают постареть, завести семью и детей, но в конце… В конце мы всегда покидаем один из множества миров. Мы уходим куда-то вглубь тьмы, из которой и приходим. Так стоит ли бояться? Стоит ли бежать за бесконечностью Жизни? Живи мы вечно, потерялся бы интерес ко всему, потому что мы знали бы, что все равно не умрем. Успеем. 
Скука поглотила бы нас…» 
 
*** 
 
- Так что со мной произошло? Напоролся на руку с ножом? Попал под машину? Упал? Сердце? – с детским любопытством интересовался мужчина в серебристом костюме. Он, и правда, был поражен этим местом. Белое-белое пространство, а вокруг такое тепло… И где-то недалеко слышится музыка. Тончайшая мелодия, словно волшебная. Та, под которую обязательно должны исполниться мечты. Он не мог удержаться и не пойти за звуком. Ему хотелось видеть того, кто играет. Хотелось лично выразить благодарность. 
Чем дальше он шел, тем холоднее и темнее становилось, но ни музыканта, ни инструмента не было видно. Словно играл кто-то незримый. Кто-то парящий в воздухе и ведущий за собой. А может, это и был воздух? Может, здесь воздух – это нечто живое? Несмотря на тьму, что сгущалась, становилась более осязаемой, он все еще верил, что впереди его ждет нечто необычайное, переворачивающее разум и внутренние миры… 
Пространство становилось все ощутимее. Вокруг появлялись стены. По ним тонкими ручейками стекала вода, замерзая где-то у основания, не в силах бежать дальше. Бежать от холода. Холод, и правда, становился сильнее, словно рядом северный полюс и кто-то забыл закрыть дверь. Мужчина ощущал иней на ресницах и дрожь, продирающую до самых атомов и молекул, хотя... Он ведь умер? 
Дверь! Впереди, и правда, была дверь. Тяжелая, черная, железная дверь. Она жалобно и противно скрипела, дергаясь от ветра… Мужчина побежал к ней. Он верил, что за ней-то точно музыкант! Вот сейчас… Нужно только взяться за ручку… 
Музыка исчезла. Взамен огромный белый зал с вычурными колоннами, которые он не раз встречал в учебниках истории Древнего Мира. Высокий потолок. Под ним парили огоньки. Зеленые, черные, красные и привычные желтые. Они четко отражались в белом мраморном полу. Винтовая лестница вела куда-то ввысь, но второго этажа он не наблюдал, и ему казалось странным, что лестница уходила в никуда... 
- Забавно! – насмешливо раздалось из воздуха. Он оборачивался, но никого не наблюдал. Пустота и легкая прохлада. – До чего доводит любопытство! 
- Простите, я не знал… 
- Я знаю, - поспешно ответил ровный, монотонный мужской голос. – Если бы не знал, не впустил бы. 
- Я слышал… 
- Я тоже слышал, – продолжал прерывать его голос. Ему будто нравилось это. Хотя насмешку и иронию едва ли можно уловить. – Это все Кельт, большой любитель музыки, жаль, что Вы не можете его увидеть. Он забавный! Был когда-то… 
- А что с ним… 
- В буквальном смысле поглощен своей альтернативной сущностью. Исчез. Растворился. Впрочем, какая разница? Он может быть огоньком. Одним из них, – предполагал голос, паря где-то вокруг него. 
- А как он… 
- Внешность? – удивленно спросил голос, явно выражая свое недовольство. – Ах, да! Вы же из мира, где внешнее важнее, чем внутреннее. Где обертка – это главное в успехе. Дружба без нее невозможна. 
- Но… 
- Да, согласен, быть уродцем и запущенным нехорошо, но я не об этом, - была бы у этого голоса рука, он бы точно отмахнулся. – Кельт не понравился бы Вам. Вы бы непременно подумали: как такое существо может творить такую музыку? Так что это хорошо, что Вы его не видите, но прекрасно слышите. 
- А может Вы и… 
- Нет! Я не он! – отнекивался голос. – Я есть Суть всего. Я тот, с кем говорят и живые, и мертвые. Тот, кто хранит все мысли, все секреты… 
- Вы… 
- Чтец с Вами! Какая Душа? – фыркнул голос. – Душа – это отдельная субстанция любого живого существа, хотя стоит признать, мы состоим в близком родстве! Она моя сестра… - голос задумчиво хмыкнул, будто припоминая что-то важное. – Или брат? Впрочем, это не так важно. 
- Тогда… 
- Нет и еще раз нет! – категорически бросил голос. – Что же, с Вами мы очевидно встречались реже, или Вы никогда меня не слушали, что вероятнее! Я – Знание! Ну, в большей части своего существования... 
- Тогда Вы… 
- Нет, не могу, простите. Имейте терпение! – строго ответил ему голос. – Сейчас вроки сверятся со списками и направят Вас туда, куда нужно. 
- Вроки? 
- Это милые пушистики с характером недалекого гоблина, – размыто пояснил голос. Он, конечно, ничего не понял, но решил, что переспрашивать не стоит. 
- И правильно! Потому что Вы тоже недалеки от гоблина! – подтвердил правильность решения голос. – Благодарности не стоит, к тому же она неискренняя. 
- Хватит! Я его забираю! – появился из туманного облака, очевидно, тот самый врок. Пушистик-гоблин. Выглядел он, и правда, мило! Наверно, будь такие в мире живых, он бы взял себе одного в качестве домашнего животного. 
- Скорее наоборот! – иронично бросил голос, напоследок рассмеявшись. 
- Наберут идиотов! – выругался врок, когда они в одну секунду переместились на черный мост. Вдали виднелась огромная дверь. На ней была высечена девушка, которую обвивала змея раскрывшая пасть. – На месте! 
- А где? 
- Какая разница! – грубо ответил ему врок, толкнув в спину. – Иди, давай! Встал тут как столб посреди базарной площади! Скорее бы на пенсию! 
 
*** 
Забавно, никогда не знаешь, что ждет тебя там… По ту сторону дверей…

  • 0



Может Вас заинтересовать...

  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение



Яндекс.Метрика