Перейти к содержимому


Фотография

Не слишком длинные рассказы.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 5

#1 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 532 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 560 стаерсов
24 374

Отправлено 15 Ноябрь 2017 - 06:35

Отдам любовь в хорошие руки 
 
Бутылка пива с утра – шаг в неизвестность. Я это точно знал, и потому подойдя к стойке вместо «дайте чаю», сказал: 
 
- Крепленого пива и чипсов. 
 
Замученная жизнью, увядающая красавица за стойкой, молча, отсчитала сдачу и откупорила бутылку. Грязный стакан я побрезговал брать, из него разве что водку пить, что бы продезинфицировать. Но до водки, в девять утра, я еще не докатился. Хотя мысль заманчивая… Стоп, приказал я себе, ты устроил себе внеочередной выходной не для того чтобы в обед лыка не вязать. С такими настроями можно и дома было нахлебаться до полной невменяемости. Мартовское солнышко грело душевно и, хотя на улице лежал упрямый, почерневший снег, протаявшие асфальтовые дорожки наполняли душу теплом, а сквозь витрину из теплого помещения и вовсе казалось, что весна пришла. 
 
Да что это я, удивился я своему брюзжанию, весна-то действительно пришла! Вот об этом и стоит думать, а не о… блин! Опять! Я глотнул кислого ерша, который по какой-то необъяснимой причине назвали пивом. Вот если бы можно было выключать мозг… впрочем, именно этим я и занимался вчера. Тому козлу, что предлагает вам в момент душевной бури выпить что бы «снять напряжение», можете смело плюнуть в глаз. А лучше в оба. Хватит, мысленно заорал я! Не могу больше, ради Бога, хватит! Надо подумать о чем-нибудь другом… я стал смотреть на улицу и чуть не поперхнулся пивом. 
 
На углу стояла старушка с картонкой в руках. Чистая, опрятная, такая побираться не будет. Если таки бабушки стоят с табличками в руках, то или продают «супер средство от всего», не обманывая, сами в это верят или котят раздают. Эта симпатичная бабушка раздавала не котят. На желто-сером картоне аккуратным почерком было выведено: «Отдам любовь, в хорошие руки». 
 
На путану бабушка совсем не походила, да будь она даже представительницей древней профессии, то она должна была, судя по возрасту, находится у ее истоков. И, тем не менее, бабка стояла с такой надписью. Народ проходил мимо, кто-то хмыкал, кто-то тыкал пальцами и откровенно смеялся. Бабка доброжелательно улыбалась. До меня дошло, она блаженная, дурочка. Ну что же, не матом же прохожих посылает и то ладно. Я пошел и взял себе водки, пивом душу не обманешь, решил я. За пластиковый стаканчик с меня содрали полтинник, это у них бизнес такой что ли, не мыть стаканы, что бы наживаться на пластиковых? Бутерброд с сырно-чесночной пастой и полстакана сока – завтрак чемпиона. 
 
Столик еще не заняли, и я вернулся на прежнее место. Бабушка по-прежнему предлагала любовь не задорого, то есть даром. Две девчушки-старшеклассницы, стояли возле ларька и без всякого стеснения обсуждали ее. Их заливистый смех слышался даже сквозь стекло. Старушка что-то им сказала, и они прыснули еще громче. Выйти, что ли покурить, подумал я, желая рассмотреть бабку поближе. 
Пока я пробирался к выходу сквозь толпу, жаждущих залить с утра по раньше глаза, на улицу, к девчушкам подошли двое парней. Друзья или одноклассники, а может и неземная любовь, кто их разберет. Ребята тощие и смешно выглядящие в комуфляжных куртках и огромных армейских ботинках, по-видимому, были из той породы, что извилины в волосах носят, в обритых головах, во всяком случае, ума было не много. 
 
Пацаны выслушали отчет девочек и принялись дружно ржать над бабулькой. Она все улыбалась и вдруг сказала, молодым и сильным голосом: 
 
- А мамка твоя, Антоша, над пустой шкатулкой полдня плакать будет, может не надо? 
 
Один, рыжий и более рослый, с пятью тщательно хранимыми на подбородке волосками, как же признак мужественности, дернулся как от пощечины. Лицо сначала побледнело, а потом пошло красными пятнами. Он резко развернулся и подошел к старухе. 
 
- Че ты гонишь! Корова старая! – старушка безмятежно улыбалась, у парня покраснела даже шея, знакомые они что ли? 
 
- Ты сдурела бабка? – парень вводил себя в состояние злости. – Не …! 
 
Я посмотрел на него, трусит пацан, но к нему подходят остальные. Они же, как свора шавок, по отдельности только погавкать могут, а вместе… Бабку надо выручать. Когда я подошел, девки испуганно ойкнули, почти двухметровый небритый и очень злой по виду мужик, не самая лучшая картина. Пацаны отступили на два шага, настороженно смотря на меня. Я сделал вид, что их тут нет, и обратился к бабушке. 
 
- Доброе утро, вас проводить? 
 
- Ты тот, кто мне нужен, пойдем! – улыбнулась бабка и схватила меня за руку. 
 
- Гондоны не забудь! – Крикнул рыжий хам в след, когда мы отошли метров на десять, он хоть как-то пытался поднять подорванный авторитет. – А то у нее болячки, о которых доктора не знают! 
 
Я развернулся, подошел к нему, другие отскочили метров на пять. Молча, я влепил ему оплеуху, друзья рванули, едва я на них посмотрел. Антон сидел на асфальте, злобно смотрел на меня и держался за горящее ухо. 
 
- Если поймешь за что, вырастешь человеком, если нет, так и умрешь мразью. 
 
Правильно я поступил или нет? Наверное, можно было как-то словами объяснить, что нельзя старому человеку хамить, и уж совсем подло блажную обижать. Да только язык у меня не тем концом видать пришит. Вон и бабулька на меня с осуждением смотрит, головой качает. А не вступись я? Поглумились бы над старым и больным человеком. Хотя больным это я хватил, безумия в ее взгляде не было вовсе. Внимательный и даже глубокий взгляд, слишком глубокий, я поежился. 
 
- Ну, вы это… - сказал я – идите, куда вам надо, они больше не будут приставать. 
 
- А любовь? – спросила старуха, показывая на картонку. – бери даром ведь! 
 
- Извини, бабушка, - вот только этого мне не хватало для полного «счастья» - мне любовь ни к чему, уже наелся до упора. Восемь лет любви мне хватило. 
 
Бабка рассмеялась, звонким молодым смехом, от души и очень обидно, потому что, как я подозревал, смеялась она надо мной. Ладно, подумал я, не сахарный не растаю, а с нее что взять? Блажная и есть блажная. 
 
- Не боись Куликов, это была не любовь, твоя любовь впереди и куда ближе, чем ты думаешь! – она хлопнула меня по груди, развернулась и поковыляла в сторону базара. Я стоял дурак, дураком, откуда она узнала мою фамилию? Ее я видел впервые в жизни, а на лица у меня хорошая память, да и не забудешь такую. А про любовь это вообще, ни в какие ворота не лезло. Про свой развод я в газетах не писал, да и то, что восемь лет на нелюбящую меня женщину потратил тоже. И ведь угадала, не ревность я сейчас испытывал, обиду… Вот такая старушка с плакатиком… Она скрылась в толпе рабочего люда, когда я сообразил пойти за ней, я ломанулся сквозь народ и налетел на худенькую девушку. 
 
- Ой! – вскрикнула она, интеллигентка, следом не послышалось обычной в таких случаях ругани. 
 
Я с грацией медведя кинулся ее поднимать. Высокая, тоненькая, она была чудо как хороша. Поразить ее чем-нибудь кроме разинутого рта, я не сообразил. 
 
- Что же вы на людей кидаетесь? – она не выглядела рассерженной скорее растерянной – За кем так гнались? 
 
- Э… - глубокомысленно заявил я и вдруг, как кто-то подсказал нужные слова – За Любовью гнался! 
 
- И как, догнали? – она, наконец, надела очки и внимательно смотрела на меня. 
 
- Догнал! – ответил я и улыбнулся. 
 
© Роман Ударцев

  • 0

#2 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 532 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 560 стаерсов
24 374

Отправлено 16 Ноябрь 2017 - 03:33

Доживи до заката 
 
Небесная твердь переливалась мириадами звезд, завораживая любого, кто поднимал голову вверх. Глядя на мерцание крохотных светил, не хотелось волноваться и переживать. Хотелось просто лежать и удивляться тому, как же все-таки огромна вселенная, и как в ней мал и незначителен человек. Микроскопический кристаллик в бескрайнем океане равнодушного ко всему мироздания, который радовался, огорчался и мечтал о том, что выживет. Потому что ему было всего двадцать. 
 
Лежа около пушки, Николай смотрел на усыпанный звездами небосвод и размышлял о предстоящем бое. Тем более что вечером на позиции батареи пожаловал замполит полка. Как водится, вручил награды, зачитал приказ о присвоении очередных и внеочередных званий, а потом произнес пламенную речь. Из его выступления все поняли только одно – хана. Основной удар придется на их полк. А это значит, что в живых останутся только самые везучие. 
 
Потому что у истребителей танков «длинный ствол, но жизнь короткая». Пять выстрелов, иногда больше, иногда меньше и все. Взрыв, второй, третий, и «напрасно старушка ждет сына домой, ей скажут, она зарыдает». Николай посмотрел на свою сорокапятку, расчетом которой командовал уже второй месяц. 
 
Истребителей называли по-разному. Официально – чуть ли ни элитная артиллерия специального назначения, в войсках - «Смерть врагу, кранты расчету». Не зря, ой не зря им платили в два раза больше, чем пехоте. Из десяти подбитых танков семь приходилось на истребителей. А из десяти орудий в бою выживала едва ли половина. Могли бы и в три раза больше платить, и в четыре, все равно эти деньги получать некому. Кому повезло - тот в госпитале, а кому нет - в земле. И вторых гораздо больше. 
 
Расчёт Николая называли счастливым. Еще бы, три боя – все целы, а командир получил сержанта и «За отвагу». Везунчики. 
 
Черное небо хмыкнуло, равнодушно мерцая холодным светом. Ему было все равно. А вот командиру орудия – нет. Хотелось выжить и в этом бою. 
Как сказал наводчик: «Помереть геройски – дело не хитрое. Воюй только по уставу – наградят посмертно «Славой»» (орден Славы – авт.). Орден – конечно, хорошо, но вернуться домой – еще лучше. Поэтому командир расчета долго просидел со взводным, после чего вместе с бойцами потратил два часа законного отдыха на рытье, таскание веток и маскировку. Заряжающий откуда-то притащил две дымовые шашки, еще раз все обсудили до мелочей. Только после этого сержант отпустил бойцов. 
 
А сам любовался ночным небом и думал. Сколько выстрелов? Два, пять, восемь? От этого зависели судьба орудия и их жизни. Отвлекшись на падающую звезду, Николай тихо пропел: 
«С неба звездочка упала, ты желанье загадала, ты у неба попросила, чтоб живым вернулся милый. Загадать, что ли, желание?». 
Но яркий шлейф пропал так же быстро, как и появился. 
 
«Не успел», - вздохнул Николай. 
- Успел, - раздалось слева. 
Сержант от неожиданности дернулся и больно ударился головой о пушку. 
- Аккуратнее, солдатик, не ровен час – в госпиталь увезут, - тихий смех заставил сержанта покраснеть. 
- Не в госпиталь, а под трибунал скорее, за членовредительство, - хмыкнул он и оглянулся. 
 
Метрах в пяти от орудия, улыбаясь, стояла девушка лет двадцати, одетая в легкое светящееся платье. Её золотые волосы опускались почти до земли, а глаза… 
- Что молчишь, язык проглотил? - гостья подошла ближе. 
Завороженный невероятной красотой девушки, Николай смог только что-то невразумительно промычать. 
- Ау, воин, очнись! 
- Простите, как вы сюда попали? 
- Ни тебе «здравствуй», ни «разрешите представиться», - девушка нахмурилась. 
- Доброй ночи, Николай, вам здесь не место, - скороговоркой выпалил сержант. 
- Где захочу, там и буду. Ясно? 
 
Гостья раздраженно топнула ногой, и Николай непроизвольно опустил голову вниз, посмотрев на сияющие ярко-красные сапожки. 
- Попался, - рассмеялась девушка, - кто глянет на мою обувь, навсегда приворожен будет. Что теперь скажешь, воин? 
- Согласен, - радостно кивнул сержант, - как говорится, совет нам да любовь, горько, а теперь поцелуемся? 
- Экий ты шустрый, - девушка смущенно отступила. 
- Мы, истребители, должны быть шустрыми. Так как насчёт поцелуя? 
- Вот заладил, поцелуй – поцелуй, - гостья нахмурилась, - русским языком говорю – дух я ночной, Летавицей зовут. 
- Очень приятно, - шутливо отдал честь сержант. 
- Не перебивай, - рассердилась девушка, - любой, кто не устоит перед моими чарами или на сапоги глянет – до самой смерти будет приворожен. 
 
- Подумаешь, - Николай пожал плечами и улыбнулся. 
- Ничего не подумаешь, - Летавица явно обиделась, - от несчастной любви бросишь дом и, как лист в непогоду, пойдешь скитаться по свету, только бы меня из сердца прочь изгнать. 
- Смешная ты, - хмыкнул сержант, - мы и без твоих чар вырваны из дома. Как листья в непогоду, скитаемся по земле. Правда, не одни. 
Он похлопал по стволу сорокопятки: 
- С боевой подругой. Три боя пережили, а утром ждет четвертый, последний 
- Как это последний, - девушка тряхнула копной золотых волос, от чего вокруг разлетелись крохотные искорки. 
 
- Предчувствие у меня - до захода солнца не доживу, - спокойно ответил Николай, - и сколько раз наша сорокопятка успеет выстрелить, неизвестно. Может, один, может – десять. А потом… 
- А потом, - Летавица заинтересованно подошла к пушке. 
- Все, - рассмеялся артиллерист, - немцы жить хотят не меньше нашего. Их танкистам неохота гореть, поэтому заметят и накроют огнем. Так что завтра будешь уже другого привораживать. 
- Вот еще, - фыркнула девушка, - придумал. 
 
- Ничего я не придумал, - сержант похлопал ладонью по стволу сорокапятки, - её «Прощай, Родина» называют. Думаешь, просто так? 
- Выходит, я зря сапожками хвалилась? 
- Выходит, зря, - кивнул Николай, - так мы поцелуемся или нет? Веселее на смерть идти будет. 
- Эх, мужики-мужики, - улыбнулась девушка, - ровно дитенок малый игрушку требуешь. Не для баловства я к тебе прилетела звездой падающей. 
- Жаль, - вздохнул Николай, заставив покраснеть Летавицу, - тогда открой секрет, может, в бою как раз и пригодится. 
- Пригодится, - девушка посмотрела прямо в глаза, - выстрелов должно быть пять. Не больше и не меньше, ровно пять. Помни об этом. А теперь мне пора. 
- Мы увидимся еще? – в глубине души сержант понимал, что это сон. Яркий, сказочный и красивый настолько, что просыпаться совсем не хотелось. 
Летавица грустно улыбнулась: 
- Доживи до заката, Коленька, и я приду, обещаю. А теперь прощай. 
*** 
Несколько часов спустя. 
 
Если закрыть глаза, то казалось, будто огромный великан, закованный в громыхающие доспехи, внимательно осматривает поле боя. Изредка порыкивая, он ищет засады истребителей танков. Сумасшедших артиллеристов, посмевших оказаться на его пути и вознамерившихся помешать! Ему! Вместо того, чтобы трусливо поджать хвосты и отступить, они были готовы… 
 
- К бою! 
- Ориентир второй. Танки! По головному! – подал команду командир взвода. 
- Вижу танки! – Николай открыл глаза и продублировал команду, - ориентир второй, по головному! 
- Есть второй, - отозвался наводчик. 
- Бронебойным! 
- Есть бронебойным! 
- Прицел 13, наводить вниз. 
- Упреждение полфигуры… 
- Огонь. 
 
Взвод слаженно рявкнул залпом. Танк споткнулся и густо задымил. 
«Первый выстрел», - подумал Николай. 
- По правому танку, - донеслось сквозь нарастающий грохот боя. 
- По правому, - тут же продублировал команду сержант. 
- Ориентир третий. 
- Прицел двенадцать. 
- Упреждение фигура. 
- Огонь! 
«Второй выстрел». 
- Правый танк – верно! Давай, мужики. 
 
Теперь все зависело только от слаженной работы бойцов расчета. Их заметили: танк, не сбавляя хода, уже поворачивал башню. 
- Огонь! 
«Третий выстрел». 
Земля взметнулась перед бронированным чудовищем, заставив его злобно выдохнуть. Взрыв грохнул где-то позади. 
- Огонь! 
«Четвертый выстрел». 
- Огонь! Есть! 
«Пятый выстрел». 
 
Победил орудийный расчет. Пока победил. 
- Бросай шашки. Навались! 
Укрывшись за густым дымом, бойцы перекатывали пушку влево, на заранее подготовленную позицию. 
- Быстрее! Стой! Развести станины! – Николай оглянулся. 
 
Великан свирепо ударил по земле рукой: там, где был расчет всего минуту назад, один за другим прогремели несколько разрывов. В этот раз смерть удалось обмануть. Надолго ли? 
 
Но размышлять было некогда. На позиции неумолимо покатилась огромная волна ревущей бронированной смерти. Которой противостояли микроскопические кристаллики – истребители танков, расчеты орудий «Прощай, Родина». Смертники. 
 
- Второе орудие погибло! - крикнул заряжающий. 
Посмотрев влево, сержант увидел задранный ствол пушки. 
«Доживи до заката». А сейчас только полдень. И танков было много, слишком много для одной несчастной батареи. 
- Бронебойным! 
- Ориентир пятый! 
- … наводить вниз. 
- Упреждение полфигуры… 
- Огонь! 
 
Казалось, что в ответ на каждый выстрел огромный великан раздраженно бьет ладонью по земле, стараясь прихлопнуть орудийные расчеты. И промахивается. Вот, сейчас… 
- Навались! 
Хлоп! Взрыв! Раздавил! 
Но через минуту звучит левее: 
- Огонь! 
- Навались! 
- Развести станины! 
 
Великан ревел от ярости, швыряя тысячи смертоносных осколков, и бешено хлопая по земле. 
- Третье орудие погибло! 
- Бронебойным! 
- Огонь! 
- Навались! 
«Доживи до заката». Когда он наступит? Кто знает? Разве что этот безумный великан, который, радостно потирая руки, вскочил и изо всех сил ударил ногой. Попались! 
- Огонь! 
…. 
- Огонь! 
… 
- Огонь! 
 
В конце концов, измотанное чудовище нехотя сдалось, рыкнув на прощание моторами уцелевших танков и пообещав вернуться. 
- Всё? 
Бойцы переглянулись, не веря в случившееся. 
- Всё, - улыбнулся Николай, - дожили до заката. 
 
Как по команде, бойцы подняли головы: обессиленное солнце, замотавшись в красную мантию, торопилось спрятаться за горизонтом, чтобы не видеть изуродованную землю, разорванные в клочья пушки и неподвижные холмики вокруг них. 
- Дожили до заката, - повторил сержант. 
 
- Нет! – великан обернулся и, глядя на счастливых истребителей, яростно ударил ногой по пятящемуся танку, который тут же огрызнулся в ответ неприцельным выстрелом. 
- Вот теперь все, - чудовище довольно рыкнуло и скрылось вдали. 
А вокруг искореженной пушки неподвижно лежал самый везучий орудийный расчет. 
 
*** 
«С неба звездочка упала, ты желанье загадала, ты у неба попросила, чтоб живым вернулся милый». 
Где-то бегали санитары, раздавались команды, натужно гудели полуторки и грохотали танки. Где-то кипела жизнь. 
Николай этого уже не видел, перед его глазами сияло красное солнце, два солнца, три, четыре. Затем их скрыла белая мгла, и боль отступила. На душе стало легко и свободно, хотелось петь, кричать, а потом взлететь высоко - высоко, чтобы… 
 
*** 
- Ты куда собрался? 
Чьи-то руки легли на погоны и мягко, но сильно, удержали сержанта. 
- Летавица, - улыбнулся Николай. 
- Пришла, как и обещала, – девушка рассмеялась, - вижу, успела. Что ж ты, женишок, сбегаешь. Замуж позвал, а сам? 
- Так судьба распорядилась, - сержант пробовал освободиться, но тонкие руки держали крепко, - не я решал, а… 
- Я, - перебила девушка, - решу. Не забывай меня, Коленька, прощай. 
Николай хотел что-то ответить, но Летавица неожиданно сильно толкнула сержанта вниз. Перед тем, как рухнуть на землю, он увидел мелькнувшие перед глазами ярко-красные сапоги. 
 
*** 
- Вот они, - женщина открыла коробку и бережно достала обувь, - когда мне исполнилось четыре, папа подарил на день рождения. Он хотел, чтобы у меня были красные сапожки. 
- Удивительная история, - журналист отложил ручку, с удовлетворением посмотрев на исписанные страницы, а затем взял в руки фото, - это он? 
- Да. После госпиталя вернулся домой, женился. Мама рассказывала, он безумно мечтал о дочери. 
- Значит, вы были любимицей, - журналист аккуратно положил фотографию, - и, как часто случается, отец называл вас как-то особенно, я прав? 
Женщина улыбнулась: 
- Для папы я всегда была Летавицей. 
 
Автор: Андрей Авдей

  • 0

#3 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 532 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 560 стаерсов
24 374

Отправлено 16 Ноябрь 2017 - 11:33

Ванины сказки 
 
Приехала в гости. В гостях сидит мрачный мальчик Ваня, сын хозяина. Ване по литературе задали сочинить небольшую сказку в народном стиле, он бьется над ней второй час и уже озверел от добрых молодцев, ковров-самолетов и угнетённых лисами зайчиков. Сказка не вытанцовывается. 
Ваня серьёзный, умный и похож на Венсди Аддамс в мужской версии. Абы какая сказка ему не подходит. 
Пошли, говорю, вместе сочиним. Ты первую фразу, я вторую, и так по очереди. 
За полчаса накатали сказку. Отредактировали. Принесли показать отцу. 
Сказка такая: 
 
* * * 
Жил мужик, и был у него хромоногий конь. Пошел мужик продавать коня. 
 
Подошел к нему мясник: продай коня на колбасу! 
– Не для того, – отвечает мужик, – я его кормил яблоками медовыми, чтобы на колбасу пустить. 
Подошел крестьянин: продай коня для пахоты! 
– Не для того, – отвечает мужик, – я ему гриву расчесывал и ленты шелковые вплетал, чтобы он под старость лет с плугом мучился. 
Подошла прекрасная девица: продай коня! а я о нем заботиться стану, жалеть его и копыта его хромые теплой водицей омывать. 
– Не для того, – отвечает мужик, – я его всему обучил и две войны на нем прошел, чтобы он домашней игрушкой в бабских руках сделался. 
Ушла девица. А конь, вслед ей глядючи, заржал потрясенно и спрашивает: 
– Слушай, мужик! На смерть ты меня не отдал, в услужение не отправил, неги и счастья для меня не захотел. 
Для чего ж ты меня обучал, яблоками кормил и гриву расчесывал? Вот стою я посреди рынка: учёный, холеный, красивый и с лентой в хвосте. А прок-то от меня какой? 
А мужик ему отвечает: 
– Это всё я делал, чтобы не одному мне такими вопросами задаваться. И чтоб было хоть одно существо, кто ношу мою поймёт и разделит экзистенциальную тоску. 
Осерчал конь, заржал и встал на дыбы, чтобы треснуть мужику копытом в лоб и навсегда его от таких вопросов избавить, да и от экзистенциальной тоски заодно. Но хромыми копытами только воздух впустую рассек. 
– Вот видишь! – сказал ему мужик. – Мы с тобой оба инвалиды, оба убогие, и суждено нам быть вместе. 
И пошли они домой, а ленточка за ними вилась, голубая, в белую рисочку. 
 
* * * 
Ванин папа, прочитав эту сказку, помрачнел и сказал, что во мне умер педагог и слава богу. 
Я возразила, что зато Ваня знает теперь слово "экзистенциальный" и выражение "мудила грешный" (вымарано из текста по соображениям цензуры). 
Ванин папа сказал, что мальчик двенадцати лет вполне мог обойтись без этих знаний. 
Ваня заметил, что с экзистенциализмом вопрос спорный, а вот мудилу грешного он собирается широко применять в школе. 
Потом пришла Ванина мама, бывшая жена Ваниного папы, прочитала сказку, заплакала и сказала, что это про её семейную жизнь, после чего их диалог с Ваниным папой протекал в ключе, крайне далеком от вопросов литературы и школьной успеваемости. 
А мы с Ваней съели пиццу и пересмотрели "Безумного Макса" – отличный фильм всё-таки, про победу зла над злом, как мы любим, и причёска там у шарлиз терон хорошая, хоть и без ленточки. 
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-1 
 
Два дня спустя 
 
Нашу сказку про хромоногого конягу завернули с пояснением: "написано не учеником, а зрелым (!) человеком". 
Ошарашенно свыкаемся с новым статусом, я и Ваня. 
Зрелый человек! Господи, хоть маме показывай. 
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ-2 
 
Ещё два дня спустя 
 
Сегодня Ваня пошёл сдавать вторую сказку, написанную вчера сообща. 
Учительница попросила избегать заумствований и придумать сюжет оптимистичнее. Так мы и сделали. 
 
* * * 
Пришла смерть к кузнецу, всех скосила, кого он любил: жену-красавицу и трёх сыновей. Посмотрел на нее кузнец, помолчал. "Что ж теперь, – говорит. – Дай хоть косу тебе заточу". Заточил и ушел своих хоронить. 
Смерть острие пальцем потрогала. Хорошо заточил кузнец! 
Заглянула к белошвейке, мать с отцом у нее забрала. "Что ж теперь, – говорит белошвейка сквозь слезы. – Дай хоть плащ твой заштопаю". 
Накинула смерть плащ: ни дырочки, ни прорехи. А белошвейка в церкви плачет, свечки ставит. 
Пошла смерть к пекарю. Одна радость была у пекаря – дочка малая, белобрысая, что всё песенки пела да с дворняжкой подзаборной играла. Скосила смерть и малую дочку, и дворняжку заодно, когда кинулась на неё собачонка глупая. 
Взялся пекарь за косяк, чтоб не упасть. Протянул смерти каравай: "Для дочки испёк. Что ж теперь... Угостись хоть ты". 
Откусила смерть от каравая, а он на вкус как облако с медом. Хорош каравай, а только так ей тошно вдруг сделалось, что хоть самой об косу убиться. 
Сняла она капюшон и пошла прямиком к небесному трону. "Сделай милость, – просит Всевышнего, – верни кузнецу жену с сыновьями, белошвейке родителей, а пекарю дочку малую". "Как же это?" – удивился Господь. А смерть всё просит, и плачет, и про какую-то булку твердит. 
Сжалился Господь по великой милости своей. Глядит смерть с небес, а внизу всё, как было прежде: кузнец учит сыновей подкову ковать, белошвейка на скатерти петушка вышивает, пекарь муку просеивает. Только девчонка малая песен не поет. 
"А дворняжка где? – спрашивает смерть. – Где собачонка глупая?" 
"Нет у зверей бессмертной души, – отвечает Господь. – Не вернуть мне ее обратно". 
"А как же дочка белобрысая?" 
"Поплачет и утешится". 
Как стукнет смерть косой по райским вратам – звон пошёл по всему небу. 
"Верни, – говорит, – зверя глупого. А если нужна душа, так возьми мою, раздели между мелкими тварями. Мне без неё только легче, с моим-то делом". 
Вздохнул Господь и сделал по её. 
Спустилась смерть с небес, пришла к пекарю, вытащила из-за пазухи дворняжку. Сунула дочке – а собачонка к той нейдёт. Смерти руки лижет и мордой тычется. Да и у пекаря уже котик сидит на крыльце: серый, ушки дымчатые. 
С тех пор ходит смерть по свету. Никого не жалеет, ни на чьи слезы не откликается. Нет у неё души. А за ней бежит собачонка глупая, дворняжка подзаборная, и будет бежать, пока мир не кончится. 
 
© Эйлин О'Коннор

  • 1

#4 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 532 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 560 стаерсов
24 374

Отправлено 17 Ноябрь 2017 - 05:56

Не спрашивайте, как я оказалась в этом поезде. Это неважно, как и то, что время со вчерашнего вечера течёт для меня совсем идиотски. Важно то, что со станции "Вышний Волочек" в вагон шагнула бабка. Нет, не так: Бабка.
У неё было все, что полагается такой женщине из города с таким названием: свалявшийся мохеровый берет поверх цветастого платка, пухлые баулы и пухлый же внук, недоросль лет двенадцати, обреченно волочащийся за баулами.
 
Поняв, что, "согласно купленных билетов", родственница будет сидеть не рядом, внук было обрадовался. Но баушка лихо затолкала багаж на верхнюю полку - ответом на предложение помощи было суровое "Не трожь!". Оглядела вагон, выбрала жертву - ею оказался безумец, предложивший помощь с багажом - и сообщила:
 
- А нук, давай туда.
 
Жертва как-то сразу поняла, что это было не предложение, и освободила пространство. Утрамбовав внука в кресло у окна, Бабка зловеще сказала:
 
- Будем кушать.
 
Внук втянул голову в плечи. И через секунду весь вагон, а также окрестные деревни, которые "сапсан" пролетает со скоростью 200 километров в час, поняли, почему.
 
Бабка распахнула матерчатую сумку, выбросив в атмосферу запах Котлет. Вслед за ними появились укутанная в полотенчико эмалированная миска варёной картошки и литровая банка соленых огурцов. Конечно, нарезанный хлеб и пучок зеленого лука.
- Щас будет соль в спичечном коробке, - глядя на Бабку с суеверным ужасом, предсказал мой сосед, на вид слишком молодой и модный, чтобы помнить такие детали советских путешествий.
 
- Шоколадка, что не будет, - также тихо отозвалась я.
 
Не знаю, чем я думала, делая эту заведомо проигрышную ставку. Разумеется, соль появилась.
 
- Ба, я не голодный, - безнадежно сказал Внук. - Я вот пить хочу. Где моя кола?
 
- Компот, - отрезала Бабка. - В дорогу сварила. Нук ешь.
 
Внук потянулся к котлете, огреб по рукам и спустя мгновение получил ту же самую котлету с картошкой и хлебом. Тоскливо жуя, уставился в окно.
 
- Нук огурчика, - распорядилась Бабка. - И яйцЫ.
 
Мы с соседом, который, кстати, благородно разделил со мной выигранную шоколадку, вылупились на Бабку. Та осмотрела гору еды и спросила:
 
- А где яйцЫ?
 
В голосе ее слышалась даже растерянность.
 
- Куда яйцЫ делись?
 
И хотя спрашивали явно не нас, мы зачем-то развели руками. Не знаем, не брали, вообще ни при чем.
Бабка начала раздражаться.
 
- Сварила с утра яйцЫ, пять штук, крутые. И где?
 
Мы тихо захихикали.
 
- У меня дитё голодное! - рявкнула Бабка.
 
Следующие десять минут она выворачивала в проход свои баулы, а весь вагон внимал душераздирающей истории пропавших яйцОв, пяти штук, крутых, и обреченного голодать "рябенка", каковой в это время с олимпийским спокойствием жевал котлету.
 
В проходе появилась женщина с младенцем.
 
- Потом приходи, - отмахнулась Бабка.
 
- Нам надо сменить памперс! - возмутилась женщина. - Он покакал!
 
Бабка поднялась от баулов и, вперив в младенца ястребиный взор, проорала буквально следующее:
 
- Покакал - значит, жрал! А моему с голоду помирать??? ЯйцЫ-то пропали!
 
- Да она троллит, - восхитился мой сосед.
 
- Извините, - забормотала женщина с младенцем, - я не знала, что у вас тоже маленький ребёнок... Я в другой вагон пойду.
И тут "маленький ребёнок" издал звук, который издаёт 100 процентов взрослых мужиков после кружки пива.
 
Не в силах больше сдерживаться, мы с соседом захохотали в голос.
 
Появилась проводница:
 
- Что тут у вас происходит?
 
- Не твоё дело! - гаркнула Бабка, запихивая баулы обратно. Видимо, смирилась с потерей. Плюхнулась в кресло и отвесила Внуку легкий, но обидный подзатыльник. - А ты ешь давай, а то мать скажет, я тебя голодом морю!
 
И тогда Внук, который явно устал чувствовать себя бессловесным рождественским гусем, восстал. Он откашлялся и светским тоном обратился к проводнице:
 
- Простите бабушку. Она потеряла пять своих яиц и немного нервничает.
 
Если Бабка что и сказала, мы этого не слышали: вагон загоготал так, что, кажется, даже метель за окном прекратилась.
 
Вы, наверно, думаете, что дальше было так, как у меня часто бывает: мы с Бабкой поговорили, и оказалось, что никакая она не Бабка, а вовсе солист Большого театра, тонкий, интеллигентный и местами скрипач, а я просто не сразу разглядела.
 
Кхм.
 
Ну мы поговорили, да. Перехватив мой взгляд, направленный на остатки пиршества, Бабка спросила:
- Что, не собрала в дорогу-то?
 
- Не собрала, - повинилась я.
 
- Ну вот и сиди теперь не жрамши, - ответила Бабка. - Овца безрукая.
 
С.Иванова

  • 1

#5 Remalk

Remalk

    Мастер

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 1 254 сообщений
  • 123 благодарностей
  • 3 920 стаерсов
1 107

Отправлено 25 Июнь 2018 - 06:26

Меня уже лет 12 мучает такая вот фигня...

Консультацию с Врачем я оставил на потом.
Но, будучи существом разумным я ,буквально через два дня буду прислушиваться к советам врача.

Ха. Но,сегодня я ее буду лечить с помощью водки.
Нашел чем лечить,скажите вы??!
Да не скажите, не скажите!
На ДР Братана.

Подождем ,когда ты придешь.
Выпил за здоровье ,выпил за здоровье еще раз.
Поддержал еще одного тостующего
Боли нет.Как я и думал.
Если бы пива выпил, или вина,то голова бы сразу заболела.
Выпил еще раз,завершающий.
За именинника.Боли нет.
Но, тут мне просто нужно было из себя покорчить трезвого.
После выпитого. Много времени прошло. Более пяти часов.И тут
едва заметное шевеление.
Ко мне приближается мерзкая хрень под названием- мигрень.
Начинает болью левый глаз наливаться.
Медленно и верно боль в левую часть головы зашла.
Опять эта тварь приползла. Показала всю свою силу.
Сную по хате, туда и сюда. Словно клоп. Сил уже нет.
Голова раскалывается.
Голова просит ее прибить, убить и размозжить к чертовой матери.. господи.
Не болей,.не боли.. Сука. Господи. Господи. "рыба" за что же.
"рыба", я брошу курить и пить, сука.
Какой то полушепот вырывается из губ. "рыба"х, блях, блях. "рыба"х. Немного легче.
И чувствую, что резко не хватает мне воздуха.

Вздыхаю полной грудью, и … боль с новой силой пронизывает мою головешку.
В душ. скорее в душ. Под

 
горячую воду свою дурную голову положить.
Воды горячей нет. Ночь же.. Надо ждать полчаса. А может холодной водой попробовать?. Попробую.
..Аа-а-а-а-а.…Чуть не взвизгнул от боли. Холодная струя воды, словно иголки вбивала в мою черепушку..
"рыба"ть, да как же вы не понимаете, что ваша головная боль после бодуна – это пшик, по сравнению с болью в этой одной половине моей головы, вы мне цитрамон предлагаете..…

Сижу, полусидя в ванной..Вода течет из душа,становится чуть теплой. Душ на голову.
Голове становится чуть легче.
Я весь такой жалкий, мокрый настолько, что…
Вот! Легко стало. Вода горячая из душа обтекает своими брызгалками мою голову!
Боль постепенно улетучивается, хочется есть! Хочется радоваться жизни!!.Но, пока ночь. До утра еще надо доночевать. Хоть и нет такого слова.
Утром меня ждет тоже самое.

  • 4

#6 Xander ©

Xander ©

    Ветеран форума

  • Главные модераторы
  • 7 731 сообщений
  • 496 благодарностей
  • 30 248 стаерсов
6 004

Отправлено 13 Август 2019 - 04:56

Асимметричная ответка 
 
- Грымц! – внутрь маленького магазинчика со свистом влетел аграмадный кирпич, и хозяин волчком покатился под прилавок. 
 
Стекло витрины осело с громким противным хрустом. Но шум бьющегося стекла перекрыли гортанные крики грабителей. 
 
- Опять! - хозяин магазинчика вжался в пол и прикрыл голову. Всегда думается, что беда случается только где-то по телевизору. И никогда не верится, что она может прийти и к тебе. 
 
Налетчики, тем временем, шустро опустошали витрину. Магазин торговал дорогим табаком – сигары, сигариллы, классный трубочный табак и разные прибамбасы для табачных гурманов. Постоянный контингент покупателей … Прибыльная и спокойная торговля. Казалось бы, какой дурак станет грабить такой магазин? Сигары, конечно, штука дорогая, но не ходовая. Но нашлись лиходеи, вернее, … пешком притопали в толпах арабских беженцев в Европу. 
 
К такому нашествию маленький европейский городок был не готов. И, в первую очередь, оказалась не готова полиция. После того, как большой супермаркет, в ответ на лавину мелких краж, удвоил штат охраны, нежданные гости переключились на мелкие магазинчики центральной торговой улицы. 
 
Налеты проходили по отработанной схеме: Бамц! – мужчины кидают булыжник в витрину, сгребают с нее товар и удирают. А женщины и дети осуществляют прикрытие - с плачем и воем цепляются за приехавших полицейских, чтобы те не догнали их криминальных родственников. Попробуй-ка долбани по кумполу на глазах толпы картинно ревущего навзрыд малолетнего кудрявого ангелочка! Враз на телефон сфоткают, и в сеть выложат. Вот и несла убытки беззащитная мелкая торговля. Мало того, что товар сперли, так еще и витрины меняй то и дело! 
 
В этот раз владельцу табачного магазина особенно не повезло. Кроме того, что любители бесплатного курева себе сигар от пуза натырили, так еще одного чернокудрого ангелочка витринным стеклом шибко порезало. Пришел счет на лечение – ребенок от вашей витрины пострадал! И предписание «Установить витрины из безопасного стекла, дабы не создавать угрозы пешеходам на улице». 
 
Хозяин за голову схватился: 
 
- Итак в этом месяце одни убытки! А теперь дорогущий триплекс приказывают ставить на все витрины! Зачем? Чтобы этим гадам и их отродью безопаснее разбойничать было? 
 
Был созван большой семейный совет. За круглым столом, помимо главы семейства, уселись специально приехавшие обсудить вопрос жизни и смерти сыновья с женами. Посерди стола, словно похоронка их бизнесу, лежал документ из муниципалитета. Долго думали, гадали - куда ни кинь, всюду клин. Лучше всего бы лавочку продать. Да кто ее теперь купит! И тут заговорила нелюбимая в семье невестка младшего сына: 
 
- Der’mo vopros! 
 
Никто ничего не понял, потому что она это сказала по-русски. Младшенькому сынку, маменькину любимчику, женится на чужестранке, конечно, разрешили, но нос от нее семейство воротило. А русская, не смущаясь, продолжила уже на понятном всем языке: 
 
- Мой российский кузен у себя в городе несколько магазинчиков на окраинах держит. А там такой закон джунглей, что против них ваши беженцы - ангелы с крылышками. Orgsteklo надо ставить! 
 
Что такое Orgsteklo никто не знал, но слово было произнесено, направление поиска задано. А найти что-то в наш век интернета уже дело техники. И вот румяный русский дальнобойщик (при нынешнем курсе рубля к евро самое дешевое оргстекло нашлось в России) уже выгружает витрины у табачной лавочки. 
 
И вот, спокойный вечер на тихой улочке. К витрине с сигарами на полусогнутых ногах крадется подозрительная личность. Почему подозрительная? Наверное, потому, что постоянно оглядывается, а в руках имеет нехилый булыжник. И вот она цель - заветная витрина! Фигура распрямляется и, на манер волейболиста, делающего подачу, запускает кирпич в стекло. Витрина, недолго думая, швыряет булыгу обратно в обидчика. Потому что у оргстекла, помимо ударопрочности есть еще одна особенность - упругость, и брошенные предметы оно нехило отбрасывает назад. А угол падения, как известно из физики, равен углу отражения. Поэтому ассиметричная ответка прилетает стрелку прямо в лобешник. 
 
Любитель дармового табака в ауте до приезда полиции. Плакальщицы из группы поддержки пытаются его оттащить, но тщетно. Кабанчег здоровый! Наряду остается только транспортировать тело в участок. И так несколько раз, пока жулики не поняли, что против закона, особенно если он физический, не попрешь. 
 
Торговцы из соседних лавочек посмотрели-посмотрели на такое дело … И вот, через неделю знакомый дальнобойщик снова выгружает оргстекло на торговой улице. Только уже в гораздо большем объеме. 
 
© Irina

  • 1






Яндекс.Метрика