Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Позитивные Сказки


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 22

#1 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 04:05

Чтобы помнили
 
— Шаман! — негромко позвал вождь. 
Ответа не последовало. Вождь осторожно взялся за краешек шкуры, закрывавшей вход в пещеру, и потянул. 
— Шама-ан! — повторил он. — Шаман, ты тут? 
В пещере завозилось, зашуршало, зачавкало губами, потом из дымной полутьмы донеслось недовольное: 
— А где еще мне быть? 
— Я тут это… 
— Заходи внутрь, — перебил его голос шамана. — Тепло не выпускай. Небось, не май месяц на дворе. 
Вождь боком протиснулся в пещеру, заморгал, пытаясь привыкнуть к слабому свету костра, разведенного под глиняным горшком. Шаман сидел на грязной шкуре, расстеленной в дальнем углу пещеры, позевывая и протирая кулаками глаза. 
— Я разбудил тебя, шаман? — ужаснулся вождь. — Прости меня, пожалуйста… 
— Я не спал. 
— Просто сейчас середина дня, я думал… 
— Сказал же — я не спал! — рявкнул шаман и широко зевнул. — Я размышлял. Чего тебе нужно? 
Вождь замялся. 
— Я тут подумал… — и замолчал, смущенно ковыряя пол пещеры большим пальцем ноги. 
— Ну, молодец, — похвалил его шаман. — Делай так почаще, это хорошее хобби. 
— Чего? — переспросил вождь. Он быстро заморгал, мохнатые брови сошлись у него над переносицей, что было верным признаком усиленной работы мысли. 
— Неважно, — отмахнулся шаман. — Все равно не поймешь. Это все? 
— Не, — сказал вождь, запуская палец в нос. — Я это, чего подумал: вот мой отец был вождь племени, так? 
Шаман пожал плечами. 
— Ну, более или менее. 
— И мой дед был вождь племени, верно? 
— Тебе виднее, я вас всех не запоминаю. 
— Вот именно, шаман. А ведь и до них были вожди! И никто их уже не помнит. Я спрашивал племя — моего отца еще смутно помнят, особенно женщины. А деда даже старухи не вспомнили, память у них уже не та. Ну, а тех, что до деда были, и вовсе никто не знает. А ведь, должно быть, мудрые были вожди, сильные, славные! А? 
Палец вернулся из ноздри с добычей, вождь критически ее осмотрел и вытер о набедренную повязку. Шаман вздохнул. 
— Очень мудрые, — подтвердил он. 
— Так вот, — продолжал вождь. — Я и подумал: а если меня мамонт на охоте затопчет, или я с дерева упаду? 
Шаман снова передернул плечами. 
— Было бы неплохо, — буркнул он себе под нос. 
Вождь быстро замотал головой, грязные волосы разметались вокруг его головы. 
— Я не о том, — сказал он. — Что, если и меня племя забудет? Вот, помру я, пройдет время, и никто не вспомнит? 
Шаман кивнул. 
— Ага, — сказал он. 
— Что «ага»?! — взвился вождь. — Я тут вождь или хвост коровий? 
Шаман внимательно осмотрел вождя, пожевал губами. 
— Вождь, — неохотно признал он. 
Вождь кивнул. 
— Ну так вот, — сказал он. — Хочу, чтобы меня помнили. Хочу, чтобы внуки моих внуков говорили: «Вот, был вождь Угу, самый лучший вождь племени». 
Шаман вздохнул. 
— А от меня-то что требуется? — спросил он. 
Вождь смущенно почесался под набедренной повязкой. 
— Ну… — неуверенно сказал он. — Ты это… Наколдуй чего-нибудь. Ты же все можешь. 
Шаман потеребил бороденку. 
— Это трудно… 
— Пять бизоньих шкур, — поспешно сказал вождь. 
— Хм-м-м… 
— И нога антилопы. 
Шаман кивнул. 
— Ну и большой горшок для варки мяса, разумеется, — произнес он задумчиво. — Пусть твоя жена принесет его завтра. Проследи, чтобы она не забыла наполнить его вареным мясом. 
— Конечно, — кивнул вождь. — Значит, сделаешь? 
Шаман важно кивнул. 
— Конечно. Но это еще не все. Нужно, чтобы ты выполнил кое-какие ритуалы… 
— А без этого нельзя? — забеспокоился вождь. — Может ты как-нибудь сам? Постучишь в бубен, поколдуешь, а?.. 
— Я-то постучу, — сурово ответил шаман. — Кого люди должны запомнить, тебя или меня? 
— Меня, — уныло признал вождь. 
— Ну так слушай сюда, — сказал шаман, загибая на руке палец. — Во-первых, нужны открытые голосования. 
— Чего? 
— Голосование. Обряд такой. К примеру, ушли олени на юг. Выходишь к племени, говоришь: голосуем! Кто хочет перекочевать на юг, за стадами оленей, поднимите руку. Потом считаешь руки. 
— Э-э… 
— Я сам посчитаю, ясно? И тебе скажу. Если поднятых рук много, говоришь: большинство проголосовало «за», значит, кочуем. 
— Так ведь это… Если стада уйдут на юг, нам и так придется следом идти. Зачем это… как его… голое сование?.. 
— Сказал же: обряд такой! — рассердился шаман. — А люди потом скажут: мудрый вождь, с народом посоветовался. Никто и не поймет, что выбора не было. Да и вообще, сделать можно по-своему, главное — чтобы голосование было. 
— А-а-а… — почесал в затылке вождь. — Понял. 
— Ничего ты не понял, — сказал шаман. — Просто делай, как я скажу. 
Он загнул второй палец. 
— Слушай дальше. Всем старикам, кто не может охотиться, назначишь пенсии. 
— Чего? 
— Пенсии, говорю, — повторил шаман. — Тьфу… Кормить стариков мясом надо. Всех, даже тех, кто уже ходить не может. 
— А чего их кормить? — удивился вождь. — Берешь камень побольше, хрясь, и не надо никого кормить… 
— Это пенсия, осел, — оборвал его шаман. — Колдовство такое. 
Вождь открыл было рот, чтобы возразить, но шаман уже продолжал: 
— И в-третьих… 
— Сколько же у тебя этих пальцев, — обеспокоенно сказал вождь. 
— Это самое важное, — сказал шаман. — Ты сейчас от всей добычи берешь себе половину, так? 
— Ага, — кивнул вождь. — Я же вождь! 
— Вот, — сказал шаман. — А с сегодняшнего дня бери поровну со всеми. 
— Это еще зачем? — не поверил ушам вождь. 
— За деревом! — огрызнулся шаман. — Чтобы люди думали, что ты щедрый и справедливый. 
Вождь нахмурился, слова шамана показались ему зловещими, хотя смысл от него ускользал. 
— Через какую-нибудь пару лет, — продолжал шаман, — люди будут тебя обожать. Хорошего вождя люди сами захотят помнить. Возьмут каменный топор, высекут на скале твой портрет, подпишут: «Угу, самый лучший вождь племени». Я потом придумаю письменность, может, на той неделе, чтобы можно было подписать… И уж тогда тебя никто не забудет. 
— Никогда? — недоверчиво спросил вождь. 
— Никогда, — пообещал шаман. 
Вождь задумчиво пожевал губами. 
— Ждать уж очень долго, — сказал он. 
— Ну, а ты как хотел? 
— Побыстрее бы… 
Шаман вздохнул. 
— Иди. Сегодня назначаешь пенсии, завтра — устроишь голосование. Про добычу не забудь: со всеми поровну. 
Вождь печально вздохнул и вышел. Когда шкура за ним опустилась, шаман почесался и улегся обратно на шкуры. Через несколько минут тишину пещеры нарушал только мирный раскатистый храп. 
На следующий вечер вождь вернулся. 
— Вот и ты, шаман, — сказал он, завидев шамана, сидящего на корточках рядом с пещерой. Перед шаманом стояла плошка с ягодами, которые шаман неторопливо отправлял в рот. 
— Вот и я, — хмуро отозвался шаман. — А вот ты. Мы оба тут, нет только моего горшка с вареным мясом. 
Вождь отмахнулся от него. 
— Шаман, я все сам придумал. Я сделал по-другому. 
— Да ну? — приподнял бровь шаман. 
— Ага, — радостно кивнул вождь. — Пойдем, покажу! 
Шаман не двинулся с места. 
— Идем, идем! — потянул его за рукав шкуры вождь. 
Шаман неохотно поднялся и последовал за вождем. Тот обогнул холм, спустился по лощине и наконец остановился перед плоским обломком скалы, лежавшим у тропинки. 
— Вот! — гордо сказал вождь. — Вот, видишь? И не надо никаких этих, сований, или как их там. 
Шаман взглянул на камень. На гладкой поверхности виднелись глубокие царапины, приглядевшись, шаман понял, что они изображают человека с дубинкой в руке. 
— Примитивное искусство, — сказал шаман. — Это, стало быть, ты сам? 
— Ага! — с гордостью произнес вождь. — Отличный рисунок, ты с первого взгляда понял, что это я. По этой тропинке все племя каждый день ходит, все будут видеть меня, и никогда не забудут. Будут говорить: «Вот, это Угу, он самый лучший вождь племени, потому что он на камне нарисован!» Здорово я придумал? 
Шаман помолчал. Потом пожал плечами. 
— Ну, — сказал он, — что-то в этом есть. 
— Я мудрый, — сказал вождь. — Ты тоже мудрый, шаман, но я мудрее. 
Шаман вздохнул. 
— Горшок с мясом чтоб был в моей пещере завтра, — сказал он. — И про бизоньи шкуры не забудь. Это моя идея, так что ты мне должен. 
Потом он отвернулся и неторопливо побрел по тропинке обратно. Дойдя до поворота, он обернулся к вождю, все еще любовавшемуся своим портретом, и добавил: 
— И вот что еще… Я конечно не спорю, можно и так. Помнить-то они будут, вот только… 
— Что? — недовольно спросил вождь. 
— Да нет, ничего, — ответил шаман. Секунду помедлив, он снова повернул голову к вождю и добавил: 
— Если захочешь узнать, почему люди над тобой смеются — заходи, растолкую. 
И ушел.
 
© Алексей Березин

  • 2

#2 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 04:07

Добрые дела и их последствия 
 
В голову Кощея летела ваза. Красивая ваза. Китайская. 
Кощей неприлично взвизгнул, но успел увернуться. Вазу, конечно, жаль, но голову жаль больше. 
Правда, горевать о раритете долго не пришлось, следом летел французский сервиз. Летел по частям. 
 
-Дура,- взревел Кощей, - ты знаешь, что это? Ты знаешь, сколько это стоит? Я его у Синей бороды в карты выиграл. Да я яйцо на кон ставил! 
 
В ответ прилетела чашка от сервиза. Тонкий фарфор разбился, кажется, даже не долетев, до стены. 
 
-Плевать на твое яйцо! - истерично кричала в ответ Василиса,- у тебя бы ещё одно осталось. А вот если не вернешь все, как было, я тебя всех яиц лишу. 
 
Не став отвечать, Кощей ретировался в сокровищницу. Двери здесь были из зачарованного дуба, сломать их не мог даже Змей Горыныч. Он как-то на спор пробовал, пьяный, конечно, был. Но кто трезвым двери дубовые ломать полезет? В результате Кощей пополнил казну, а Горыныч зарекся иметь с ним дело, справедливо полагая, что без еврейских корней у Кощея не обошлось. 
 
Забаррикадировавшись, в сокровищнице, Кощей стал судорожно, искать наливное яблочко с тарелочкой. 
 
-Где же ты, ну где? - лихорадочно бормоча, Кощей рылся в вещах. По мере усиления ударов, усиливалась и паника Кощея. 
 
-Сломает. Ой, сломает ведь. Вот связался, и зачем мне это нужно было, и зачем я повелся на её уговоры. Женится, им приспичило. У-у-у-у!!! - последний вой совпал с очередным ударом в дверь. 
 
Наконец комплектующие связи были найдены. Кощей глубже зарылся в самую дальнюю гору золота и дрожащими пальцами стал набирать координаты Яги. 
 
*** 
 
Яга спала. И снился ей пляж, белый песок и сильные руки массажиста. Вот он наклоняется к её уху, и наверно скажет сейчас что-то неприличное. Яга даже зажмурилась от удовольствия. 
 
-Яга! Твою мать! Оглохла там! Яга! Она дверь доламывает, срочно ответь!- заорал дурниной массажист. 
 
От неожиданности Яга скатилась с печки. Теплый песок и мускулистый мачо, печально улыбаясь, помахали ей вслед. 
 
Плохо соображая после сна, Яга с трудом нащупала яблоко и легко толкнула его по тарелочке. 
 
Отражение Кощея было слегка размытым и нечетким. 
 
-Ну, старая, отвечай уже, сейчас от меня одни рожки останутся, а ножки на холодец пойдут,- громко шептал Кощей. 
 
-Кощь, за «старую» ты мне еще ответишь, - буркнула ведьма, - зачем разбудил, костлявый, знаешь ведь, у меня энто…сиеста послеобеденная, вот. Все зверье лесное знает, нельзя будить меня после обеда, ежели сам не хочешь в печь попасть. 
 
-Ягуся, милая, выручай! - лихорадочно блестя глазами, затараторил Кощей, - она из меня сейчас сосисок навертит. 
 
-Да кто «она», объясни нормально. 
 
-Да Василиска, эта, будь она не ладна. Она дверь в сокровищницу доламывает. 
 
-Эта ту, которую наш чешуйчатый не смог проломить, - удивилась Яга, - сильна баба, и чем ты её так достал? 
 
- Ох, не перебивай! Они пришли ко мне с Иваном…ну тот, который дурак, - пояснил Кощей, в ответ на вопросительно поднятую бровь Яги,- так вот, они пришли, попросили превратить Ваську эту в жабу…или лягушку не помню. Ванька бы её спас, они бы поженились, нарожали детей, и все было бы у них чудесно и прекрасно. 
 
-Но что-то пошло не так, - заметила старая ведьма, - Кощик, я вот пять веков тебе твержу, ну завязывай ты с колдовством. Чахнуть, не, знаю над, чем ты сейчас чахнешь, у тебя лучше получается. И почему в лягушку, тебя история с той змеёй ничему не научила? 
 
-Не знаю, почему лягушка, первое, что в голову пришло. Так вот, на чем я остановился?...А да, превратил, я её значит в лягушку, Ванька её поцеловал. Но то ли я ингредиенты перепутал, то ли жабьи шкурки не свежие были, но Василиса при обратном превращении приобрела красивый зеленый оттенок…и перепонки…и мух стала уважать, как редкую гастрономическую добавку к пище. Теперь Васька буянит, разворотила мне пол дворца. Всю коллекцию редких китайских ваз раскурочила, сервиз, французский, что я у Синей Бороды выиграл, разбила. 
 
-А, помню-помню, ты тогда жульничал по черному, и хорошо, что Борода уже буквально синий был, столько то выпить. 
 
-Так, что делать Ягуша, - Бессмертный тяжело вздохнул, - она дверь скоро сломает. Помогай. 
 
Яга почесала в затылке, осмотрелась кругом, тяжело вздохнула. 
 
«Паутину надо бы убрать, вдруг царевич, какой заглянет на огонёк» - подумала ведьма. А потом вспомнила сладкий сон, пляж, массажиста и ещё раз тяжело и с придыханием вздохнула. Кощей на том конце провода насторожился, но ничего говорить не стал, вдруг с мысли собьет. 
 
-Эй, бабуся-минут через пять напомнил о себе Бессмертный, - ты не забыла про меня? 
 
-Да помню я, помню, есть у меня одно заклинание, - пробурчала Яга,- шкура лягушачья у тебя? Отлично, бери её, сейчас перенесу тебя, приготовься. Эй! Трое из ларца, перенесите Кощея ко мне сюда…и можете не осторожничать с ним, он один фиг, бессмертный. 
 
 
*** 
 
Кощей сидел на полу избушки и тряс головой. Звон в ушах никак не хотел проходить, перед глазами все плыло. Кажется, где-то над дубом в Лукоморье его уронили на этот самый дуб, а потом они столкнулись со стаей диких гусей. Какой леший, понёс, Нильса и его компанию в Лукоморье, Бессмертный не знал, но столкновением не был доволен ни Кощей, ни гуси, ни Нильс, который упал и затерялся где-то в кроне дерева. 
 
-Яга, а нельзя было как-то поаккуратнее меня перенести, телепортировать что ли, а то все по старинке работаешь. В каком веке живем? Пора новые технологии осваивать. 
 
-Кощик, не беси меня, - попросила Яга, доставая из сундука дубинку и задумчиво вертя её в руках, - давай решим твою проблему и иди ты…куда-нибудь, утомил. 
 
Дубинка со вздохом была отложена в сторону, следом из сундука появился котелок. 
 
-Давай, - сказал Кощей, вставая и потирая ушибленные бока,- колдуй, ведьма, а я тут посижу. 
 
-Я? - удивилась хозяйка избушки, - нет, чахоточный, ты колдовал, тебе и ответ держать. Вот тебе котелок, бери вон тут книгу на полке, а я тебе помогу ничего не перепутать. Сейчас мы твою проблему отправим в какую-нибудь сказку, подальше от нас. Обратим её обратно в лягушку, и пусть её принц заморский целует, раз ей наши «вани» не подходят. Кстати с Ванькой то что? Перепугался, небось? 
 
-Да что ему сделается? Он на Ваську сначала глаза вылупил. Потом зарубить пытался. Ну а потом Василиска разбушевалась, как Фантомас…зеленая, кстати, такая же. 
 
Кощей вздохнул, подошел к дубовому шкафу, достал книгу заклинаний и открыл на нужной странице. Теорию волшебства Кощей знал на «отлично», а вот с практикой постоянно возникали проблемы. Одно только воспоминание том, как он засовывал яйцо в утку, а утку в зайца, вызывало у Кощея оторопь. И ведь сам колдовал, винить некого. Пока, Бессмертный, предавался воспоминаниям, Яга успела собрать все компоненты для зелья и вывалить их на стол. 
 
-Вот, чахоточный, как говорится «колдуй баба, колдуй дед», а я посмотрю на это дело, подсоблю, где нужно будет. 
 
-Ягусь, а в какую сказку отправлять, чего то я не помню, ту, где у них принц целует жабу? - спросил Кощей, перемешивая ингредиенты. 
 
-Не жабу, а лягушку, это раз, а во-вторых, не было, значит, будет,- Яга критически посмотрела на зелье,- добавь туда ромашки сушеной. Вот, теперь нормально. Где там шкурка лягушачья? Бросай туда же и читай заклинание. 
 
Кощей, наморщив лоб, начал бормотать под нос заклинание. В какой-то момент, Яге показалось, что он сбился и запнулся, но Бессмертный продолжал вполне уверено, и она успокоилась. 
 
Где-то далеко громыхнуло, сверкнула молния, и все затихло. Кощей втянул голову в плечи, явно ожидая удара током по маковке, но вокруг стояла странная тишина: птицы умолкли, ветер затих. 
 
-Катни яблочко, хочу посмотреть, что у меня во дворце делается. 
 
Яга подтолкнула яблочко, и оно покатилось по блюдечку. В блюдечке показалась задумчивая зеленая физиономия, судя по всему Василисы. Она как раз прикидывала, чем ещё можно будет опробовать на прочность зачарованные двери. Пока результатом всех её усилий стали лишь трещины у косяков и пара выбитых досок. Горыныч, увидев это, залился бы горькими слезами, ему и такого не удалось. 
 
Внезапно отражение поплыло, смазалось и вот уже блюдечко показывает полянку с колодцем и зеленую лягушку, задумчивость на её морде сменилась недоумением. Лягушка подскочила к луже у колодца, посмотрела на себя и внезапно красивым баритоном начала чихвостить Кощея, выдавая такой мат, что Яга даже заслушалась, некоторые выражения были её не знакомы. 
 
-Кощик,- вкрадчиво поинтересовалась Яга, когда блюдечко завершило трансляцию,- что-то мне подсказывает, что ты опять чего-то напутал. Почему у нашей Василисы голос мужика? 
 
-Ну-у,-Кощей, задумчиво почесал в затылке,- понимаешь, кажется я её вместо Василисы, Васькой обозвал при чтении заклинания. Так, что вот, теперь есть, то, что есть. 
 
-И как мы теперь сказку назовем, вряд ли принц станет целовать мужика, даже если он когда то был царевной. 
 
-А пусть её принцесса и целует, - осенило Кощея,- и будут они жить долго и счастливо, и так далее по тексту. 
 
-Ну, ладно. Кто у нас там, рядом из ребят, курирующих сказки? 
 
-Да, вроде эти, два брата Яшка с Васькой, они недавно имена другие взяли, теперь они Яков и Вильгельм Гримм,- сказал Кощей. 
 
- А, эти, помню, нормальные ребята. Предупреди их, пусть присмотрят, за нашим принцем-лягушонком, да организуют ему сказку. Василиса после встречи с тобой заслужила своё долго и счастливо. 
 
-А знаешь, Яга,- Кощей счастливо заулыбался,- хорошо, что я её к французам не закинул. Думаю, до «долго и счастливо» она бы там не дожила. 
 
© der245

  • 1

#3 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 04:30

Равные права 
 
Луч солнца пробился сквозь дырявую медвежью шкуру, прикрывавшую вход в пещеру, и осветил лицо спящей Ры. Она завозилась, потерла нос грязным кулачком, потом чихнула и проснулась. 
— М-м-м! — сказала Ры. 
Никто не отозвался. Ры потянулась и выбралась из-под шкур. Прошлепав босыми пятками по земляному полу, она пересекла пещеру и взяла с пола высушенную тыкву с водой. Тщательно обнюхала, и лишь затем сделала глоток. В пещере шамана — это она усвоила первым делом — никогда не следовало пить из тыквы, если не уверена, что именно в ней находится. 
Утолив жажду, Ры выбралась из пещеры наружу. 
Шаман сидел на большом камне, подставив голую мохнатую спину первым лучам восходящего солнца. В руках у него была костяная фигурка, которую он неторопливо ковырял кремневым ножом. 
— А вот и ты, — сказала Ры. 
Шаман кивнул ей. 
— Доброе утро, красивая Ры, — сказал он. — Шкура енота тебе очень идет. 
Ры смущенно захихикала и принялась кокетливо чесаться под набедренной повязкой. 
— Почему тебе не спится? — спросил шаман. — Еще рано. Можно еще поспать. 
Ры ткнула пальцем в небо. 
— Солнце, — объяснила она. — В глаза лезет. Плохо спать. И еще мне надо за кусты. 
Она скрылась в кустарнике. Шаман проводил ее задумчивым взглядом, потом поднялся и ушел в пещеру. Через минуту он появился снова, держа в руках кусок лохматой шкуры. Усевшись на камень, шаман принялся кромсать шкуру кремневым ножом. 
— А вот и я, — бодро объявила Ры, выбираясь из кустов. — Что это у тебя? 
— Иди сюда, — скомандовал шаман. 
В руках у него была длинная и узкая полоса, отрезанная от шкуры. Шаман повязал ее вокруг головы Ры. 
— Вот, — сказал он. — Называется «повязка». Надеваешь на глаза, и солнца не видно. Снимаешь — снова видно. 
Ры осторожно сдвинула повязку на лоб и уставилась на солнце. 
— Видно! — воскликнула она. Потом снова натянула шкуру на глаза. — Не видно! Вот это да! 
— Кстати, — заметил шаман, — днем можно носить ее на лбу. Симпатично выглядит. 
Ры выглянула из-под повязки, глаза ее светились. 
— Смотри, шаман! Я тебя вижу! А теперь… теперь не вижу! Послушай, это так здорово, сейчас день, а темно, будто ночью. Я тебя совсем не вижу, ни капельки! А ты меня видишь?.. Какая хорошая штука! Она красивая? 
— Тебе идет, — подтвердил шаман. 
Ры шарила перед собой руками, пытаясь вслепую найти шамана. 
— Шаман! — позвала она. — Ты где? Давай, будто сейчас ночь и я пытаюсь тебя поймать. А ты убегай. 
— Гениально, — пробормотал шаман. — Ры! 
Ры подняла повязку на лоб. 
— Что? 
— Я только что придумал новую игру. 
— О-о! — восхищенно выдохнула Ры. — Пойдем скорее в пещеру! 
— Да нет же, — покачал головой шаман. — Это другая игра. Тебе понравится. Мы наденем тебе повязку, а я… 
Договорить он не успел. Со стороны тропинки послышались шаги и шум, и не прошло и минуты, как на узкую площадку перед пещерой ввалились два десятка человек. 
— Шаман! — позвал вождь Угу. — Шаман, нам нужен твой совет. 
— Я не сомневался ни секунды, — мрачно отозвался шаман. 
Он опустился на свой камень и уставился на пришедших. Ры уселась рядом с ним прямо на траву, с любопытством поглядывая то на шамана, то на вождя. Вождь откашлялся. 
— Знаешь Вуха, шаман? — спросил он. — Ну, Вух, такой молодой паренек, он еще… 
— Знаю, — сказал шаман. 
— Он такой невысокий, худой… 
— Знаю. 
Угу пожевал губами. 
— Тут такое дело… 
— Да дубинкой надо побить! — крикнул из толпы старый Уна. — И дело с концом! 
— Точно, точно! Чтобы не повадно! — поддержал его кто-то из задних рядов. 
— Себя тресни дубиной по башке! — взвизгнула толстуха Заза. — Старый козел! 
— А ну, тихо! — рявкнул Угу. — Кто тут вождь? 
Уна и Заза притихли. 
— Так вот, — продолжил Угу. — Сегодня оказалось, что этот Вух… Что он… Ну, как бы… Это… 
— Не мужик! — выкрикнул кто-то сзади. 
— Да какое там «не мужик»! — вскипел Уна. — Он вообще женщина! 
— Тихо там! — крикнул Угу. — В общем, да, шаман… Этот Вух… Ты знаешь, он пришел в племя месяц назад, и мы его приняли, как своего. Разрешили ему жить в пещерах, и охотиться с нами. А сегодня оказалось, что он… Ну, это… 
— Я знаю, — кивнул шаман. — Вух — девушка. Продолжай. 
— Ты знал? — удивился Угу. Племя начало удивленно переглядываться. 
— Конечно, — шаман небрежно дернул плечом. — Элементарная наблюдательность. 
— Чего?.. 
— Это дух такой, — сказал шаман. — Он мне много чего рассказывает. Характерная форма бедер, отсутствие волосяного покрова на теле… 
— Чего? 
— Я говорю: у Вух попа, как у женщины, и волос на теле совсем нет. Тембр голоса, опять же… 
Вождь нахмурился. 
— Кроме того, — шаман почесал бородку, — у Вух есть груди. Небольшие, но все же есть. Трудно не заметить. 
— Мы думали, он просто красивый, — смущенно сказал Угу. — А оказалось, он врал, что он мужчина. Потому что на самом деле, шаман, он, это самое… 
— А еще, — добавил шаман, — когда ветер раздувает набедренную повязку Вуха, то сразу видно… 
Угу закивал. 
— Это все так, — признал он. — Но откуда нам было знать, что он врет? Мы ему поверили. Мужчинам можно верить. Мы думали, он мужчина. А оказалось… 
— Ладно, я понял, — перебил его шаман. — И какие у вас возникли затруднения в связи с гендерной принадлежностью Вуха? 
— Э-э-э, — сказал Угу. — Чего? 
— Я говорю: чем он вам мешает? Ну, то есть — она? Хочет девчонка ходить на охоту с мужчинами — ну и пусть ходит. 
— А вот взять, да дубинкой по черепу! — снова закричал старый Уна, потрясая сухими кулачками. — И скинуть в овраг! Чтоб не врала! 
На солнце набежало облако. Шаман обернулся и посмотрел на небо. 
— Ну вот, — небрежно сказал он. — Рассердил духов, дурак. 
Чей-то кулак въехал в ухо Уны. 
— А ну сядь тихо! — прикрикнули на старика из толпы. — Не серди духов. 
Уна угрюмо замолчал. 
— Не женское это дело, на охоту ходить, — принялся объяснять Угу. — Женщины, они это… Корешки собирают, ягоды. Мясо варят. Ну, всякое такое. Не знаю я. А на охоту ходят мужчины. А женщинам нельзя на охоту. 
— Чего «нельзя»!? Кто это сказал, что нельзя? — закричала Заза. — Вух хороший охотник, кому какое дело, что она не мужчина! Она, может, лучше вас охотиться умеет! 
— А вот и не лучше! — огрызнулся вождь. — Не лучше! Не лучше! 
— Да она вчера подстрелила трех зайцев и косулю! — парировала Заза. — А ты сам-то сколько добыл? А, вождь?.. 
Угу густо покраснел. 
— А я говорю, — гневно начал он, — женщина не может охотиться лучше, чем мужчина! У нее это… Она… Не умеет она! Вот! 
— Весомый аргумент, — кивнул шаман. 
— И вообще! — запальчиво сказал вождь. — Сегодня она хочет охотиться, а завтра она захочет плясать у костра вместе с мужчинами! Или петь мужские песни! Или, к примеру… Ну, не знаю… Вождем племени стать! А? 
Мужчины загудели. Уна сплюнул. 
— Да уж получше будет вождь, чем ты, — сказала Заза. — И посильнее. 
Вождь шумно засопел. 
— Все ясно, — громко сказал шаман. — По-моему, я знаю, в чем дело. Вождь! Пусть приведут эту Вух ко мне. Только не бить, понятно? 
— Понятно, — кивнул Угу. — Вообще-то, мы это… Мы уже… 
Он сделал руками знак, и толпа расступилась. Двое мужчин держали под мышки связанную по рукам и ногам хмурую Вух. 
— Очаровательно, — сказал шаман. — Кто придумал связать? 
Угу гордо выпятил грудь. 
— Это я, — сказал он. — Она это, не хотела с нами идти, дралась. Четверым синяки поставила. 
Шаман приподнял бровь. 
— Умница, девочка, — пробормотал он. 
Он приблизился к Вух, кремневым ножом перерезал веревку на руках. Вух тут же двинула локтем одному из мужчин, державших ее. Шаман вручил ей нож. 
— Узнаю этот взгляд, — сказал он. — Лучше отпустите ее. 
Мужчины отпустили Вух. Она тотчас уселась посреди тропинки и принялась ловко разрезать веревки, опутывавшие ее лодыжки. Шаман тем временем прошелся вдоль толпы соплеменников. 
— Редкостный конгломерат олухов, — заключил он. Подняв глаза к небу, он на минуту задумался. — Не хотелось навязывать этот вздор, но для благого дела… 
Он еще немного помолчал, а потом спросил: 
— Помните, месяц назад Гырга задрал медведь? 
Мужчины закивали, все помнили Гырга. Гырг сломал слишком много ребер и выбил слишком много зубов, чтобы его можно было легко забыть. 
— Так вот, — продолжил шаман. — Дух Гырга вернулся. Иногда такое бывает. Дух Гырга… ну, не знаю, бродил, бродил, и случайно вселился в тело этой девушки, Вух. Так что Вух — только с виду женщина. А на самом деле она — мужчина. 
Племя потрясенно молчало. Вух тоже перестала пилить веревку и недоверчиво смотрела на шамана, приоткрыв рот. Шаман кивнул вождю. 
— Понятно? 
Вождь хмурил брови, вращал глазами, открывал и закрывал рот. Новые идеи с трудом находили себе место под его узким лбом. 
— Вот поэтому Вух — то есть, Гырг, — может охотиться вместе с мужчинами, — заключил шаман. — Ну, и остальное тоже. Пляски у костра и все такое. 
Старый Уна первым нарушил молчание. 
— А раньше-то он, вроде, похуже выглядел, — сказал он. 
И пожевав губами, добавил: 
— С грудями гораздо лучше. 
Племя одобрительно загудело, все разделяли мнение Уны. Шаман взмахнул руками. 
— А теперь все оставьте нас, — крикнул он. — Попрошу всех покинуть… В общем, уходите. Сейчас мне нужно провести кое-какие ритуалы, чтобы Гырг вспомнил свою прежнюю жизнь. 
Через четверть часа ему удалось вытолкать с тропинки последних любопытных соплеменников. Шаман вернулся к пещере и обнаружил на траве у входа Ры. Рядом сидела Вух. 
— Надеваешь вот так, на глаза, — объясняла ей Ры, — и солнца не видно. Потом снимаешь… Вот, попробуй сама. 
Шаман уселся на свой камень. 
— Насколько я понимаю, — сказал он, — Собирание ягод и кореньев тебя не прельщает. 
Вух шмыгнула носом. 
— Просто хочу охотиться со всеми, — сказала она. — Я же ничего такого… 
— Понимаю, — кивнул шаман. — Но к концепции равноправия полов у нас пока не готовы. Так что если хочешь продолжать ходить на охоту, придется тебе поддержать мой маленький спектакль. Говори всем, что в прошлой жизни тебя звали Гырг, и тебе дадут карт-бланш. 
— Я сама могу подстрелить себе каблаш! — вздернула нос Вух. — Не нужно мне ничего давать. Я сама топор вытесала, и лук сама смастерила. Я все умею не хуже мужчин! Я сама… 
Шаман взмахом руки прервал ее. 
— Понял, понял, — сказал он. — В общем, так. Поживешь пару дней в нашей пещере, я расскажу тебе, кто такой был Гырг. Если потом будут чересчур приставать с расспросами — бей в глаз. Гырг всегда так делал. 
— Он умный, — встряла в разговор Ры. — Очень умный. Ты его слушайся. Если будешь хорошо себя вести, я попрошу его сделать для тебя повязку. Будешь красивая, как я. 
Она придвинулась по траве к шаману и привалилась к его боку. 
— А знаешь, что самое лучшее в равноправии? — спросил шаман. 
Ры отрицательно покачала головой. 
— То, что у некоторых к нему врожденный иммунитет. 
Шаман положил руку ей на плечи и притянул ее к себе. 
— И это хорошо, — сказал он. 
 
© Алексей Березин

  • 1

#4 Fotka

Fotka

    Мастер

  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 1 051 сообщений
  • 76 благодарностей
  • 9 310 стаерсов
1 304

Отправлено 26 Январь 2017 - 05:06

"Найди свою половинку"

"...Все мы рождаемся для любви, это принцип существования и единственная его цель..."
 
Когда-то очень давно на земле жили необыкновенные люди. У них было четыре руки, четыре ноги, две головы. Они были прекрасны! Это были мужчина и женщина слитые воедино. Во всей Вселенной не было существа прекраснее и сильнее. Они могли без устали ходить, работать, охотиться, охранять свой дом. Когда одна половинка уставала, то вторая всегда приходила на помощь.
Но самое главное - это существо было абсолютно гармоничным и независимым. В нём одновременно присутствовало и мужское и женское начало, поэтому ему никто был не нужен. Они самостоятельно продолжали свой род. Это были необыкновенные люди.
 Боги с небес с завистью наблюдали за ними. Они понимали, что нет никого сильнее этих счастливых людей. Тогда Боги придумали, как их победить. Они устроили страшный ураган, какого никогда не видели на земле. Разыгралась буря, гремел гром. И вот сильнейший удар молнии попал в человека. Молния разделила человека на две половины - мужчину и женщину.
 Много времени прошло с тех пор. Так и ходят по земле одинокие мужчины и женщины и каждый пытается найти свою половинку. Некоторым это удаётся. Они снова сливаются воедино и обретают былую силу, гармонию и счастье. И это называется Любовью...
Красивая сказка... копнем глубже....кому интересно...
Бог сотворил ЧЕЛОВЕКА (мужчину+ женщину), т.е Человека без полового признака. Но потом решил, что у всех есть пара, а Человеку не хорошо быть одному. И он разделил Человека на пару. Поэтому только Мужчина + Женщина = ЦЕЛОЕ. Но почему тогда жене глава муж?
  Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу Христос, жене глава – муж, а Христу глава – Бог.
 1Кор.гл.11
 11 Впрочем ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе.
 12 Ибо как жена от мужа, так и муж через жену; все же – от Бога.

 1Кор.гл.11
 Человек-вот ЦЕЛОЕ, которое разделили. Причем именно отделили часть, а не отпочковали, как от дерева и не родили как рожает женщина. Поэтому женщина часть Человека.То есть было ЦЕЛОЕ, а стало два: мужчина и женщина. Но почему тогда глава именно мужчина? Потому, что активная часть осталась в теле мужчины. Он носитель семени и он носитель Огня, искры Божей. Зачем это было нужно на самом деле? Разумеется не для того, чтобы мужчине было веселее. Конечно же, нет. Цель была создать полюс, напряжение. Человек создан по Образу и подобию Творца, значит способным ТВОРИТЬ, именно в этом подобие Человека с Творцом. Но для проявления этой способности нужно создать пространство и время, энергию полюсов. Чтобы стрела, импульс мог быть направлен, нужно создать напряжение (тетереву) и цель. Человек сам по себе инертен, только разделившись на две половинки, происходит развертывание во времени, пространстве. Изначально было задумано, что мужчина должен вести активную роль. Принимать ответственность за жизнеобеспечение жены и потомства. Принижает ли это роль женщины? Нет, потому что у женщины тоже ЕСТЬ роль: женщина дает Жизнь всему, что «сеет» мужчина. Между ними гармония. Потому что каждый осознает СВОЮ роль и гордиться ей. Женщина проводник Воли Мужчины, а мужчина проводник Воли Бога. Прежде всего, жена проводит волю отца детям. Но воля отца созвучна с волей Бога, с Мирозданием, а значит, воля мужа направлена на созидание и эволюцию и содержит Истину, Справедливость и Порядок.
А дальше женщина проводит волю в природу. Открою вам секрет : женщина и природа имеют общую энергетику. Женщина чувствует природу и понимает через интуицию, которая дает связь со всем живым на планете, но Идею космоса понять женщине трудно. Дело в том, что у природы мир эмоциональный, чувственный, природа построена на стихиях: земля, огонь вода воздух. Мирозданием правит логика.
Любовь имеет логическую, математическую, физическую природу, но выражается на земле Жизнью и чувством. Зарождение Жизни – это необъяснимое чудо. Трудно перевести на земные понятия логику построения Мироздания. Можно формулами: физика, химия, математика, геометрия, астрология. Но можно все объединить и выразить словами Гармония, Свет, Равновесие, Творчество, Любовь, Радость. Я пишу о Нравственности как о законе Мироздания. Пишу о Любви, Радости, Милосердии. И это мой Женский вклад в эволюцию Человечества и это не принижает и не умаляет мою Женскую миссию на Земле. Это моя РОЛЬ Человека. И зачем мне перетягивать одеяло и брать на себя мужскую роль. Чувствую ли я вторичность по отношению к мужчине?. В общепринятом смысле – нет, потому что моя женская роль как связующее звено между мужчиной и планетой ни сколько не меньше, чем роль мужчины как роль проводника Божественной Идеи. Я чувствую себя половинкой целого. Причем человек устроен так, что он может жить один, вот только мужчина не оставит своего потомства.. некому будет родить ему детей, а женщина не сможет родить потому что будет пустой, без семени. Изменилось время, изменились женщины: стали умнее, активнее. Можно сказать, что люди стали уравновешиваться и теперь в современной женщине много мужской энергии, что толкает ее к активному образу жизни, к желанию самовыражения, к карьере. Но это вызвало перекос энергий. Мужчины отступили и уступили женщинам, но получилось, что Человечество стало развиваться однобоко. Что может и должна делать женщина на планете и для Планеты? Она должна быть проводником и ДЕРЖАТЕЛЕМ энергий Нравственности. Должна быть носителем Любви и Истины. Не нужно занимать активную позицию и расталкивать локтями мужчин, чтобы встать вровень или опередить. Мне представилась сейчас сценка:
 женская яйцеклетка несется на перегонки за сперматозоидом…вопрос, а что
 тогда оплодотворять будем? Вот- вот, смещение ролей ведет к деградации и
 бесплодию. Женщины не хотят рожать, хотят сделать карьеру. А кому нужна карьера женщины? Человечеству? Что ты хочешь сказать, спеть, станцевать, изобрести для человечества? А может лучше родить (приобрести) Человека от Господа?
Ведь не хотят рожать даже от мужчины, который не бросит НИКОГДА, потому что ВЫСОКОДУХОВЕН и готова нести ответственность за жену и потомство. Как можно променять роль жены, значит, шанс стать ЦЕЛЫМ, Божественной через мужа, на какую то карьеру? А что нельзя проявить себя в семье и передать все лучшее детям своим. Зачем карьера, если мужчина берется обеспечить потомство? Зачем? Чтобы прославиться и загромоздить себя поклонниками? Что толкает? Тщеславие? Восхищение толпы найти можно, только это не женская роль. Женская – принадлежать одному и передать свою Чистоту и высокую Нравственность детям. Женская роль Любить и Светить своей Любовью всему, что попадает в радиус Твоего Свечения. Просто Быть любящей, спокойной, гармоничной, просто Излучать, изливать Любовь на все, к чему прикасаешься. Женщина и природа не разделимы и если нарушить равновесие, то природа последует за женщиной и тоже начнет вести себя активно. Перестанет рожать Жизнь, начнет проявлять себя через землетрясения, вулканы, ураганы. Вот вам привлечение внимания. Внешне кажется, что мужчины убивают планету, а если вдуматься, то нарушение полярности убивает планету. Планета подражает женщине….
 Но для планеты мужское начало Солнце именно солнце активизирует жизнь, а если планета проявляет активность мужскую, то она разрушает жизнь. И то, что мужчины упали в нравственности виноваты мы женщины. Мы их воспитали. Мы забыли своим мальчикам сказать, что они, Мальчики – БОГИ и несут ответственность за жену, потомство, планету и должны проводить волю Бога, а мы женщины созданы проводить волю Божественных мужчин. Вот тогда наступит равновесие энергий и РАЙ на планете Земля.
Р.S. Вопрос, а что делать женщине, если она живет и воспитывает
 детей одна?
 - Быть Человеком
 и проводить Волю Бога, что муж для жены, а для мужа глава Бог. Воспитайте в мальчиках Бога. А в девочках жену для мужа, даже если вы считаете, что ваш муж обошелся с вами бессердечно. Уберите агрессию к мужчинам из Сердца Своего Нежного. Остановите этот чудовищный поток взаимных обвинений. Нужно спасти Планету и восстановить равновесие. А значит от того, КАК мы, женщины, воспитаем детей зависит ЖИЗНЬ на планете Земля.
           
      автор Нинель Виноградова.


  • 0

#5 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 05:36

Верность традиции. Новогодняя сказка. 
 
У каждого свои новогодние традиции: кто-то в канун Нового года идëт в баню, кто-то – в супермаркет за подарками, а кто-то – в лес за ëлкой. И никто не знает наверняка, чем может закончиться такой поход, поскольку под Новый год, как известно, случается всякое: то подснежники среди зимы зацветут, то Дед Мороз вдруг надумает заветное желание выполнить… 
 
Последний день уходящего года выдался как по заказу. Весело улыбалось с небосвода солнышко, над головой щебетали жëлтогрудые синички, а под ногами хрустел и искрился утоптанный снег. Белоснежная тропка, ведущая к лесу, петляла и извивалась змеëй среди сугробов. «Народ-то уже подсуетился, – оценил Ваня утоптаность дорожки, – но ничего, ëлок в лесу полно – всем хватит». 
Вдыхая морозный воздух и представляя, как обрадуется подарку детвора, он быстро дошëл до леса. Там Иван выбрал высокую пушистую ель, достал из-за пояса топорик и, следуя классическим канонам, срубил еë под самый корешок. Затем примотал к стволу торчащие в стороны ветки веревкой, предусмотрительно захваченной из дома. Но прежде, чем отправится в обратный путь с чувством выполненного долга, решил Ваня передохнуть и выкурить папироску. Присел на пенëк, пыхнул раза три, да так и замер. 
Перед ним вдруг появился невесть откуда – точно из-под земли вырос, лесник с белой лохматой бородой в камуфляже с двустволкой на плече. 
- Попался, голубчик?! – то ли вопрошал, то ли утверждал страж лесного порядка. 
В ответ Иван только развел руками и подумал: «Твоя правда, дед, вляпался как последний лох. Сейчас начнëтся – а ты еë сажал, а ты еë поливал?..» 
Но вместо этого старик произнëс: 
- Понимаю-понимаю. Новый год на носу, детишкам ëлку нужно… 
«Ну, хоть какой-то плюс, – обрадовался Ваня, что лесник попался понятливый. – И на том спасибо, что не стал читать лекцию о том, какой невосполнимый вред природе наносит праздик Новый год и такие несознательные граждане, как я». 
- Как будешь рассчитываться? – поинтересовался лесник, – на месте или в полицейский участок проследуем? Только имей в виду, что в участке дороже обойдëтся, там ещë и штраф заплатить придëтся. 
- Убедительный аргумент, да ещë и прозвучал как стих, – улыбнулся Иван, но натолкнувшись на суровый взгляд старика, ответил: – Разумеется – на месте. Калькулируй. 
- Это мы мигом, – заверил бородач, достав из кармана рулетку. 
Померяв трофей Ивана, он тут же огласил приговор: 
- Восемьсот целковых. – И тут же предупредил. – Только не нужно мне топор в залог предлагать. Во-первых, неравноценный залог, а во-вторых, у меня за два дня их столько набралось, что уже складывать некуда – впору точку по торговле топорами открывать. 
Иван понял, что в сложившейся ситуации торг неуместен, а потому молча достал из заначки тысячную купюру и протянул леснику, чем явно удивил последнего. 
- Так, у меня это… сдачи нет. 
- О чëм речь, батя, дом сгорел, пускай горит сарай, – оптимистично ответил Ваня. 
- Не, это как-то не по-людски, не годится так, – принялся сокрушаться лесник, а потом вдруг поинтересовался. – Может у тебя какое желание есть? 
- Угу, имеется одно – засветло домой добраться, – буркнул Иван, закидывая на плечо покупку. 
И вдруг ему стало смешно: «Какой-то всеобщий празднечный психоз: и тут новогодние акции. Всего за двести рублей – в довесок к ëлке исполним ваше желание». 
Как бы угадав, о чëм тот думает, лесник сказал: 
- Ну, с этим ты и без меня справишься. 
- Вот и мне так кажется. С наступающим, батя! 
 
* * * 
 
Иван сидел за праздничным столом и наблюдал в ночной тиши, как гирлянда на ëлке сверкает и переливается разноцветными огоньками. Ему вспомнилось детство, вспомнилось, как каждый год под такой же новогодней ëлкой его ждали подарки от Деда Мороза. Подарки были здоровские, но одно его желание – самое заветное, так и не сбылось. 
Маленькому Ване очень хотелось попасть в сказку в роли богатыря и победить там всех злодеев. Ему казалось, что если это его желание осуществится, то все люди на земле станут добрыми и будут жить счастливо и беззаботно. А как же иначе? Если он сумеет искоренить всë зло на земле, то у людей просто не останется других вариантов. 
А потом Иван вырос и узнал, что на самом деле никакого Деда Мороза не существует, а подарки под ëлкой оставляли родители. С тех пор, к разным там чудесам он относился весьма скептически, поскольку потерял в них веру. 
А ещë, с годами прожитой жизни, Ваня стал осознавать, что кое-что в ней (жизни этой) совсем не то и не такое, каким казалось в далеком детстве. Тем более, что многие привычные понятия постепенно и как-то незаметно трансформировались, обретя совершенно противоположный смысл и утратив былую привлекательность. Тогда-то он и понял, что мир не делиться на чëрное и белое, что абсолютного добра в нëм не существует, как и абсолютного зла потому, что на самом деле мир состоит из разных оттенков, полутонов и компромиссов. И то, что при определенных обстоятельствах выглядит как добро, вполне может оказаться для кого-то злом, и наоборот. 
Размышляя об этих философских казусах жизни, Иван, возможно, и не заметил бы, что наступила полночь и пришëл Новый год. Но только с двенадцатым ударом часов и дом, и стол, за которым он сидел, неожиданно исчезли, а Ваня вдруг оказался в тëмном лесу… 
 
* * * 
 
Он стоял в тени разлапистой ели и наблюдал за тем, как на поляне, освещенной луной, в санях восседает седобородый старик в красном кафтане, а белоснежный заяц, став перед ним на задние лапы, писклявым голосом читает стихотворение: 
 
Год обезьяны был непрост: 
Он корчил рожи и кривлялся, 
И он не то, чтобы шутил, 
Он – гад, по-полной издевался. 
 
Мы стойко все перенесли 
Невзгоды, горечи, утраты, 
К финалу года подошли. 
Всех поздравляю с этой датой! 
 
Ему на смену мчится Новый, 
Другой уж на пороге год. 
Мы все надемся, что он-то 
Нам счастье с чудом принесëт! 
 
В ночь новогоднюю подарит 
Он сказки детства волшебство, 
Украсит небо фейерверком. 
Дары под елку принесëт! 
 
Осуществятся все мечты 
Всë будет так, а не иначе. 
Петух-то нас не подведëт, 
Подарит радость и удачу! 
 
Дослушав стихотворение, старик погладил чтеца по голове, извлек из мешка увесистую морковь, и вручил ему. Довольный заяц забросил подарок на спину как мешок, удерживая его передними лапами за ботву, и побрëл в лесную чащу. Старик, словно опасаясь, что у зайца найдутся последователи, хлестнул вожжами лошадей и умчался по лесной дороге в неизвестность. 
«Креативненькое такое новогоднее представление, – размышлял Иван, оставшись в одиночестве, – а дед в санях – вылитый лесник! И где эти ребята, которые с довольными рожами обычно орут «вас снимала скрытая камера»?..» 
И тут Ваня услышал, как справа от него кто-то вздохнул. Он обернулся и увидел сидящего рядом здорового серого волка. 
- Не бойся, паря, свои, – прочтя испуг на лице Ивана, поспешил успокоить его зверь, – закусывать тобой не собираюсь. 
- Свои сегодня по домам сидят – телевизор смотрят и Новый год встречают, – огрызнулся Иван, неожиданно потеряв страх. 
- Кому и лес – дом родной. 
- Логично, – согласился Иван. – А что это вы все здесь такие разговорчивые? 
- Так, ночь-то какая?.. 
- Какая? 
- Новогодняя! – подсказал Волк, – а лес какой? 
- Какой? 
- Хорош тупить. Сказочный… Дальше сам сообразишь, или нужна помощь друга? 
- Да, сообразил уже. – Буркнул Иван. 
Несмотря на то, что говорящие звери служили бесспорным доказательством того, куда попал Иван, сознание почему-то отказывалось принять сказочную действительность, как должное и само собой разумеющееся. Он даже подумал, что наверное задремал и ему всë это только снится. Вспомнив проверенный способ, Ваня ущипнул себя за руку. Стало больно. 
- Бесполезно это и бессмысленно. 
- О чëм ты, хищник? 
- О том, что заниматься членовредительством – не вариант. 
- Это и ежу понятно, я просто кое-что проверял. 
- Ага! 
- Буга-га, – передразнил его Иван. – И все же это как-то иррационально, что звери разговаривают. 
- Ну, во-первых, ты упускаешь одну существенную деталь, что мы находимся в сказке. И ключевое слово здесь «сказочные» звери. А во-вторых, все относительно, приятель. 
- На что это ты намекаешь? 
- Ну, вот сам посуди: вы – люди, например, в своем мире оружие придумываете, чтобы друг дружку уничтожать и уже сколько этого оружия создали, что вам всë сгубить, как раз плюнуть. Это по-твоему рационально, а то, что звери в сказке разговаривают – это иррационально. Улавливаешь логику? 
- Ладно, убедил. И что дальше? – смирился Иван, решив принимать всë, как должное. 
- Как и полагается в сказке – подвиг нужно совершить. 
- Какой? 
- Знамо дело – героический. 
- А конкретнее? 
- Ну, ты сказки в детстве читал? Помнишь как там у классика: «В темнице там царевна тужит, а бурый волк ей верно служит». Ничего не напоминает? 
- Давай без загадок, у меня и так голова кругом идет. Скажи просто, что нужно сделать? 
- Ничего сложного, просто надобно царевну из плена Кощеева спасти. 
- Всего-то? А чë я? – набычился Иван. – У вас тут что, местные богатыри кончились? 
- Про то, почему именно тебе делегировано это право, мне не ведомо. Подозреваю, что тут замешаны какие-то твои тайные нереализованные мечты, связанные с личностью Деда Мороза. Если с научной точки зрения, то по теории Фрейда мы имеем дело с внешним проявлением неразрешенных подсознательных конфликтов и вытесненных желаний… 
- Завязывай умничать, животное, – недовольно буркнул Иван, – давай ближе к делу. Где прикажешь это место заточения искать? 
- А что его искать? Ты обернись. 
Последовав совету волка, Иван обернулся и обнаружил за спиной дворец. 
«Неожиданно, но предсказуемо, – подумал он. – Делать нечего, придется посетить эту обитель зла. Только вот, пожалуй, как-то неудобно будет туда ввалиться в новогоднюю ночь без подарка». 
Иван почесал затылок и вдруг его осенило… 
- Только вот одежда у тебя не очень, – оторвал Волк Ивана от размышлений, – но не беда, как говорится – дело поправимое. 
Он дунул на Ваню, и тут же добрый молодец облачился в кольчугу, его голову увенчал богатырский шлем, а на поясе повис меч в ножнах. 
- Прикольно, – оценил Иван доспехи, поглаживая одной рукой кольчугу, а второй обнажив клинок и махнув им пару раз, рассекая воздух. – Царевна-то хоть симпатичная? 
- Ну, не фотомодель, конечно, – честно сознался Волк, – на любителя. 
- Ясно, – взохнул Иван, подумав: «Но очереди любителей почему-то не наблюдается».  
 
* * *  
 
Кощей открыл глаза, обвел взглядом помещение, и первое о чëм подумал, что если бы он не был бессмертным, то наверное помер бы от стресса.  
В горнице всë было перевернуто верх дном, и царил жуткий бедлам. Посреди зала валялась выдранная с корнем огромная ель, под потолком раскачивалась ступа Бабы Яги, но самой сестрëнки в поле зрения не наблюдалось. Из-под пушистых зелëных веток ели, на Бессмертного таращились два жëлтых глаза. Они напомнили Кощею дурацкие слова песни, которые он совсем недавно где-то слышал: «За мои, за жëлтые глаза, называешь ты меня глазуньей…»  
Из кухни донëсся звон посуды и запах бекона. «Хозяйничает, сестрица», – подумал Коша и поплëлся на запах. Яга и правда крутилась у плиты, а за столом восседал еë хахаль – Леший с каким-то незнакомцем. Судя по шлему и кольчуге, гость был не кем иным, как самым настоящим богатырëм.  
- А вот и хозяин пожаловал, – радостно отреагировал на появление Бессмертного незнакомец.  
- Ты кто таков, мил человек, будешь? – поинтересовался хозяин.  
- Не начинай по-новой, Коша, не смешно, – по-свойски ответил богатырь. – Иван я, знакомились уже вчера.  
- Что-то не припоминаю… Какой такой Иван? Дурак что ли?  
- Сам ты дурак. – Обиженно буркнул Ваня.  
- Вот зря ты его вчера по башке саданул, – вмешался в разговор Леший. – У него теперь память напрочь отшибло – амнезия по-научному.  
- Ты-то откуда про амнезию знаешь? – удивился богатырь.  
- Так, кое-что кумекаю в лекарском деле, опять же – медицинскую литературу почитываю. А Кощей наш, старенький уже. Он хоть и бессмертный, но это никак его не предохраняет от травм головы.  
- Понятно. Тогда придëтся по-новой знакомиться, – вздохнул Иван.  
 
* * *  
 
- Не, ну ëлку, я ещë могу понять, – рассуждал Кощей. – Праздник, всë же. Неудобно тебе было с пустыми руками приходить меня убивать. А зачем ты кота на цепь посадил?  
- Ну, так классика же: « … и днëм, и ночью кот учëный всë ходит по цепи кругом».  
- Вот именно «по цепи», а не «на цепи». И цепь та на дубе была, а не ëлке, а уж, тем более, не на шее у кота.  
- Да какая разница, – отмахнулся Иван, – это всë такие условности, главное, что кот учëный.  
- А он учëный?  
- Твой кот – тебе виднее. А если ты его не научил уму разуму, я здесь при чëм?  
- Логично, – согласился Кощей. – Хотя, кот не мой, а сестрицы Яги – таскает его с собой повсюду. Вот наконец и пригодился. А сеструхину ступу ты зачем под потолок подвесил?  
- Так, опять же, для созвучия с классикой. Вместо того, чтобы ходить-бродить сама собою, она у вас на крыльце стояла, как неприкаянная. Непорядок. Ну, и для куражу, разумеется, а то как-то скучно тут у вас. Вдруг кто заглянет…  
- Да кто сюда заглянет? Сто лет уже никто глаз не кажет.  
- Так, оно и понятно. Грамотно нужно себя подавать – криативненько! А у вас что? Забились в глухую чащу и сидите здесь как мыши в норе. Вот все и забыли о вашем существовании. Нет, чтоб рекламку там сделать: «Злодеи с недюженным жизненным опытом готовы поделиться секретами мастерства! Недорого! Результат гарантируется!» Опять же, не прав ты, Коша, касательно того, что «кто сюда заглянет». Не согласен я с тобой категорически. Я же вот заглянул.  
- Логично. А чë вдруг надумал? – заинтересовался Кощей.  
- Так, статус обязывает, – как-то неуверено ответил Иван, – а так-то я мирный, тихий…  
- Понимаю-понимаю. Рассказали уже, а некоторые моменты вчерашне ночи, так просто врезались в память намертво, да так и остались там неизгладимым отпечатком навсегда.  
- А не нужно было начинать. Я к вам, как к людям – с открытой душой. Елку вон принес… А вы что устроили?  
- А вот сейчас ты не прав, Ваня. Помнишь, что ты сказал, когда ввалился вчера с этой своей экибаной?  
- Ещë бы. Сказал, что вы тут воду не мутите, а царевну мне верните. А не то, я бошки всем поотрываю.  
- В-о-о-т!  
- А ещë сказал, что есть мнение – после Нового года кое-кого сократить и отправить на заслуженный отдых, поскольку плохо работаете, товарищи злодеи! Но пока праздник – объявляется перемирие и предложил вам не думать о грустном, а отметить праздник на всю катушку.  
- В-о-о-т!  
- Что «в-о-о-т»? – передразнил Иван Кощея. – Бегемот! Это же шутка была.  
- Про «отметить на вю катушку»? Эту твою шутку мы оценили.  
- Скучный вы народ, хоть и сказочный, – махнул рукой богатырь. – Совсем здесь – в лесу одичали, шуток не понимаете. Про сокращение я с вами шутил.  
- Нифига се у тебя шуточки, Вань, прям обхохочешься.  
- Могли бы уточнить, если не поняли. А то один сразу саблей своей кривой стал в меня тыкать, а второй свистеть, что аж уши заложило. Теплый радушный прием называется. Я ему ещë, главное дело, говорю: «Не свисти – денег не будет», а он и ухом не повëл. Сам виноват, что так получилось.  
- А как получилось? – вдруг спохватился Кощей, вспомнив про сотоварища, – ты что с Соловьëм сделал?  
- Ой, раздухарился – прям ангел возмездия во плоти. Хотя, откуда плоть, одни мощи остались, – оскалился Иван, – угомонись и не кипишуй. Ничего я с твоим Соловьëм не сделал, сидит живой и невредимый в подполе у тебя. Я всего лишь восстановил историческую справедливость и совершил равноценный обмен: царевну изьял, а чтобы свято место зря не пустовало, другана твоего туда определил. Ну, и чтобы он нам праздник своим свистом не портил, я ему рот кляпом закупорил.  
- Царевну куда девал?! – грозно спросил Кощей.  
- Домой отправил, поскольку без надобности она мне – у меня жена имеется. Я царевну волку с рук на лапы передал, она его оседлала, да и умчалась куда-то. Может на бал, а может на дискотеку. Проводят у вас здесь балы с дискотеками, злодеи?!  
Кощей проигнорировал вопрос Ивана и поинтересовался ехидно:  
- Теперь будешь нас убивать?  
- Сдались вы мне. Хотел бы, так уже давно порешил. Ты что, до сих пор не врубился, что я пацифист и оказался здесь случайно? Ну, сам посуди – нафига мне вас убивать? Без вас же жизнь станет пресной, скучной и неинтересной. Бороться будет не с кем. А в чëм тогда смысл? Ради чего жить, если и так всë прекрасно и замечательно? То-то же. Ладно, заболтался я тут с вами, а меня дома жена и дети ждут.  
- А чë приходил-то, Ваня? – поинтересовался Кощей. – За царевной?  
- Ну да – за ней. А чтобы два раза не вставать, то пользуясь случаем, решил ещë и вас поздравить с Новым годом, развлечь, повеселить.  
- Считай – удалось. А как же извечная борьба добра со злом? – продолжал ехидничать Бессмертный. – Отменяется?  
- Это вы-то зло? Не смеши. Максимум – мелкие пакостники. На большее не тянете, уж прости за откровенность. Сам же говоришь – уже сто лет зависаете тут без дела. Растеряли вы свой проффесионализм, ребятушки. Но поскольку природа не терпит пустоты, то вам на смену пришли такие монстры, что мир не видывал. Так, что не волнуйтесь – дело ваше живет и процветает.  
- Опять шутишь?  
- Увы. Да ты не заморачивайся, про вас все помнят и восторгаются былыми деяниями. Пойду я, пожалуй, детворе своей обещал на санках их покатать. Извиняйте, если что не так.  
- Да, всë не так. Видать, и впрямь мир перевернулся, раз дураки поумнели. А с дорогами как дела обстоят?  
- А за дурака можно и по сопатке схлопотать, дядя.  
- Так, а кто же тебя умным назовëт, Ваня, если ты наивно надеешься, что выйдешь сейчас отсюда, как ни в чëм не бывало и пойдешь домой.  
- И кто же меня остановит? Не ты ли, костлявый?  
- Нужен ты мне. Просто место это заколдованное и попасть сюда куда проще, чем из него выбраться. Тут шуточки твои не помогут, придëтся смекалку проявить да силушку показать… А вон – на ловца и зверь, как говорится, – указал Кощей пальцем на окно, за которым собралась толпа бородатых мужиков в потрепанных тулупах с топорами, кистенями, ножами и палицами. – Сотоварищи Соловья пожаловали. Так понимаю, что атамана своего выручать пришли.  
- И откуда только прознали, что атаман их в неволе мается?  
- Дык, слухами земля полнится.  
- Ясно. Серьëзные мужчины, – кивнул Иван головой, выпятив нижнюю губу и оценивая собравшуюся за окошком публику.  
- А то! – подтвердил Кощей.  
- Ладно, схожу – усокою, а то какие-то они излишне взволнованные.  
А про себя подумал: «Ежели во мне сила богатырская прбудилась, что я деревья с корнем вырываю, то неужели с десятком местных гопников не справлюсь?»  
 
* * *  
 
Вышел Иван на крыльцо замка Кощеева и, приложив максимум дипломатии и красноречия, произнес такую вот речь:  
- Граждане мазурики, ану цыц, пока я шибко горластым зубы не пересчитал. Чë приперлись, убогие? Жить надоело?!  
От неожиданности бравое войско Соловья лишилось дара речи, но только на минуту. Потом раздались нестройные крики из толпы:  
- Соловей Разбойник где? Соловья сюда!  
- Соловей ваш, ребятки, вëл себя давеча крайне возмутительно, – объяснил Иван собравшимся сложившуюся ситуацию. – За это пришлось его наказать, изолировав от приличного общества, дабы он слегка остыл, успокоился и обдумал своë некрасивое поведение. Пока вы не успели наломать дров, любезные, даю вам минуту, чтобы отсюда убраться по добру, по здорову. А если не уложитесь в отведенное время, то очень рискуете составить своему Соловью компанию. Уразумели?! Время пошло! 
- Ой, дурак, – покачал головой Кощей, слушая Ванькино пламенное выступление, накладывая в тарелку стряпню сестрицы Яги и нетерпеливо ерзая на лавке от предвкушения. – Ну, вот всë сделал как «нужно». Давно у нас не случалось таких новогодних представлений.  
Иван не стал забрасывать в небо разбойничьи топоры с палицами, как герой фильма «Морозко», хотя бы по той простой причине, что, для начала, нужно было их у разбойников отобрать. Но те, судя по всему, не собирались раставаться со своим оружием, как и покидать чертоги Кощеевых угодий.  
Отведëнная Иваном на сборы минута истекла ровно через шестьдесят секунд, но разбойный люд демонстративно проявлял непочтение в купе с упрямством. До драки осталось даже не полшага, а практически меньше миллиметра.  
* * *  
 
Со словами «кто не спрятался, я не виноват», Ваня ловко выдернул с корнем двухметровую осину, точно травинку, а затем, ухватив еë за верхушку, изящно крутанулся вокруг своей оси. Те, кто не успел отскочить в сторону, сбитыми кеглями повалились на снег, успев пожалеть, что не воспользовались добрым предложением богатыря.  
Стоявших во втором ряду дебоширов зацепило лишь слегка, да и то в основном падающими телами товарищей. Устоявшие на ногах разбойники, как-то удивительно быстро осознали всю бесперспективность своих претензий и предпочли ретироваться. Выглядело это забавно, поскольку они не сговариваясь, как-то синхронно – точно по команде, решили вдруг совершить утреннюю пробежку по лесу.  
- Товарищей по оружию прихватите, прохвосты! – крикнул им вдогонку Иван. – А то ещë окочурятся, прежде чем очухаются, не май месяц!  
- Ай да Ваня, ай да молодец! – вышел на крыльцо Кощей, хлопая в ладоши. – Уважил и потешил старика. Давно у нас таких веселых новогодних утренников не было. Очень мне понравилось, как ты поставил этих обормотов на место.  
- Ну, если быть точным, то скорее положил, – поправил его Иван и уточнил, прищурясь. – А ты часом не лукавишь? Небойсь, надеялся, что они мне сейчас кровушку пустят? Так?  
- Да что ты такое говоришь, Иван? – сделал вид, что обидился Кощей. – На себя вон лучше посмотри. Кто тут давеча распинался, что он романтик и пацифист, что «морды будем после бить…»  
- Ну, так я и не собирался, – как-то сконфузился Иван. – Сам же слышал, я сделал всë, что мог… Кто же виноват, что людишки тупые уродились и с первого раза до них не доходит, что им добра желают. Думали, что я шутки с ними шучу?  
- Так, больно уж ты заковыристо принялся им объяснять кто в доме хозяин, вот они и засомневались. Проверить решили.  
- И кто из нас после этого дурак?  
- Понятное дело кто. Был бы умным, так сразу же первого подвернувшегося под руку уконтрапупил, чтоб другим неповадно было. Тогда бы остальные сразу разбежались. И силы бы, и время сберег.  
- Не учи учëного. Надеюсь, теперь, когда все получили по заслугам: сестры по серьгам, а братья по мордам, я могу откланяться? Детишки дома ждут…  
- Самое время. Бывай здоров, добрый молодец.  
- И вам не хворать, – ответил Иван и двинулся к лесу.  
Пройдя несколько шагов, он поровнялся с высокой елью, под которой несколько часов назад материализовался. И в тот же миг бесследно исчез, вроде его здесь никогда и не было.  
Кощей, глядя на то, как Иван испарился, подумал: «Прямëхонько в портал угодил, а ведь мог бы и в капкан, который я рядом пристроил – везëт же дуракам. Хотя, непростой нынче дурак пошëл. Я-то думал, что они уже все перевелись, а нет – не все, оказывается. И правильно ведь рассуждает – конструктивно, что силы должны уравновешиваться. А иначе – полная неразбериха и бедлам начнëтся. Диалектика, растудыт еë. К тому же, скучно без них – без дураков жить на белом свете. Кто ещë кроме них – простодушных и наивных, станет за идеалы добра бороться: принцесс спасать, жизнью рисковать?..» 
 
 
Автор: Александр Кеслер

  • 1

#6 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 05:56

Лучший охотник племени
 
Костер тихо потрескивал, прогорая. Шаман подкинул в него пару обломанных веток и почесался. 
— Иди сюда, — позвала Ры из угла. Она лежала на ложе, раскинувшись под теплой шкурой, и глядела ему в спину. В черных глазах блестели отсветы костра. 
— Иду, — кивнул шаман, но не двинулся с места, продолжая глядеть, как огонь пожирает сухое дерево. 
— Ну иди! — заныла Ры. — Мне скучно. 
Шаман поднялся. 
— Как пить дать, — проворчал он, забираясь под шкуру, — сейчас придет кто-нибудь. 
Ры выпучила глаза. Ее всегда удивляли способности шамана прозревать будущее. 
— Ты такой мудрый, — прошептала она. — Ты все-все знаешь! 
— Тут и знать нечего, — отрезал шаман. — Закон подлости. 
— Ты даже законы знаешь, — закивала Ры, прижимаясь к шаману. Умные мужчины приводили ее в восторг. — Это тоже эта, урис… уриспур… как ты говорил? 
— Юриспруденция, — ответил шаман. — Нет, это другой закон. И вообще, не забивай себе голову. Почеши вот здесь, под лопаткой. 
Ры испустила вздох восхищения. Разве можно не восхищаться мужчинами, которые с легкостью разбираются в вещах, которые ей ни за что не понять, хоть тресни? Она принялась ласково почесывать ногтями его лохматую спину. 
Как раз в эту минуту у входа в пещеру послышался деликатный кашель. 
— Ну вот, что я говорил? — сказал шаман. 
Ры еще раз восторженно вздохнула. 
— Кто там еще? — крикнул шаман. 
За шкурой, прикрывавшей вход в пещеру, смущенно затоптались, прокашлялись, а потом раздался голос: 
— Это я, Гугук. 
— Пошел к черту, Гугук, — посоветовал шаман. — Я сплю. И я занят. И вообще, у меня гости. 
— Я это… — смущенно сказал Гугук. — У меня тут это… 
— Вот осел, — тихо заворчал шаман. — Не хочет уходить. 
Он неохотно выбрался из-под шкуры. Не переставая ворчать себе под нос, он надел набедренную повязку и прошлепал босыми ногами к выходу. 
— Тапки надо изобрести, — буркнул он. — Холодно босиком… 
Он высунул голову из пещеры. 
— Чего тебе? 
Гугук, укутанный в медвежью шкуру, сидел на корточках перед пещерой, ковыряя пальцем землю перед собой. Увидев шамана, он вскочил на ноги, поднял руки в приветственном жесте. 
— Здравствуй, шаман! — воскликнул он. 
— Угу, — ответил шаман. — Оставим формальности на теплое время года. К делу. 
Гугук замялся. 
— Вот, — сказал он. — Знаешь, шаман… Я недавно женился. 
— Поздравляю, — холодно ответил шаман. — Совет да любовь. 
Гугук смутился еще сильнее. 
— Ну, и вот, — сказал он. — Тут такое дело… 
— Вы ссоритесь, я знаю. 
Гугук вытаращил на него глаза. 
— А откуда… 
— Я же шаман, — объяснил шаман. — Духи предков мне все рассказывают. А еще у тебя лицо расцарапано, и в волосах осколки горшка. 
Гугук смущенно отряхнул голову руками. 
— И чего же тебе от меня надо? — спросил шаман. Стоять на холодной земле ему было неуютно, но и пускать Гугука в пещеру тоже не хотелось. — Говори скорее, у меня важные дела. 
Гугук мялся. 
— Ну-Ну меня выгнала, — признался он. 
— Пустить к себе не могу, — отрезал шаман. 
Гугук замотал головой. 
— Я не о том, — сказал он. — Слушай, шаман, я ей столько всего хорошего сделал, а она!.. 
— Вот что, — сказал шаман. — Мне все ясно. 
— Правда? — удивился Гугук. 
— Да, — сказал шаман. 
— И что ты мне посоветуешь? 
— Снять шкуру, — сказал шаман. 
Гугук открыл рот. 
— Снимай, снимай, — нетерпеливо повторил шаман. — Положи вот тут, на землю, перед камнем. 
Шаман уселся на большой камень, лежавший перед входом в пещеру, и обернул ноги медвежьей шкурой, которую Гугук скинул с плеч. 
— Вот, — сказал шаман. — Теперь ты будешь говорить коротко и по делу, а я смогу слушать, не опасаясь воспаления легких. 
— Чего? — переспросил Гугук. 
— Я говорю — продолжай, — сказал шаман. — Из-за чего вы поссорились? 
Гугук наморщил лоб. 
— Ленивая она, — сказал он. — Еду готовить не хочет. 
Шаман неодобрительно поцокал языком. 
— Сегодня говорю ей, — продолжал Гугук. — Говорю ей: сходи в лес, набери мне ягод. Ну, знаешь, шаман, такие красненькие? 
— Я знаю, какие бывают ягоды, — сказал шаман. — И что Ну-Ну? 
— Не пошла, — развел руками Гугук. — Говорит, мол, ты на охоту идти не хочешь, и я никуда не пойду. Будем голодными сидеть! А как мне идти на охоту, если я голодный?.. 
— Логично, — кивнул шаман. — С другой стороны, как ей идти за ягодами, если ты не ходишь на охоту, а она из-за голода не может сходить для тебя за ягодами, чтобы ты пошел на охоту и принес в дом чего-нибудь пожевать, чтобы жена набралась сил и пошла в лес за ягодами?.. 
— Чего? — переспросил Гугук. 
— Это называется «замкнутый круг», — сказал шаман. — Заклинание такое. 
Гугук потер лоб ладонью. 
— Голова разболелась, — признался он. 
— Фантомные боли, — отмахнулся шаман. 
— Чего? 
— Ничего, — сказал шаман. — Дыши глубже. Пройдет. Давай, рассказывай дальше. 
Гугук опять задумался. 
— Ну и вот, — сказал он. — Я ей говорю: иди! А она мне — не пойду! Я говорю — иди, а она никак. Ну, тогда я ей ка-а-ак… 
— Понятно, — кивнул шаман. — А сразу после этого был горшок и потом она тебя выгнала. 
— Угу, — сказал Гугук. 
Шаман почесал переносицу. 
— Судя по симптомам, — сказал он, — это проклятие. 
— Проклятие? — испуганно переспросил Гугук. 
— Ага, — равнодушно кивнул шаман. — Ерунда. Лечится в два счета. 
Гугук приободрился. 
— Отведи ее к самому лучшему охотнику племени, — продолжал шаман. — И пусть она живет с ним две луны. 
Гугук нахмурился. 
— Это в каком смысле — «живет»?.. 
— В прямом, — отрезал шаман. — Чего неясно? Прописываю ей регулярную половую жизнь с лучшим охотником племени. Через два, максимум — три месяца, всю лень как рукой снимет. 
Гугук сдвинул брови так сильно, что они наползли одна на другую. 
— Я это… — забормотал он. — Это, самое… Я против! Не хочу я ее никакому охотнику отдавать! 
Шаман пожал плечами. 
— Ну, как знаешь. Я пошел спать. 
Гугук схватил его за плечо. 
— Шаман! — сказал он. — Шаман! Придумай чего-нибудь, а? Ты же шаман! Ты же все можешь! 
Шаман, который уже встал было со своего камня, вздохнул и уселся обратно. 
— Вообще-то, — сказал он, почесывая бородку, — есть еще один способ. 
— Без охотника? 
— Нет, — сказал шаман. — Без охотника не обойтись. Я просто подумал — для таких проклятий неважно, кто будет этот охотник. Если ты, Гугук, станешь лучшим охотником племени… 
Гугук просиял. 
— Завтра же пойду, подстрелю косулю! — сказал он. — Прямо с утра! Или лучше две? 
— Две, — убежденно сказал шаман. — Одну принесешь мне. 
Он встал и, подняв с земли шкуру, отряхнул ее. 
— Хорошая шкура, спасибо тебе за нее, — сказал он, перекидывая шкуру через плечо. — Ну, жду тебя завтра. Если не найдешь косулю, сгодится и коза. 
Гугук закивал. 
— Принесу! — сказал он. — Завтра же принесу! 
Но шаман уже не слушал его. Развернувшись, он удалился к себе в пещеру. Ры сидела на ложе, закутавшись в обрывки шкур, в глазах ее блестели язычки костра, рыжие волосы в полутьме казались почти черными. Шаман бросил медвежью шкуру на землю. 
— Утром тапки изобрету, — сказал он, ложась рядом с Ры. — Надоело босиком ходить. 
— Чего ему было надо? — спросила Ры. 
— Да так, — отмахнулся шаман. — Пустяки. Всего лишь научил, как разрушить проклятие. 
Ры с восхищением вздохнула. 
— Знаешь, шаман, — сказала она. — Ты все делаешь не так, как все люди. 
— Это почему еще? — удивился шаман. 
— Другие дали бы ему дубиной по башке, чтоб не мешал людям по ночам, — объяснила Ры. — А ты ему помогаешь. Ты всем помогаешь. И еще ты добрый. И умный. В общем, все у тебя не как у людей. 
— А, — понял шаман. Немного полежал молча, а потом добавил: — Когда я был маленький, я потерялся в лесу, и меня воспитала стая диких собак. Вот поэтому я не такой, как другие. 
Ры засопела и прижалась к шаману, принялась любовно копаться у него в волосах. Шаман обнял ее рукой, и так они лежали, глядя, как костер бросает отсветы на стены и потолок пещеры. 
Уснули они далеко не сразу.
 
© Алексей Березин

  • 2

#7 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 26 Январь 2017 - 02:41

Морозко. Старая сказка на новый лад.
 
- Настюшка, как ты, сестренка? - энергичная деваха требовала ответа у бледной девушки с мечтательным взглядом, легонько потряхивая ее за плечи. 
Та сидела на лавке в горнице, зарывшись пальчиками в роскошную белоснежную шубу, покрытую голубой парчой, и молча вздыхала. Голубые кроткие глазки на мгновение скрылись под белесыми ресничками, Настя еще раз тихохонько вздохнула. 
- Да что ж этот ирод с тобой сотворил? - не дождавшись от сестры ответа, "допросчица" в сердцах притопнула ногой. 
- Все хорошо, все ладно, Марьюшка, ничего он со мной не сделал, - нежным голоском промолвила Настя, отвлекшись от поглаживания меха. - Вот, шубу с плеча своего подарил, на санях чудных да лошадях снежных домой оставил, грубого слова не молвил... 
- Ничего не сделал? А это что? - палец сестры ткнулся в белое пятно на щеке, расползшееся не то маленькой паутинкой, не то странной нетающей снежинкой. 
- Ничего, Марьюшка, все ладно, и то пройдет, - повторила заторможенная собеседница. - Я чуток посижу и пойду ужин матушке сготовить помогу. 
- И зачем я к тетке в Подолье погостить уезжала, - чуть не сплюнула Марья и так головой мотнула, что тяжелая коса со свистом пронеслась над сидящей сестрой. -Оставила-то тебя на семь дней, а что вышло? Вот как сердцем чуяла, нельзя уезжать! 
- Да что б ты сделать смогла, доченька!? - всплеснула руками Дарья, мать девушек, да головой покачала. - Разве же против жребия попрешь? На деревню нашу он пал, да на семью. Не откупиться! Староста сам пришел! Разве ж только хватать пожитки и бежать, с насиженного места срываться. В ночь да в зиму! А дом, а скотину куда? Так ведь добром все обернулось. Я бы, конечно, свою кровиночку силком в лес не потащила, да Настасья сама решилась. Знаешь же, те, кто сами уходят, почитай всегда возвращаются, а то и с дарами богатыми. Наша-то Настюха с шубой да мешочком серебра домой вернулась! А и хорошо, что ты у тетки гостила, не вытворила ничего. Рот-то прикрой, ишь кого ругать вздумала! Как бы беды не накликала! 
Погрозив пальцем, Дарья прошла в сторону печки и сердито загремела чугунками. А Настенька потупилась и робко протянула: 
- Права маменька, не ругай его, Марьюшка. Он такой... 
- Тьфу! Околдовал он тебя, ирод! Третий день сиднем сидишь, да вздыхаешь! - прошипела Марья и выскочила из горницы. Накинула в сенях шубейку, влезла в валенки и быстрей, пока никто остановить не додумался, метнулась по проторенной мужиками-дровосеками тропинке в сторону леса. 
О том, куда папка-дурень свез на Бурасике сестренку, Марья вызнала еще с вечера, да до той поры, пока с сестрой не поговорила, не ведала, как поступить. А теперь никаких размышлений в голове не осталось, горячим ветром гнева выдуло. Мчалась на лыжах девица по лесу, праведным возмущением горела так, что жар вокруг шел. Даже диво, что снег вокруг не таял. 
Белое безмолвие нарушали лишь треск редкого сучка, перестук дальнего дятла да сердитое девичье сопение. А вот и заветная полянка с громадной елью показалась. То самое место, куда со всех сел окрестных в день заветный избранную девицу на ночь единую в лес привозили. Свежая лежанка из лапника, который тятька для Настьки-дурехи нарубил и угли от костра, чтоб за ночь сеструха в лесу не замерзла - все Марья сразу приметила. 
Выкатилась на лыжах посередь поляны, уперла палки в снег и давай вопить во всю глотку, тренированную на девичьих песнях: 
- Морозко, охальник! А ну, подь сюда, душегуб! Подь, кому сказала!!! Морозко!!! 
Кричала почитай минут пять-семь, не больше, пока первый запал не прошел. А как примолкла, чтоб дух перевести, да пот с лица рукавицей утереть, заметила его. Стоит меж деревьев в кафтане, жемчугом расшитым, шуба горностаева на плечи наброшена, в прорезях рукавов кафтан голубой атласный поблескивает, посох в руке. Перчатки белые. Синими, да прозрачными каменьями расшиты, мехом подбиты. Стоит, соболиные брови хмурит, да эдак задумчиво на орунью смотрит. 
- Чего вопишь, красна девица, чего лес спящий тревожишь? Почто меня словами поносными клеймишь? 
- А почто ты сестру мою единственную заморочил? - набросилась на явившегося девица да палкой лыжной замахнулась. 
- Не чаровал никого отродясь, - оторопело оправдался собеседник, аж отступил на шаг. 
- Нет? А метка твоя снежная у Настасьи на щеке откуда? Душу из девки вынул, в пурге закружил, сидит, вздыхает, чахнет, куска в горло не лезет ей, тока шубу все гладит... 
Марья не выдержала и сорвалась на всхлип, уж больно сеструху жалко стало. 
- Не чаровал я девку, - в сердцах, отчаянно отмахнулся красавец в дорогой одеже. - Стоило бы, наверное, чтоб впредь неповадно было лгуний мне в лес на смотрины приводить. У нее спрашиваешь, тепло ли, а она, зуб на зуб не попадает, дрожит заячьим хвостом, а все дура твердит: тепло, тепло, батюшка! Тьфу! 
Морозко зло сплюнул снежный ком и горько посетовал: 
- И как мне единственную свою сыскать, девица? Батя Мороз давно уж женат, а я все холостым хожу. Уж такое отчаяние берет, что и к обманщицам кажусь, проверять их взялся. Да все без толку! И не околдовывал я ее, не по силам мне такие ковы на разум накладывать! Вы, девицы, сами кого хошь заморочите, да с ума сведете. Вот так я лишь сделал для проверки! 
Взметнулась белая шуба метелью, в миг оказался чернобровый красавец рядом с Марьей, сдернул в пальцев длинных, перстнями унизанных, перчатку, да приложил руку к раскрасневшейся щеке девичьей. 
Ледяного касания стужи ожидала Марья, охнуть уж изготовилась, а лишь простое тепло человечье ощутила. Стянула с себя рукавицу, перехватила ладонь. И впрямь, обычная, теплая рука мужская, запястье крепкое, жилистое. Не бугай, из тех, кто кулаком ворота выносят, но и не хиляк. И глаза под темными ресницами синие-синие, как небо зимнее в ясный зимний денек. И в глазах этих изумление горит. 
- Стало быть, не колдовал? Да от касания единого у Настасьи ожог остался? - медленно, пытаясь сбросить очарование, не имеющее ничего общего с колдовским, уточнила Марья. 
- Не чаровал, сама она! Дура девка! - истово побожился красавец. 
- Ах сама! Ах, дура! - взвилась в душе огненным валом обида за сестру. 
Выхватила Марья из руки Морозко посох, самоцветными каменьями украшенный, да с размаху по лбу охальнику залепила. Не устоял тот на ногах. Шлепнулся в сугроб, метя снег шубой роскошной, парчой обшитой. Расширенными от небывалого изумления и восторга глазами на Марью глянул. На лбу багровый шишак наливается, а ушибленный эдак вкрадчиво вопрошает: 
- А скажи мне, красная девица, бегала ли бы в отрочестве по зиме с друзьями в салки с веточкой играла ли? 
- Кто ж не играл, - оторопело выдала Марья, не понимая куда клонит Морозко, чего несет. - А ну как она ему ум последний отбила? 
- А что кричит вОда с хворостинкою, помнишь, девица? 
- Кто посоха мово коснется, ни в жисть ни проснется, - пробормотала девушка и с запоздалой оторопью уставилась на тяжелую резную палку с своей руке. 
Поблазнилось, нет ли, а только на миг узор будто поплыл, да посох на Марью в ответ глянул. Подмигнул эдак залихватски. А потом из пальцев ослабевших вывернулся, да в хозяйскую руку назад прыгнул. 
Миг и вновь Морозко на ноги встал. Гордый, синеглазый, бровями темными, собольими играет, уста сахарные улыбаются. Красавец писаный, если на шишку посередь лба не смотреть. Да только глаз нет-нет, да на нее падает. 
- Лишь единственная моя, как Макошь наказала, посоха морозного коснуться сможет, лишь ее холодом своим я не ожгу. Вот и свиделись, лада моя! Долго же ждал я тебя! - торжественно объявил Морозко, торопливо воткнул посох в снег, да простер к девушке руки, явственно понадеявшись на жаркие объятия избранницы. 
Поглядела Марьюшка в ответ, представила, как в грудь красавцу на на лыжах въехать пытается, да как на двоих втрое больше синяков прибывает. Усмехнулась, руки в бока уперла, брови сдвинула и выпалила негодующе: 
- Эк, какой скорый ты, Морозко! А сватов засылал? На смотрины ходил? Платок мой в дар получил? Ишь, разохотился! Иль ты лишь поиграться желаешь, да девичью честь замарать? 
Заморгал ресницами длинными своими раскрасавец, лоб дланью потереть попытался, да зашипел, как шишки коснулся, на посох предательский покосился и отступил покорно. Отвесил поясной поклон, да покаялся: 
- Прости, красна девица, все честь по чести, как ты скажешь, так будет. 
- То-то же! Без сватов в деревню носа не суй! - выкрикнула девушка, палки в руки схватила, да и покатилась к родному дому, раздумывая над тем, что Ваньку-кузнеца, который давно по Настюхе вздыхает, надо в гости зазвать. Приданое-то теперь есть! 
"Пришлю сватов!" - шепнула вслед Марьюшке вьюга да тихохонько огладила рукав шубейки. "Пришлю" - выдохнул порыв ветра, будто поцелуй с уст сорвал. "Пришлю", - подтолкнула лыжи поземка. 
А девица шепнула в ответ одними губами: "Присылай", и заалели щечки. Иль это они от мороза да бега раскраснелись?... 
 
© Фирсанова Юлия Алексеевна

  • 1

#8 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 27 Январь 2017 - 08:04

Левый берег. Преображение.
 
Сидя на печной лестнице, юная кикимора шила себе новую рубаху, но, сказать по правде, выходило у нее не очень. Несмотря на все старания, стежки ложились вкривь и вкось, получались разной длины. Все оттого, что во время работы она дергалась и подпрыгивала, будто на приступку, где она сидела, подложили канцелярскую кнопку. 
Кикимора была небольшого росточка, с горбом на спине и змеящейся по нему косой. Одета в длинную черную рубаху и веселенькую шапку с рожками, вероятно, собственного изготовления, потому что рога на ней были разной высоты. 
-Кика! – позвал с порога банник. – Я вернулся. Что на ужин у нас? 
— Ну и че? Вернулся он, видали? – скандально завизжала кикимора. – Ужин ему подавай! С чего бы это? Уж не жена ли я тебе? 
Наглядно демонстрируя отсутствие ужина, в воздух поднялись пустые горшки и чугунки и стали хаотично летать по избе. Кухонная утварь время от времени натыкалась друг на друга, на стены, а особенно дерзкая сковорода со всей дури врезала баннику по лбу. 
Пользуясь замешательством незадачливого жениха от всей этой кутерьмы, кикимора выскользнула за порог. 
 
* * * 
— Бабушка Авдеевна! – раздался скрипучий голос и в дверь заколотили. 
— Иду! Иду! – ответила знахарка и пошла открывать, бурча себе под нос: 
— Кого это принесла нелегкая в такой час? Ты? А тебе чего? – удивилась, обнаружив на пороге кикимору. – Аль заболела? Так вроде не болеет ваш род. Ну, заходи, коли пришла. 
Не каждый осмелится впустить к себе в дом кикимору, но Авдеевна была не робкого десятка. 
— Бабушка, помоги! – неожиданно попросила кикимора, хватая знахарку за руку и с мольбой заглядывая ей в глаза. – Нет больше мочи так жить. Чувствую, что не родилась я кикиморой. Опостылели мне все: и кикиморы соседские, и шушканы бестолковые, а больше всех – жених мой банник. 
— Знамо дело, что кикиморой ты не родилась. Выкрал он тебя из семьи человеческой, когда ты младенцем была, чтобы жену себе вырастить. Это у них в порядке вещей. Так, то — дела давно минувших дней, а от меня-то тебе чего надобно? 
— А можно все обратно вернуть? 
Неопределенного цвета глаза с надеждой глядели прямо в душу Авдеевне и та смягчилась: 
— Попробовать можно, только рискованное это дело. Можешь вообще помереть, но намучишься так уж точно. Обидно будет, если зря и не выйдет ничего. Честно скажу, способ есть. Только я его не пробовала никогда — нужды не было. Делать это надобно в марте, семнадцатого числа, за день до того и приходи. 
— Бабушка, да куда же я пойду? – взмолилась кикимора. Сбежала я, а перед тем еще сковородой по лбу жениха огрела. 
— Так откудова ты? 
— Из Кикиморова. Можно я у тебя поживу? Я тебе помогать буду. Что скажешь, делать буду: стирать, убирать. 
— Эко тебя занесло. Это ж даль-то какая. А насчет подмоги толку с тебя никакого, уж я-то знаю. Да ладно уж, оставайся, куда ж тебя деть, горемыка. 
 
* * * 
Так и прожили вместе почти два месяца знахарка и кикимора. Жиличка старалась не вредничать, да у Авдеевны особо и не забалуешь, но и быть полезной у нее не получалось. Знала знахарка, о чем говорила. Только начнет кикимора полбу перебирать, тут же на месте подпрыгивает. Дернется, да и рассыплет крупу на пол. Бабушка на нее не сердилась — понимала, что та не виновата. 
А семнадцатого марта на рассвете, когда кикимора еще спала, взяла Авдеевна большие ножницы и выстригла крест у нее на голове, приговаривая только ей известные слова. 
Кикимора закричала нечеловеческим голосом и стала корчиться в постели. Тело ее выгибалось дугой, на лбу выступили крупные капли пота. 
— Попей, милая! – протянула знахарка бедолаге кружку с наговоренной водой. Для того, чтобы та смогла сделать несколько глотков, голову ее пришлось поддерживать. 
— А-а-а! – кикимора закричала с новой силой. 
Авдеевна поставила готовиться травяной отвар и присела у постели горемыки, что металась в бреду. 
— Говори, что видишь, — сказала знахарка. 
— Вижу реку, — слабым голосом ответила кикимора. 
— Там должна быть лодка, видишь ее? Ищи. 
— Вижу. 
— Садись в нее и плыви. 
— Села, плыву. 
— Все время рассказывай, что видишь, — напомнила Авдеевна. 
— Вижу, что река и лодка зеленые, а на берегах трава растет и деревья. Вижу коров на берегу справа. 
— А слева коров видишь? 
— Нет. 
— А что еще не так на разных берегах? 
Кикимора замолчала, странно охнула, а затем сказала: 
— Деревья сухие. 
— Где? 
— Слева. И трава пожухла. Деревья горелые что ли? – неизвестно у кого спросила сновидица. – Как будто пожар был. А одно горелое бревно вообще на земле лежит. И травы здесь больше нет, только черная потрескавшаяся земля. 
— А справа? Какие там деревья? Есть трава там? – спросила знахарка. 
— Да, там и трава и деревья – все зеленое. А-а-а! – снова закричала кикимора. 
— Что, милая? 
— Горб огнем жжет. И всю левую сторону ломит. 
— Так немудрено это, — сказала Авдеевна. – Горб-то у тебя тоже с левой стороны. А ты сама сказала – пожар там был, сухое все. Надобно, чтобы левый берег зазеленел. Направляй лодку к правому берегу. Давай пристанем там, где есть саженцы небольшие: деревца, кустики. Такие, чтобы ты сама с ними справиться могла. Видишь? 
— Вижу. Пристань и лопату ищи в кустах. Потом выкапывай саженец и вези его на левый берег, сажай там и полей обязательно. 
Отвар для кикиморы был готов. К тому времени она успела пересадить полдесятка саженцев. А голос ее становился все слабее. 
— Утомилась, милая? – спросила знахарка. 
— Еще как, бабушка. 
— Вот, попей, — Авдеевна поднесла кружку с дымящимся напитком к лицу горемычной. – Это тебе силу придаст. 
Та сделала несколько глотков. Чудесным образом боль успокоилась, а взгляд неопределенного цвета глаз стал осмысленным. Знахарка присела рядом и заговорила: 
— Сейчас расскажу тебе, что ты видела. Левый берег – это твое прошлое, которое ты сжигаешь, никак не хочешь его принять. И себя в нем принять не хочешь. Неужто в твоем детстве и юности не было ничего хорошего? 
— Ну, не знаю, — растерялась кикимора. 
— А ты вспомни. 
Неожиданно та улыбнулась: 
— Кот у меня был. Его мне старая кикимора, что за мамку была, подарила. 
— Вот видишь, мамка тебе подарки делала, любит тебя, наверное. Вспоминай хорошее, вспоминай. Его много было, просто ты его сразу не признала, а, может, забыла уже. 
И кикимора вспоминала, чем дальше – тем больше. Рассказывала смешные случаи из детства, и улыбка все чаще озаряла ее остроносое лицо. 
— А себя ты за что так не любишь? – неожиданно спросила Авдеевна. 
— За то, что такая неуклюжая и некрасивая. А еще вредная, — ответила кикимора и расплакалась. 
— Ты оттого неуклюжая и вредная, что себя не любишь, а не наоборот, милая. А насчет красоты, так она — у каждого внутри и из глаз глядит как свет из дома сквозь окошко. Внутри каждый – сам себе хозяин. Что захочешь, то в тебе и вырастет, — знахарка обняла страдалицу, прижала ее голову к груди и гладила, пока та не успокоилась. — А теперь ложись, поспи, много сил тебе еще понадобится. И жалей себя от всего сердца. Ты у меня умница и красавица, запомни это. Просто запуталась, да и не мудрено. Все у нас будет хорошо. А хочешь, насовсем у меня останешься? Будешь внучкой моей, я тебя премудростям своим научу? Дарьей окрестим, тебя же мне Небеса подарили. 
 
* * *
Еще месяц выхаживала знахарка кикимору. Каждый день та сажала деревья и кусты на левом берегу реки. Когда силы подходили к концу, Авдеевна поила ее чудодейственным отваром, кормила и вразумляла. Через две недели жиличка с улыбкой вспоминала годы, проведенные в Кикиморове. Горб ее заметно уменьшился и не так болел. Да и на кикимору она походила все меньше. 
А однажды в видениях появилась большая лягушка. 
— Далеко до нее? – спросила знахарка. 
— Далековато будет, бабушка. 
Насадив деревья и кусты, Дарья принялась перевозить дерн и сажать цветы. Вместе с травой на левом берегу появились коровы. Девушка посмотрела на оба берега и нашла их одинаковыми. Неожиданно лягушка запрыгнула в лодку. 
— Бабушка, лягушка, — сказала Дарья. 
— Где, милая? 
— В моей лодке. 
— А вот и твое преображение, Дарьюшка! – Вставай, лежебока, праздновать будем. 
 
* * * 
На следующий день Дарья вышла во двор и увидела своего жениха. Вроде бы и он это был, но за время, прошедшее с их последней встречи, тоже заметно изменился. Стал моложе и выше ростом, а вместо листьев с банного веника облачился в джинсы и футболку. Очень даже привлекательный мужчина получился. 
Девушка не могла понять, что произошло с банником. Забегая вперед, скажем, что она этого так никогда и не узнала. Возможно, банника, как и ее, в человека перевоплотил знахарь, возможно, любовь, а могло случиться, что Дарьино преображение обновило и ее половинку. Ведь не зря же мудрые говорят: «Хочешь изменить мир, начни с себя». 
Дарья разглядывала черточки, которые остались прежними – приподнятые уголки глаз и опущенные внешние края бровей, мочки ушей необычной формы, и сердце ее заколотилось. Все это было таким родным. «А ведь, все-таки, вот она – моя судьба!» — пришло прозрение. 
— Пойдем домой, — позвал бывший банник. 
— Куда? В Кикиморово? – отшатнулась Дарья. 
— Зачем в Кикиморово? Я здесь в Спиридоновке для нас домик купил. Будешь к Авдеевне в гости ходить хоть каждый день. А еще цветочки в ящичек посеял, чтобы тебе радостно было. 
И тихо добавил: 
— Прости меня за все. 
— Да простила уж. И ты меня тоже прости, если что. 
 
© Мари Лепс

  • 1

#9 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 27 Январь 2017 - 08:11

Проклятие
 
Толстая Зу приковыляла к пещере шамана на закате. 
— Эй, шаман! — окликнула она. 
— По воскресеньям не принимаю! — проворчал шаман. 
Красное вечернее солнце уже почти скрылось за скалами на западе, длинные тени деревьев протянулись вдоль тропы. Шаман сидел у самого входа в пещеру, на куче сухой листвы, и вырезал кремневым ножом фигурку из кости. Зу подошла поближе, тяжело дыша. Крутой подъем к пещере заставил ее немало попотеть. 
— Шаман! — снова позвала Зу, не обратив никакого внимания на слова шамана. — Мне нужна твоя помощь. 
— А мне нужны четыре медвежьи шкуры и горшок сала, — отозвался шаман. — Но я ведь не иду к тебе, чтобы их потребовать, не так ли? 
Зу ничуть не смутилась. Она уселась на большой плоский камень неподалеку от входа и шумно вздохнула. 
— Это касается Агу, — сказала она. — Моего сына. 
Шаман удовлетворенно кивнул, не глядя на Зу. 
— Отлично, — сказал он. — Рад слышать, что меня это не касается. Еще что-нибудь? 
Вопрос поставил Зу в тупик. Она несколько секунд непонимающе смотрела на шамана, потом спросила: 
— Чего? 
— Риторический вопрос, — пояснил шаман. — Отвечать не обязательно. 
Зу помотала головой, пытаясь собраться с мыслями. 
— Шаман, — сказала она. — Агу, мой сын, совсем меня не слушается. 
— Трудный возраст, — безразличным тоном посочувствовал шаман. — Кризисный период, взросление, и все такое… Он, кажется, женился пару недель назад? 
— Вот именно! — горячо подтвердила Зу. — Спутался с этой девкой, Айай. 
— Видел, — одобрительно кивнул шаман, не отрывая взгляда от костяной фигурки. — Хорошая девушка. Трудолюбивая, симпатичная, большегрудая. Прекрасная девушка. 
— Да она из племени каннибалов! — возмутилась Зу. 
— Ты вроде тоже, — сказал шаман. 
— Это было давно, — отрезала Зу. — До замужества. А эта… Сожрет мальчика с потрохами, и добавки попросит, стерва! В четверг я была у них, так она прогнала меня из пещеры, и еще песком вслед швырялась! 
— Вот как? — удивленно пробормотал шаман, почесав жиденькую бородку. Поразмыслив несколько секунд, он кивнул: — Да. Прекрасная девушка. С такой не пропадет. 
Зу сердито засопела. 
— Ну и вот, — сказала она. — Я пришла, чтобы ты поговорил с Агу! 
Шаман наконец поднял на нее взгляд. 
— О чем? 
— Как о чем? — возмущенно взмахнула руками Зу. — Скажи ему, чтобы слушал мать. 
Шаман почесал в затылке. 
— А зачем? — спросил он. 
Зу вскочила на ноги, ее пухлое лицо покраснело. 
— Как это зачем? — рявкнула она. — Мальчик совсем отбился от рук! Ушел из родной пещеры, женился на каннибалке, а ты делаешь вид, будто тебя это не касается? 
Шаман вперил задумчивый взгляд в пламенеющее небо над холмами. 
— Нет, — сказал он наконец. — Не касается. 
Он поднес костяную фигурку к самому носу, чтобы в вечерних сумерках лучше видеть детали, ковырнул ее острой гранью кремня. Потом поднял глаза на стоящую перед ним Зу. 
— И сядь, — сказал он. — Свет загораживаешь. 
— Ну, знаешь! — возмутилась Зу. — А еще шаман!.. 
Тем не менее, она вернулась к плоскому камню и плюхнулась на него, сопя от негодования. 
— Не понимаю, что тебя не устраивает, — сказал шаман. — Парнишка растет, у него потребности. Маскулинность, знаешь ли. 
— Чего? — подозрительно переспросила Зу. 
— Маскулинность, — повторил шаман. 
— Тьфу! — в сердцах плюнула Зу. — Это она на него дурно влияет, эта Айай! Раньше-то он и думать не смел об этой гадости! Все она, эта рыжая дрянь! 
— Разве паренек чем-то недоволен? 
— Конечно, недоволен! — сердито сказала Зу. — Ему с ней плохо! Может, он этого и не замечает, но я-то вижу! Я мать! Если так дальше пойдет, она совсем испортит моего мальчика. Сегодня они кидают в мать песком, а что им взбредет в голову завтра? Наплодить маленьких каннибалышей? 
Шаман пожевал губами. 
— Агу очень расстроит меня, — сказал он, — если не додумается, как это сделать. Я всегда полагал, что он неглупый мальчик. Не вундеркинд, конечно, но где у нас тут вундеркинды? 
— Вот и я говорю! — закивала Зу. — У нас нормальное племя, а не эти самые, вундер-как-их-там! Айай-то, небось, уж точно из таких! 
Шаман вздохнул. 
— Поговори с ним! — приказала Зу. — Эта девка его до добра не доведет. Я говорила тебе, что она швырялась в меня песком? 
Шаман кивнул. 
— Да-да, — сказал он. — Ты пришла к ним в пещеру, погостить недельку, а костер был сложен неправильно, и кости в углу лежали не горкой, а как попало. И еще, кажется, ты хотела научить ее, как надо печь мясо. 
Зу удивленно уставилась на него. 
— Откуда ты знаешь? — спросила она. 
Шаман пожал плечами. 
— Я же шаман, — ответил он. — Я все знаю. Духи разговаривают со мной. 
— Так значит, поможешь? — с надеждой спросила Зу. — Поговоришь с мальчиком? 
— Бесполезная затея, — сказал шаман. — Парень давно уже взрослый, на охоту ходит, женился… Правда, можно было бы… 
Шаман на секунду задумался, потом манул рукой. 
— Нет, это, пожалуй, чересчур. 
— Что? — заинтересовалась Зу. — Ну, скажи, шаман? 
Шаман дернул плечом. 
— Можно было бы наложить на нее проклятье… 
— Проклятье? — глаза Зу расширились. 
— Угу, — кивнул шаман. — Я и говорю — глупая мысль. Несерьезно как-то. 
Зу беспокойно заерзала на камне. 
— А что за проклятье? 
Шаман молча вертел в руках костяную фигурку. 
— Да так, чепуха, — произнес он, помедлив минуту. — Ребячество. 
— Ну, расскажи! — попросила Зу. 
Шаман молчал. 
— А я принесу тебе голову дикого осла, — сказала Зу. 
Шаман на секунду замер, потом едва заметно покачал головой. 
— И всю шкуру осла, — посулила Зу. 
На мгновение шаман оживился. 
— А что будет находиться внутри шкуры? — спросил он. — Там, вроде, должен быть осел. 
— Осла мы уже съели, — виновато призналась Зу. — Но я могу положить туда десять рыб, — поспешно добавила она, заметив, что шаман теряет интерес. 
— Двадцать, — поправил ее шаман. — Есть одно колдовство, но оно непростое, рыб надо много. Двадцать больших копченых рыб. 
— Колдовство-о-о! — протянула Зу и быстро закивала головой. — Я принесу, принесу! Завтра вечером принесу. Так что это за колдовство? 
— Ну, — неопределенно сказал шаман, — одно заклинание, очень страшное. Призовет гнев духов на голову Айай. Семь лет неудач и все такое. Устроит тебя? 
Зу расплылась в широкой улыбке и затряслась всеми подбородками. 
— Ну, держись! — воскликнула она. — У-у, вун-дер-кинка! 
Она уже развернулась было, чтобы спуститься вниз, к пещерам племени, но шаман окликнул ее. 
— Еще одна вещь, — сказал он. — Колдовство, как я тебе уже сказал, непростое. Потребуется еще кое-что… 
Зу нахмурилась, ей казалось, что двадцати копченых рыб с лихвой должно хватить на любое колдовство. 
— Ты должна устроить им бойкот, — сказал шаман. — Иначе магия не сработает. 
— Бойкот? — наморщила лоб Зу. — Это вроде как лохмы выдрать, да? Ну, завтра я буду коптить для тебя рыб, а вот послезавтра… 
— Нет, — перебил ее шаман. — Это значит, ты не должна появляться на пороге их пещеры. И вообще, не показываться им на глаза. 
Зу уперла руки в бока. 
— Это как так? — спросила она. — Это что, я должна прятаться от моего мальчика? А эта пакостная девка будет в это время зудеть моему сыну, какая я плохая мать?.. 
— Не будет, — махнул ей рукой шаман. — Это я беру на себя. Гнев духов… Ну, в общем, ты поняла. Пока вы с ней не видитесь, ей удачи ни в чем не видать. Хоть раз с ней повздоришь — вся магия насмарку. Понятно? Придется потом снова колдовать. И двадцатью рыбами уже не обойдешься. 
Зу неуверенно топталась на месте. 
— Но… 
— Иди, Зу, — твердо сказал шаман. — И помни, рыбы должны быть большими. Не забудь про ослиную голову. 
Зу развернулась и медленно побрела вниз по тропинке, пиная мелкие камешки. Шаман, прищурясь, глядел ей вслед, пока она не скрылась за поворотом, потом опустил глаза на костяную фигурку, которую держал в руках. Поскреб ее кремневым ножом, дунул, чтобы убрать крошку. 
— Можете выходить, — сказал он громко. — Она ушла. 
Из-за выступа скалы высунула голову робкая тень. Выбравшись из укрытия, тень оказалась патлатым юношей в набедренной повязке из енотовых шкур. 
— Ты же не будешь в самом деле колдовать? — с волнением в голосе осведомился он. 
— Я только что избавил вас от визитов мамаши на неопределенный срок, — сердито сказал шаман. — Это что, по-твоему, не чудо? 
Следом за юношей появилась худенькая рыжеволосая девушка. Юноша тут же ухватил ее за ладонь. 
— Спасибо можете не говорить, — сказал им шаман. — Пары зайцев вполне хватит. 
Агу понимающе закивал. 
— А теперь идите, — разрешил шаман. — Только не слишком быстро, а то догоните мамашу. 
Агу потянул девушку за руку и повел ее вниз по той же тропке, по которой ушла несколько минут назад Зу. Через несколько шагов девушка выдернула свои тонкие пальцы из его лапы, в два прыжка подбежала к пещере, быстро чмокнула шамана в заросшую щеку и так же бегом вернулась к мужу. 
Солнце уже почти совсем скрылось за скалами. Шаман сидел на куче листьев, привалившись спиной к камню, и смотрел, как парочка спускается по тропинке вниз. Когда они скрылись из виду, он буркнул: 
— Не за что, — и снова взялся за костяную фигурку. Он трудился над ней, пока не погасли последние лучи солнца, и он не перестал различать черты лица фигурки. 
Тогда он встал и ушел в пещеру.
 
© Алексей Березин

  • 2

#10 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 27 Январь 2017 - 10:46

Добрый дом
 
Все утро новый жилец разгружал мебель. Нет, сам он не носил стулья и не втаскивал циклопический диван с кожаной обивкой. Он расхаживал возле машины и отрывисто командовал. Мрачные грузчики чертыхались, сплевывая, но безропотно исполняли его приказы.
 
– Доброго денечка! – пропела Ирина Петровна, аккуратная старушка, колдующая над кустами белых роз в небольшом палисаднике перед домом. – Вы в двадцать пятую переселяетесь?
 
– Угу, – буркнул мужчина и тут же бросился к грузчикам. – Боком, боком вноси! Глаза есть, безголовые?
 
– Вы очень смелый, – продолжила Ирина Петровна. – Заселяться в такую квартиру...
 
– Какую квартиру, мамаша? Ты бы, мамаша, не лезла в чужие дела! – сверкнув глазами, рявкнул новосел.
 
Старушка поджала губы, но упрямо добавила:
 
– Я бы на вашем месте поинтересовалась историей квартирки.
 
Мужчина демонстративно повернулся к ней спиной.
 
– Все чисто. У меня проверка через прокуратуру, – буркнул он. Но это услышал только лохматый дворовый пес, мирно дремавший под скамьей у подъезда. Он приподнял одно ухо и пошевелил ноздрями, знакомясь с новыми запахами. Лоснящийся от пота мужик походил на что-то жирно-копченое, напоминающее краковскую колбасу, а грузчики – на обглоданные куриные ножки. Пес длинно зевнул и расслабленно замер, пригретый ласковым солнышком.
 
***
 
Его разбудили визги Мухиной из тридцатой квартиры. Старуху он недолюбливал за неприятный, скрипучий голос, но она частенько выносила ему остатки ужина, хотя и ругалась, что пес чавкает, как свинья. Мухина напоминала сдобную сладкую печеньку, которую иногда совала ему в миску вместе с коктейлем из рассольника, котлет и кислой сметаны. За это дворовый страж терпел и ее неприятный тембр, и склочный характер.
 
– Ишь, начальник нашелся! – вопила Мухина, размахивая руками перед новым соседом. – Только приехал, а уже порядки свои разводит! У себя командуй, а к нам не лезь! Мы здесь сроду не запирались!
 
– Дверь должна быть закрыта, – отрезал мясистый. – Чтобы не шлялись... Наркоманы, алкаши, рвань всякая. А ты иди куда шла! Разоралась тут.
 
– Кто разоралась? Я разоралась?!
 
Мужчина рукой отстранил от себя скачущую Мухину и, достав мобильник, куда-то позвонил, после чего довольно заметил:
 
– Завтра дверь поставят. Нам тут посторонние не нужны.
 
– А как Толик будет заходить? – снова всполошилась Мухина. – Он вечно ключи теряет! Квартиру-то ему мать откроет, а в подъезд как войдет?
 
– Кто такой Толик?
 
– Толик у нас особенный, он... он инвалид, – мягко ответила Ирина Петровна, выглядывая из своего окна на первом этаже.
 
– Психов надо лечить, – брезгливо сморщился «колбасный». – Или пусть живут в интернате.
 
– Интересно вы за всех решили, – покачала головой старушка. – Вы не правы, сосед. У нас тут злых людей никогда не было, потому что дом у нас добрый.
 
– А кошки? – продолжала бушевать Мухина. – Им-то как?
 
Кошек пес не любил, хотя и не трогал. Зачем? Мясо у них невкусное, а пока придушишь, расцарапают до крови.
 
– Кошки пусть дома сидят, – отмахнулся мужик, вытирая платком вспотевшую лысину.
 
…К следующему вечеру подъезд украсила бурая железная дверь, а прикрепленный к ней скотчем листок гласил: «Для выдачи электронных ключей обращаться в квартиру 25».
 
– Опять двадцать пять! – проворчала Мухина, высыпая на газетку перед псом куриные косточки. – Что за квартира? Одни идиоты вселяются.
 
Пес завилял хвостом. Он делал это мастерски – задирал хвост к небу и крутил им, как лопастями вертолета.
 
***
 
На двери сосед не остановился. Через неделю наряд полиции выволок из подъезда чету Семеновых «за злостное нарушение общественного порядка».
 
– Зря он так, – сказала Ирина Петровна, выразительно поглядывая на окна нового жильца. – Семеновы совершенно безобидны.
 
– Подумаешь, выпивали, – поддакнул ей дедок с третьего этажа. – Ведь не тунеядствовали! Работали, свои же деньги прогуливали. А что пели громко... У самого-то до полуночи то телевизор орет, то пылесос гудит.
 
– Не так уж и громко пели. Они надо мной живут – я ничего не слышала.
 
Пес внимательно прислушивался к разговору. Семеновы – это те, что прямо из окна нередко бросали ему колбасу. Они чокались, тихо позвякивая, и каждую опрокинутую рюмку сопровождали подачкой. Колбаса у Семеновых была дешевая, но пес радовался и такой. Не хуже, чем плов без мяса от Михалыча, собеседника Ирины Петровны.
 
Старичок, помахав жалким кулачком, тоненько пожаловался:
 
– Не к добру это – мирных людей обижать! А хотя бы и выпивающих.
 
– Мне кажется, – медленно произнесла Ирина Петровна, – что ничего у него с дверью не выйдет. Правда, Вертолет?
 
Пес покрутил хвостом с двумя репьями на кончике и облизнулся. Старушкины угощенья – превосходнейшее меню из всех возможных! Путовые суставы, куриные головы… И рубец! От божественного запаха рубца Вертолет терял разум, впадая в щенячий восторг. Он одобрительно гавкнул. Пес жил здесь испокон веков и со дня сотворения его собачьего мира рядом ходил, кормил и почесывал за ухом лучший человек на свете по имени Ирина Петровна – Творец Нерушимой Тверди Мироздания.
 
***
 
Старушка оказалась права. Новенький замок сломался почти сразу – сосед не успел продать ни одного ключа-таблетки.
 
– Что за черт?! Кому руки повыдергивать? – злобно выругался он, обнаружив поломку. Дело было почти ночью, когда дом уже затих и редкие горящие окна отбрасывали квадратики света на темную асфальтовую дорожку. – Завтра видеокамеру повешу. А-а-а!.. – отскочил он от неожиданности. Это лохматый Вертолет бесшумно возник перед новоселом.
 
– А ну, пшел отсюда! Пшел, кому говорю!
 
Вертолет повертел хвостом, но мясистый грозно выпятил нижнюю губу.
 
– И с тобой, тварью, разберусь, – пообещал он. – Попадешь в живодерку, узнаешь, как людей пугать.
 
Слово «живодерка» Вертолету было известно. Пес его не боялся. Еще задолго до появления живодерной машины во двор вползал тошнотворный запах смерти, опутывая липкими нитями стволы деревьев, детские грибочки с качелями и ноги проходящих мимо людей. Пес неспешно вставал и уходил к школе. Там он забирался под крыльцо и спокойно пережидал облаву в компании с собаками из соседних дворов. В живодерку попадали только глупые дворняги и, может, так оно было и надо.
 
— Пшел! — мужик ногой пнул Вертолета в бок. Пес взвизгнул. Бока у него были отбиты еще в молодости, больно даже гладить. А уж если тяжелым ботинком... Да, с мясистым каши не сваришь – и он, поскуливая, поплелся к палисаднику.
 
Жилец, шагнув в дверь, споткнулся снова. Вязаный коврик, тот, что обычно мастерят, сплетая в спираль старые чулки, сбился, собрался в кучку.
 
– Понабросали дерьма! Руки бы оторвать!
 
Коврик полетел в урну, и пес неодобрительно зарычал. Коврик сплела Ирина Петровна, чтобы не тащить грязь с улицы. Раз в месяц половичок меняли на новый, и в этом привычном действе Вертолет усматривал незыблемое течение жизни. То, что коврик вдруг кому-то помешал, пес расценил как крушение привычных устоев. Он взволнованно гавкнул три раза. Ирина Петровна незамедлительно откликнулась, выбежав прямо в домашнем халате:
 
– Вертолет, что случилось?
 
Собака красноречиво села около урны. Старушка, расстроенно всплеснула руками и осторожно вытащила половичок. Встряхнула. Приподняла на просвет, убедилась, что коврик невредим. За этим занятием ее и застал новый сосед, неожиданно появившийся из-за дверей.
 
– Завтра я повешу видеокамеру, – прошипел он. – Ни одна сволочь не посягнет на мое!
 
– Вы о чем? – удивилась Ирина Петровна.
 
– Вот об этом! – мясистый постучал жирным пальцем по замку. – Думаешь, я не догадался, кто здесь всем заправляет?
 
Выдрав половик из рук женщины, он яростно зашвырнул его на козырек над крыльцом.
 
— Что вы себе позволяете? – от возмущения Ирина Петровна чуть не задохнулась.
 
– Я тебя предупредил, старая карга! – колбасный угрожающе потряс кулаком перед лицом старушки. – Я больше предупреждать не буду. Здесь будет так, как живут нормальные люди, – домофон, видеокамера, консьержка и никаких драных тряпок и блохастых псов!
 
Он распалялся все сильнее и сильнее, брызгал слюной, кривя рот.
 
– Я отправлю тебя в дом престарелых, а этого, – он указал на зарычавшую собаку, – на живодерню!
 
Ирина Петровна отступила к стене, в ужасе закрывая лицо руками. Но сосед не унимался, нависая над испуганной женщиной, выкрикивая ругательства и размахивая руками.
 
***
 
Черная тень вылетела из темноты, обрушилась на обидчика Главного Хранителя Собачьего Мира и повалила на щербатый асфальт. Мужчина не успел даже всхлипнуть. Вертолет одним точным движением вспорол ему горло, с наслаждением откусил нос. Потом, еще хрипящему, разодрал рубаху и вгрызся в грудь, мощными челюстями ломая ребра и добираясь к сердцу. Урча и чавкая, пес трепал и трепал развороченное тело негодяя в свете луны и двух окон Ирины Петровны. Напоследок, откусив кусок дымящейся печени, он торжествующе глянул на старушку. С морды его капала кровь.
 
– Я же говорила, зря он так, – произнесла Ирина Петровна. – Мог бы поинтересоваться, куда делись предыдущие жильцы.
 
Пес с любопытством склонил на сторону лохматую башку.
 
– Нет, – твердо заявила старушка. – На этот раз мы не будем падать с высоты. Мы просто исчезнем. Давай, Вертолет...
 
Пока пес волоком перетаскивал останки к канализационному люку у торца дома, Ирина Петровна вернулась с небольшой клеткой, в которой попискивали две серые крысы.
 
– У вас есть ночь. Чтобы к утру не было следов ни крови, ни плоти. Поняли?
 
Крысы что-то пропищали в ответ.
 
– Понимаю, – кивнула Ирина Петровна. – Двоим тут не справиться. Можете позвать подмогу из подвала. Но, чур, потом мытье с шампунем!
 
Крысы, вальяжно выкатившись из клетки, с нескрываемым аппетитом сожрали надкусанную печень, после чего вразвалочку направились к щели в фундаменте.
 
– Это ведь ты, голубчик, провода у домофона перегрыз, – сказала Главная Царица Песьей Вселенной. – Ты, я знаю... И правильно сделал! – она ласково потрепала пса по загривку. – Зачем нам домофон? У нас всегда будут открыта дверь, чтобы Толик и кошки могли ходить свободно. И коврик всегда будет. И Семеновы пусть поют. А тебе, забияка, я не дам сегодня куриных гребешков. Вспыльчив ты стал, дружочек, без команды полез разбираться. Подумаешь о своем поведении, а там посмотрим.
 
Пес счастливо зевнул. Теперь все как надо. Жизнь течет, и в ее потоке пока еще есть место Вертолету, верному стражу людей из доброго дома.
 
© Наталья Ефимова

  • 1

Поблагодарили 1 Пользователь:

#11 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 28 Январь 2017 - 04:42

Любовь или магия
 
- Ты будешь обладать великой силой, но помни – за все нужно платить. Поэтому ведьмам и не везет в любви… - говорила бабушка Морриган, передавая Моргане свое колдовское искусство.
Моргана запоминала эти слова на всю жизнь. И в самом деле, с мужчинами не срасталось, если ей и подворачивался какой-нибудь вероятный спутник жизни, то после непродолжительного вращения, его сносило с ее орбиты куда-то в открытый космос. Кто-то пил, кто-то много из себя мнил, кто-то выводил Моргану до такой степени, что ей хотелось превратить его в какое-нибудь животное, а кто-то был козлом без всякого магического вмешательства.
В конце концов, потомственная ведьма отчаялась, махнула на все рукой: «Не везет в любви, значит, не везет! Черт с ней, с романтикой!» И завела вместо мужчины черного наглого кота, назвав того Пухом.
Письмо-приглашение от старой подруги по Академии Темных Искусств Эльвиры застигло ее врасплох. Моргана развернула принесенный вороном черный пергамент, по которому кроваво-красными буквами с завитушками было выведено: «Привет, Моргана! Мы тут с девчонками посоветовались и решили устроить что-то вроде семейного ужина в пятницу тринадцатого. Шабаши – это конечно хорошо, но мы ведь не только коллеги по магии, но еще и хорошие подруги, а с семьями друг дружки практически незнакомы. В общем, нам просто необходимо собраться вместе с нашими вторыми половинками. Мы с Леликом приглашаем всех к себе. С Леликом мы уже пять лет вместе…»
«Что за Лелик?» - думала Моргана, судорожно вспоминая, что ей известно о личной жизни подруги. Оказалось – до стыдного мало.
«Дина придет со своим Франком. Брет приведет Эрнеста. А Мариаль ждем то ли с Марком, то ли с Максом (она постоянно путается в именах). Так что, приходите: ты и твой любимый. Но если ты до сих пор одна, ничего страшного, мы с девчонками все равно будем тебе безумно рады».
- Ничего страшного?! – завопила Моргана. – Безумно рады?! Конечно, вы будете рады, что я, как дура, одна!
Что ж это такое? Как так ее подругам удалось обойти извечное проклятье всех ведьм – патологическое невезенье в любви? У Эльвиры, понимаешь, Лелик! А эти трое тоже обзавелись мужиками. А что она, Моргана, хуже всех? Или, может, лучше всех? Может у нее настолько сильный дар, что с любовью никак?
Она беспокойно думала о том, где же эта четверка откопала себе бойфрендов, да еще и таких, которых не стыдно показать в узком кругу? А самое главное, где самой Моргане такого отыскать?
Мысль о привороте она отсекла сразу. Приворот любимого для выпускниц престижной Академии считался чем-то пошлым и непрофессиональным, сродни лечения ячменя на глазу путем тыканья дули для дипломированного врача. Еще девчонками пять подруг – гордых колдуний, поклялись, что никаких приворотов, ни за что, ни при каких обстоятельствах, а иначе – «Пусть у меня все лицо в прыщах будет!»
Времени до встречи оставалось мало, очереди из красавцев-мужчин, желающих сопровождать ее на ведьминские смотрины-посиделки, у двери не наблюдалось. Но чем больше думала Моргана о предстоящей вечеринке, тем вернее приходила к выводу, что нужно идти, и с кем-то. Можно конечно заявиться в гордом одиночестве, делая вид, будто ты одарена похлеще некоторых, а проблемы на любовном фронте – неизменная магическая плата за избыток силы. Но гораздо больше удовольствие доставило бы наличие живого мужского плеча рядом, да и удивление на лицах решивших выпендреться подруг – бесценно.
За три дня до посиделок Моргана занервничала. Накануне стала паниковать. А когда до часа икс оставалось полдня, она потеряла способность трезво мыслить, зато обрела способность быстро действовать.
Колдунья осмотрела комнату, взгляд задержался на тщательно вылизывающемся в этот момент Пухе.
- Нет! – сказала себе Моргана.
Потом сказала себе:
- Да!
Извлекла из закромов памяти одно мудреное заклятие и, вымолвив колдовские слова, обратила кота в человека.
…Человек вышел ничего так. Высокий. Мускулистый. И… черный!
- Ты негр? – удивилась ведьма.
- Попрошу потолерантнее. Или ты что-то имеешь против того, что я черный? – ответил кот, небрежно лизнув свою руку и одарив ведьму тем презрительным взглядом, на который способен только кот.
- Ничего не имею… Но… Стоп! А что у тебя с голосом? – высокий фальцет Пуха совсем не соответствовал тому образу альфа-самца, какой планировала демонстрировать подругам Моргана.
- Как? – Пух удивленно поднял бровь. – Ты не помнишь тот страшный день? Ах, да… Для тебя то этот день вовсе не был страшным. Ты же не пережила все это: уколы… белые стены… человек в халате, которого ты называла ветеринаром. Пробуждение… Осознание…
- Ну, зато ты теперь не бегаешь по всем подворотням района, - вяло огрызнулась ведьма.
- Все для твоего удобства. Ты лучше скажи, что тебе от меня нужно? Или ты просто тестируешь очередное заклинание?
- Ты едешь на бал! То есть, не ты, а мы… и не на бал, а на семейный ужин… - Моргана очень волновалась, и объяснения выходили весьма путанными. – С голосом надо что-то делать. Ладно, скажем, что ты сильно простыл. И вообще голос потерял. Короче, будешь молчать, говорить стану я! Звать тебя будут Алекс. Твое дело произвести впечатление страстно влюбленного в меня кавалера. Понятно?
В ответ кот только фыркнул, продолжив вылизываться. А Моргана, сильно сомневаясь, что Пух все правильно понял, уточнила:
- Итак, что ты будешь делать, когда мы придем в гости.
- Я не люблю чужие квартиры, - кот принялся играть со свисающим с потолка амулетом, - быстро перебегу в самую дальнюю комнату, найду подходящую кровать и залезу под нее. Буду шипеть на всякого, кто попробует меня вытащить, а если что, могу и лапой дать…
- Нет, нет, нет! Никаких пряток! Никаких лап и шипений!
- Чего это? – презрительно спросил кот, и Моргане показалось, что он над ней издевается.
- Иначе я!.. – прикрикнула она, потом встретилась взглядом с Пухом и поняла, что угрожать коту и запугивать того бесполезно. Ведьма смягчила тон: - Если сделаешь все, как мне нужно, я буду тебя до конца жизни кормить только отборной печенкой.
- И лососем.
- А морда не треснет?
- А если я не найду туалет в этих гостях, зато найду чьи-нибудь туфли?
- Ладно. И лососем.
- И валерьянку станешь наливать.
- Сопьешься!
- Это ты сопьешься, после того позора, который я могу тебе устроить.
- И валерьянку, - вздохнула Моргана. – Шантажист!
- Извращенка! Выдает кастрированного кота за бойфренда.
 
***
 
- Обаяй их, - шепнула Моргана на ухо Пуху-Алексу, когда они стояли перед дверью Эльвиры, готовясь позвонить в дверь. – Только молча.
- Могу помурлыкать, это всегда срабатывает.
- Только попробуй, хвост отрежу!
- Вот вы, люди, маньяки – вам лишь бы что-то нам, животным, отрезать.
- Ш-ш-ш…
Ведьма скрестила пальцы на удачу и нажала кнопку звонка. Гостей встречала хозяйка бок о бок с высоким подтянутым блондином. На секунду Моргане показалось, что Пух начал шипеть, но когда она обернулась, тот стоял, невинно улыбаясь.
Все девчонки уже собрались. Франк Дины – накачанный брюнет, имел красивое, хоть и слишком бледное, лицо. И красивую фигуру. Вот только все это вместе на Моргану производило какое-то странное впечатление – смутное чувство, будто нужно что-то подправить. Эрнеста Брет можно было сравнить со скалой – такой же мощный, коренастый, неповоротливый, медлительный, с тяжелым взглядом. Марк (или Макс – Мариаль называла его то так, то этак, и, самое удивительное, он окликался на оба имени) – обычный, ничем не примечательный парень, смотрел на свою девушку влюбленным, преданным взглядом, не на минутку от нее не отходя.
Алекс-Пух вел себя прилично. Один только раз ухватился за свисавший конец пояса на платье Брет, когда та повернулась к нему спиной, но Моргана вовремя заметила и отняла у кота игрушку, пригрозив лишением лосося.
Все шло хорошо. Алекс молчал. Подруги взахлеб рассказывали о своих отношениях, вроде того, кто как познакомился, планы на будущее и все такое. Моргана отчаянно скучала и испытывала трудности с выдумыванием романтических историй или хотя бы приличной легенды, как к ее берегу прибило черного парня, но грело то, что она не хуже всех. Ко второй половине вечера она даже немного успокоилась и расслабилась. И тут началось…
Алекс встал из-за стола.
- Куда ты? – яростно зашипела она в самое его ухо.
- Мне надо, - так же яростно зашипел он.
- Смотри мне насчет ботинок!.. Ты знаешь, где эта комната?
- Конечно, знаю. Успокойся.
Он ушел, а Моргана сидела как на иголках. А вдруг перепутает туалет с гардеробной? А если не перепутает, вдруг закапывать начнет? Накидает всяких предметов прямо в унитаз, забьет канализацию… Тревога усилилась, когда прошло полчаса, а кот не вернулся. Она посмотрела, чем заняты собравшиеся: Дина усиленно поправляла галстук на шее Франка. Брет уговаривала Эрнеста сделать не каменное лицо. Мариаль выслушивала очередное признание в любви от Марка-Макса. А Эльвира косила недовольный взгляд на грызшего куриную кость Лелика. Всем было не до нее.
Моргана виновато улыбнулась и выскользнула из-за стола. «Где это животное?!»
Животное обнаружилось на кухне… На столе!
- Брысь! – кричащим шепотом выдала ведьма. – Брысь со стола! Чего ты сюда залез?!
- Тут колбаса, - ответил Алекс, скривился и заурчал.
- Там тоже колбаса! В твоей тарелке! Такая же!
- Да? Эта вкуснее, - урчание усилилось.
- Слезай немедленно! Не позорь меня!
Моргана принялась стаскивать Пуха, тот сопротивлялся. В конце концов, он грохнулся на пол, стянув на себя кучу чашек и тарелок, и приземлился не все четыре лапы, как кот, а на копчик, как самый обыкновенный человек.
И в это мгновение на кухню вошла Эльвира.
- Что такое? Алекс, тебе плохо?
- Да! – паникующий мозг Морганы ухватился за подсказку. – Ему плохо! Просто очень волновался! Он переволновался… Вот…
- Ну что ж ты так. Сейчас, сейчас мы тебе поможем. – Эльвира извлекла из тумбочки пузырек, накапала в ложку и протянула сидящему на полу Алексу, вместе с чашкой воды и словами: - Пей, успокоительное.
Прежде, чем Моргана успела сообразить, что дает коту Эльвира, Пух отпихнул воду, проглотил содержимое ложки, выхватил весь пузырек и опустошил.
- Ему нельзя валерьянку!.. - запоздало опомнилась Моргана.
- Можно! – непередаваемым голосом заорал осмелевший кот, вскакивая на ноги. – Мне теперь все можно!
И он понесся по дому, футболя перед собой одну из упавших со стола банок пива.
- Что это с ним? – удивилась Эльвира.
- Аллергия… Аллергия на валерьянку… - промямлила Моргана, бросаясь следом за озверевшим питомцем.
Она догнала его в спальне, где он пробежался по спинке дивана, прыгнул, повис на шторе, оборвал карниз и упал, катаясь по ковру. Когда ведьма попыталась его достать, Алекс-Пух подпрыгнул с озорным блеском в глазах и понесся в сторону кладовки.
- Корооообочка!!! – донесся оттуда его восторженный вопль.
Пуха застали всей компанией – народ сбежался на крики, кот в человеческом обличии со всем старанием упаковывался в коробку из-под микроволновки, отчего та пухла и разваливалась, не желая принимать его черное тело в свои картонные объятья.
- Он, как мой котик! – хихикнула Дина.
Моргане ничего не оставалось, кроме как исполнить любимый жест капитана Пикарда – фейспалм.
- Это точно аллергия? – недоверчиво сощурилась Эльвира.
- Бросьте, - заявил Пух, не отрываясь от своего занятия, - я кот!
- Блин! – Моргана напряженно вспоминала заклинание, позволяющее провалиться под землю.
- Как ты могла?! – возмутилась Дина.
- Кастрированный кот, - издевательским тоном добавил Пух, разваливаясь в треснувшей коробке.
- Моргана… - с упреком и горечью выдавила Брет, и воцарилась тишина, которую через минуту прервал смех парня Дины.
Франк хохотал. Его бледное лицо из-за этого совсем посинело. Голова запрокидывалась все дальше, дальше, пока… не отвалилась…
- Упс… - Дина тоже побледнела.
- Что это? – вопрошала Эльвира дрожащим от возмущения голосом.
Моргана, не отрывая глаз, смотрела то на оставшееся стоять, как ни в чем ни бывало, подкачанное тело, то на моргающую на полу голову.
- Франка… я оживила… - пролепетала Дина, - ну вы знаете, с зомби все так ненадежно… Тем более, что голова у него с одного тела, а туловище… Просто на том туловище была голова… ну после аварии… Как бы… А шью я не очень…
- Вы обе, – тоном строгой учительницы начала Эльвира, – предали нашу дружбу! Наше доверие! Как вы могли? Как?! Мы же с Академии вместе, и никогда друг дружку не обманывали. Вы просто растоптали все самое чистое…
- Эрнест – голем, - вдруг еле слышно произнесла Брет.
- …светлое... Что?! – черные глаза Эльвиры поползли на лоб. – И ты, Брет?!
- Ладно! Ладно, - выкрикнула Мариаль. – Я тоже должна признаться! Марк… то есть Макс…
Все обернулись к ней, ожидая продолжения.
- Короче, я его того… приворожила.
Громкое «Ах!» прокалилось по комнате.
- Да, я нарушила нашу клятву! Ну а что мне оставалось делать? Я ведь думала, что у вас всех все в порядке на личном фронте. Ты, Эльвира, так рассказывала про своего Лелика. Мне было очень и очень обидно!..
- Вот, вот. Мы все на это попались, - кивнула Моргана.
- Неудачницы! – фыркнула Эльвира, демонстративно отворачиваясь. – Пойдем, Лелик.
Но Лелик стоял и… рычал на самозабвенно кувыркающегося в коробке негра.
- Лелик! – прикрикнула хозяйка дома.
Рык усилился.
Моргана, решив, что человеческое обличье Пуха больше неуместно, вполголоса произнесла заклятие, возвращающее истинный облик. Алекс снова стал черным пушистым котом. Но не на него одного магия произвела действие – Лелик вдруг начал уменьшаться, съеживаться, лицо вытягивалось, на открытых участках тела выросла шерсть. В конце концов, небольшой рыжий чихуахуа заливисто залаял на кота.
- Бедный Лелик! – прыснула со смеху Мариаль.
И ее поддержали дружным хохотом все, кроме Эльвиры, которая густо покраснела.
 
***
Спустя час ведьмы, оставив своих неудавшихся кавалеров, пили в ближайшем баре, перемигиваясь с пятеркой магов – выпускников Академии Темных Искусств. Те по старой традиции каждую пятницу тринадцатое напивались по поводу патологического невезения на личном фронте.
 
© Владислав Скрипач

  • 1

#12 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 01 Февраль 2017 - 02:07

Проклятие над колыбелькой 
 
В одном королевстве у короля и королевы родилось прекрасное дитя. И на его День рождения, как водится, собрались все, кому не лень. И, как это обычно случается, одного гостя пригласить забыли. А этот гость, будто бы назло, оказался самым вредным и злопамятным, ну и могущественным в придачу. Конечно! О ком же еще забывать в большие праздники, как не о темной колдунье, которая помешана по посещении всяческих общественных мероприятий!? 
Ну вот, волшебница и явилась в разгар торжества, чтобы проклясть младенца. Она указала своим скрюченным пальцем на милого ребенка и сказала: 
- Принц! – Да, да, это был мальчик, а что, разве прекрасное дитя обязательно должно быть девочкой? – За то, что твои родители такие лоси, что забывают о поддержании связей, элементарной вежливости и даже о чувстве самосохранения, я проклинаю тебя! Когда тебе исполнится восемнадцать лет! Ты!.. 
Все высокоблагородное общество замерло в ожидании приговора. 
- …Женишься! 
- Таким молодым?.. – ахнула одна из тетушек принца и упала в обморок. 
- Женишься на страшной, как сама смерть, - неумолимо продолжала злая ведьма, - уродливой и тупой, как пробка… 
- Девушке? - спросил кто-то. 
- Старухе! С семью взрослыми детьми от первого, второго и третьего браков! 
Произнеся эти слова, обиженная волшебница унеслась прочь в черном вихре, мать принца тут же заголосила, отец схватился за голову, тетушки принялись их утешать, сами пребывая в крайней истерике. А одна добрая фея призвала общество к тишине и объявила: 
- Увы! – сказала она. – Сила проклятия столь велика, что даже я, с моими-то неординарными способностями, не могу его полностью снять, однако, смягчить попробуем. – Забрезжила робкая надежда. - Уберем из этого проклятия самое страшное. Например, семерых детей от предыдущих браков. Сделаем невесту помоложе и посимпатичней и – вуа-ля! Принц женится не на страшной старой уродине, а просто на нищей забитой девушке, выросшей в атмосфере тотального контроля и унижения, не имеющей никакого образования, и обученной только владению шваброй и поварешкой! 
- Но зачем так сложно? – заметил король-отец. – А нельзя было просто дать тому, первому варианту невесты, сказочное богатство? Сразу бы все как нельзя лучше смягчилось… 
- Тем более, старуха бы долго не протянула, а казне всегда нужно золото, - согласилась с ним королева-мать. 
Фея пожала плечами: 
- Ну что тут поделаешь, я уже все сказала, раньше надо было с советами… - и улетела восвояси. 
Бедным родителям пришлось как-то жить со страшными перспективами в стезе принца, но допустить, чтобы пророческие слова сбылись, они не собирались. Поэтому всеми силами берегли принца от всяческих нищебродок. Юного наследника окружили небывалой роскошью, прививая ему с детства вкус к дорогим вещам: золотые кареты, породистые жеребцы, одежда по последней моде, напудренные парики, драгоценности и все такое. Девушки и женщины по статусу ниже графини в окружение молодого человека не допускались. Даже на роли горничных или кухарок приглашались исключительно благородные девицы с неплохим достатком и высшим аристократическим образованием, согласные ради возможности выскочить за принца на такое маленькое притворство. 
А когда принцу исполнилось восемнадцать лет, король с королевой решили взять вожжи управления судьбой сына в свои руки полностью. Мало ли, как и когда кровь мальчику в голову ударит? Лучше уж подобрать ему достойную невесту и женить, чем ждать, пока он сам выберет ту самую забитую нищенку, не имеющую представления о правилах поведения в высоком обществе. Поэтому они созвали бал. Грандиозный. Великолепный. С фейерверками. Черной икрой. Симфоническим оркестром. Пригласительными. Королева лично при помощи всей Службы государственной безопасности отбирала кандидаток. Она рассматривала родословную до седьмого колена и благосостояние до седьмого депозита каждой девушки. На входе поставили строгий фейс-контроль, и если наметанный глаз секьюрити замечал тусклое сияние фальшивого бриллианта или прошлогоднюю модель сумочки, вход претендентке на руку, сердце и мозг принца был заказан. 
Все шло хорошо. Все шло просто замечательно. Девушки поражали своей обеспеченностью и образованностью, принц цвел и пах в их благородном обществе и подавал все надежды быть к концу бала удачно женатым. И тут явилась она. 
Несмотря на то, что она предъявила самый настоящий пригласительный, и на то, что ее карета и упряжка лошадей стоила, как средних размеров провинция, даже на то, что на платье и украшениях самые внимательные агенты безопасности насчитали тысячу триста сорок три бриллианта чистой воды, а ее туфли были изготовлены из редчайшего в тех местах минерала, королева никак не могла узнать девушку и вспомнить ее имя. Сердце матери одновременно и радовалось такой неожиданной удаче и тревожилось, потому что чуяло какой-то подвох – ну не могла она не запомнить приглашенную, способную за один маникюр отвалить три мешка золота. 
А привыкший ко всему блестящему принц просто приклеился к незнакомке, не отходил от нее ни на минуту и танцевал, танцевал с ней… весьма странные па. Девушка совершенно не знала движений известнейших при дворе танцев. Она даже не могла отличить вилку для лобстеров от зубочистки, а пирожное съела руками! – королева сама видела. Но мать, ослепленная великолепием гости, ее дорогим видом, утешала себя, что девушка, скорее всего, иностранка, потому и путается. 
В полночь незнакомка исчезла, принц, как ошалелый, погнался за ней, но догнал только… хрустальную туфельку. 
Через месяц тяжелых поисков, истерик принца, сердечных приступов короля и обмороков королевы, увольнений и новых назначений сотрудников службы безопасности, загадочную принцессу все-таки удалось найти. …В самом отдаленном и непрестижном районе королевства. …В одном из самых неприметных домов. …На кухне. …В куче золы. 
Из всего великолепия, которым девушка блистала на балу, у нее осталась только одна туфелька, к огромному огорчению родителей принца – точная копия той, что осталась в руках у их чада. А чадо орало дурным голосом: 
- Хочу жениться! И только на ней! 
И что тут поделаешь? Проклятие, есть проклятие. Пришлось отдавать единственного сыночку какой-то там…. девушке с периферии. 
На свадьбу даже ту злую колдунью пригласили – надеялись, что она где-то психанет и проклянет теперь уже не принца, а юную принцессу Золушку. Праздник выдался хлопотным, грандиозным, как любили в том королевстве. Мама много плакала, отец много считал, агенты службы безопасности отдыхали после тяжелого трудового месяца. Поэтому мало кто заметил, как волшебница, проклявшая принца, подошла к фее, спасшей принца, и тихонько сказала: 
- Ну вот, твою крестницу пристроили. Как насчет моей? 
- Т-с-с… - зашипела фея. – Я все помню. Ты же предсказала принцу из соседнего королевства, что он женится на драконихе, одиноко живущей на высокой скале, и та его съест? А я «смягчила» проклятие, предсказав, что он женится на заточенной в башне девушке, которая никогда не стриглась, и не будет съеден, а просто потеряет зрение, упав на куст ежевики... 
- Вот это было лишнее! Твоей, так зрячий достался! – фыркнула волшебница. 
- Ну увлеклась… ну бывает… Я всегда склонна к драматизации. Ничего, зрение мы восстановим. Это поправимо. 
 
© Владислав Скрипач

  • 1

#13 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 01 Февраль 2017 - 02:17

Красная шапочка 
 
Замок стоял на холме. Небольшой, слегка пошарпаный от ветров и дождей, некоторые камни его потемнели и покрылись мхом. 
На холм перед ним упорно карабкалась девочка лет 12-ти, поскальзываясь и пыхтя. Она глядела прямо на замок и ее упорство было вознаграждено. 
Забравшись, она увидела ров и опущенный мост к воротам. 
Во рву плавал крокодил,пузом кверху. 
- Дохлый,что ли... - пробормотала она, тыкая в него палкой из любопытства. Крокодил открыл один глаз, но никак не отреагировал. 
Она прошла по мосту и ногой стала долбить в ворота. 
- Открыто!-прозвучал хриплый голос откуда то изнутри. Она потянула тяжелую створку и прошла внутрь. 
Интерьер богатством не блистал. Точнее, блистал, но когда то. Сейчас все было покрыто пылью. Она чихнула. 
- Проходи на кухню! - крикнул все тот же голос. - Я здесь! 
Девчушка бодро протопала в направлении крика, оставляя грязные следы сапог на полу. 
- А....Мне бы принца... - неуверенно произнесла она. 
- Эммм...Волк? - от неожиданности она плюхнулась на потемневший табурет, когда силуэт на кухне повернулся лицом к ней. 
Она шмыгнула носом и вытерла его рукавом,одновременно натягивая помятую юбочку на грязные и исцарапанные коленки. 
- Ну да,Волк. А ты кого ждала? 
- Ну...принца хотелось бы... 
Волк приблизился к ней и улыбнувшись во всю клыкастую пасть,спросил: 
-Давно ли ты принцев видела,милочка? 
-Мне это...мама рассказывала,да и я сама в книжках читала...-она поерзала на табурете,недоверчиво косясь на острые клыки хозяина замка. 
-Принцы,дорогая,там и остались,в книжках,да притчах. 
-Хотя,что это я,пойдем,что тебе покажу. —Да не бойся ты, не съем!-вновь осклабился Волк. 
Они прошли по коридору,в дальнюю комнату,где висели портреты неизвестных и не слишком симпатичных мужчин. 
-Вот,смотри! Принц Альберт Первый!-Волк шутливо щелкнул портрет по носу. 
-Умер от обжорства,сожрал все,даже коня не пожалел. 
-Второй-Принц Зигмунд Третий,кутила и бабник,в разгар бала выпал с балкона и свернул себе шею. 
-Ну и наконец,Принц Уильям Новоземский! Подхватил французский насморк и...Хотя,тебе рано об этом знать еще... 
-Французский,это как? Соплями захлебнулся шоль?-глаза девочки расширились. 
-Ну,вроде того. Подрастешь-узнаешь.-ответил Волк. 
-Ты вот представь,вышла ты замуж за такого,и? Думаешь он все бросит и лишь за тобой бегать будет? 
-Ага!-вновь шмыгнула носом девчонка. 
Волк хрипло расхохотался. 
-Вот хренушки!-он сложил когтистую фигу у нее под носом. 
-Балы и пьянки продолжатся,он будет таскать девок в покои и развлекаться,пока ты,словно Золушка,будешь занята кухней,детьми и домом. И без права голоса. Оно тебе надо?-глаза Волка блеснули зеленым. 
-Мда...Капец все сложно...-задумчиво произнесла девочка в ответ. 
-А то! -ответил Волк. 
-Ты сама то кто хоть?-спросил он. 
-Шапка! Красная!-ткнула девочка в нечто бесформенное на голове. 
-А...Слышал,слышал...-задумчиво,словно вспоминая что то,сказал Волк. 
-И кто нынче детей так одевает...А худющая то какая...-он оглядел ее. 
-Пирожок хочешь? С мясом!-рявкнул Волк,подняв палец вверх. 
Шапка вжалась в стену,снова перепугавшись. 
-Да не бойся ты,не из принцев твоих,они поумирали задолго до нас с тобой!-Волк улыбнулся. 
А...из кого мясо? В смысле из чьего?-осторожно поинтересовалась девочка. 
-С мясом дракона!-похвалился Волк. 
-А дракон то откуда?-изумилась Шапка. 
-Да был тут один. Вредитель-недомерок. Надоедливый,ужас! 
-Размером,что та ворона,а все туда же. То принцессу ему подай, то дев невинных на завтрак... 
-Измучил шторы поджигать. Я новые только повешу,а тут снова он. Ну и... 
-Будешь? 
-Ну давай,раз не из принцев!-рассмеялась девочка. 
Они прошли на кухню и беседа продолжилась. 
-Ну а ты то здесь как оказался?-спросила Шапка,уплетая уже третий пирожок. 
-Да как,как...Бродил,вот и зашел сюда,замок бесхозный стоит,чего б и не пожить? 
-А крокодил,дохлый там плавает? 
-Да не,это он стервятников так заманивает,притворится мертвым,потом ррраз! И еда у него в кармане. В пасти то есть. 
-А меня не тронул... 
-Уговор у нас с ним,людей не трогать.-ответил Волк серьезно. 
-Ну вот а ты,Волк? Принцы плохие значит,а ты сам то? 
-Чем ты лучше их? То три поросенка,то семеро козлят,то еще чего... 
-Ты сам то похуже их всех будешь! 
-Не...Ты это не наговаривай,то по службе было.-ответил Волк,ковыряясь у плиты. 
-А по службе,это как? 
-Да вот так. Три поросенка-бедные милые свинки. На деле-воровство стройматериалов,самозахват земли,незаконное строительство. 
-Ну,с двумя то я сам справился,а дальше управление дело в свои руки взяло. Мол,уровень,огласка... 
-Или козлята. А ты в курсе,что их мать,уходя,одних в доме запирала? 
-Ну да. От тебя же и запирала,чтоб не съел! 
-Правильно и неправильно. От меня. А почему? 
-Почему?-спросила Шапка. 
-А потому,что уходила то на неделю,то на две! То к сектантам каким-то,то в кошкин дом кутить. А дети неделями голодные и немытые! 
-Пришлось дверь ломать,в детдом отвозить. Правда,одумалась,работу нашла,вернули мы ей детей. Но поглядываем. Коза еще та,в общем. 
-Так что,меньше слушай,что на улицах болтают. Волк-зверюга такая,зазря не тронет,и своих не бросит. И с волчицей своей,и с детьми,он до конца! Только вот,не каждой дано это-волчицей стать. 
-Еще пирожок? 
-Не...Хватит мне. Еще и к бабуле топать нужно-засобиралась Шапка. 
-Это та,что за лесом живет?-спросил Волк. 
-Ага!Она самая! 90 лет ей уже,помогать старушке надо.. 
-Старая знакомая. Были мы помоложе...УХХХ!! 
-Что "ух"? 
-Да,неважно. Давай-ка я тебе корзинку для нее соберу,мается старуха на пенсии,крохи подъедает. 
-Вот,пирожков еще и кролик из духовки-Волк засуетился. 
А кролик то откуда?-удивилась Красная Шапочка. 
-Импортный! Пасхальный!-Волк довольно подмигнул. 
-Бродил тут,обворовывал все яйценосное население леса и яйца их химикатами разукрашивал,маньяк.-Волк проводил девочку до двери. 
-А мож,Сивку-Бурку тебе вызвать? Так я мигом!-он приготовился свистеть. 
-Да не,я сама.-отказалась девочка. 
-Ты это,охотников встретишь,скажи,пускай зайдут. Лицензии проверить надо. Поразвелось браконьеров.. 
-И зайца увидишь,так и передай:"Ну,погоди!" 
-Своей самогонкой капустной весь лес мне споил,к медведю белки ходят,взаймы брать. 
Шапка уходила в непонятках,чавкая резиновыми сапогами по осенней слякоти... 
-Плохие принцы.. Добрые волки... 
-Хрена лысого тут разберет...-бормотала она себе под нос. 
Волк смотрел на нее из окна и вздохнул. 
-Ну вот,еще одна образумилась,а то принцев им подавай...Где их взять,принцев то нынче? 
А в кухне уже раздавался аромат жареной курочки Рябы,попавшейся за подделку ювелирных изделий... 

  • 1

#14 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 02 Февраль 2017 - 11:08

Для кого — авария, а для кого работа.
 
- И ты здесь? 
- Конечно! - хитро подмигнул чёртик ангелочку. - Я же всё и организую! 
- Как организуешь? - удивился ангелочек. - Меня послали предотвратить аварию, в которой может погибнуть 4-летний ребенок. А то, что здесь будет кто-то из ваших, не говорили. 
- У вас там все оптимисты! - чертик усмехнулся. - Моя задача: эту самую аварию организовать. Есть разрешение на смерть ребенка. Вот, смотри, с печатью даже! 
- А у меня разрешение на предотвращение гибели ребенка! Как это может быть? 
- Плохо вас учат. Бывает две вероятности. Вот и посоревнуемся! - чертик радостно потер ручки. - Вперед, поехали! Смотри, наш герой, автомобилист Слава Сергеев, 27 лет. Уже сел в машину. Начинаем? Запускаем время? 
Ангелочек вздохнул. Рассчитывал он, что первое учебное задание будет простым, а оказалось, что у него еще и противник имеется, и тоже с разрешением. 
- Подожди, - сказал он. - Что-то здесь не так... Сейчас, мысль пошлю перед началом. 
 
Слава уже было повернул ключ зажигания, как вдруг к нему в голову пришла очевидная, вроде бы, мысль: уже 50 километров он проехал на новой резине, нужно было проверить, нормально ли всё с болтами. Лень, конечно, колпаки снимать, но это важно. Слава вздохнул, вышел из автомобиля и приступил к осмотру. Действительно, на переднем правом колесе обнаружил, что болт очень сильно разболтался. Подзатянул. В остальном всё было нормально. 
 
- Догадался... - вздохнул чертик. - Это я болт разболтал. Колесо могло бы отлично соскочить, при нужном разгоне возник бы очень красивый заносик. Тебе нравятся красивые заносы? 
- Если на специально отведенных стадионах, то да, - ответил ангелочек. - А с тобой нужно держать ухо востро! Ладно, запускаем время! 
 
Слава ехал аккуратно, но быстро. Всё же опыт вождения уже достаточно большой. А на работе ждали. Какая-то авария, нужно срочно разбираться. Весь цех стоит уже второй час без работы. 
В этот момент позвонил телефон. Шеф. Хорошо, что машина — автомат, можно одной рукой держать телефон и разговаривать, а другую положить на руль. 
Шеф ругался, возмущался возникшей проблемой, требовал прибыть уже час тому назад, грозился штрафами. 
Слава ловко объезжал ямы на привычной дороге и пытался оправдываться. Наконец, повесил трубку, в раздраженном и злом состоянии. 
Нужно было торопиться. Шеф ждать не любит. Еще и правда, штраф наложит. Да и ребята сидят без дела, значит сегодня заработают меньше. И на него потом нехорошо смотреть будут. 
Немного поднажал на педаль газа... 
 
- Отлично! Звонок подействовал! - глаза чертика блестели. - По-моему, всё складывается очень хорошо: небольшой снегопад, сцепление с дорогой чуть похуже, разозленный шефом водитель, мамаша с ребенком, которая скоро пойдет по пешеходном переходу и будет сильно торопиться, особо не глядя по сторонам. Может, сразу сдашься, светлый? 
На этот раз усмехнулся ангелочек. 
- Никогда. А на маму с ребенком мы как-то влиять можем? 
- Мама в данном случае вне нашей компетенции. Разрешены, кажется, некоторые прохожие, некоторые водители на дорогах, знаки мира, мысли. Вот шеф разрешен был для меня, оказывается. Ладно, не хочешь сдаваться — ходи! Твоя очередь! 
 
Краем глаза Слава заметил большой плакат. "Тебя дома ждут дети! Будь осторожен на дороге!" 
Он немного притормозил. 
"Действительно, а что это я? Лишние 10-15 минут погоды не сделают. Всё-таки небольшой снегопад, нужно быть осторожнее..." 
Слава усилил внимание, и поехал чуть медленнее. 
 
- Неплохо, Светлый, неплохо! Теперь моя очередь! Зашлем позитивную мыслишку из копилки. Любишь позитивные мысли, ангелочек? А еще и покажем кое-что для наглядости. 
 
Поток на дороге был как будто немного заторможен. В это время какой-то лихач резво проскочил слева от Славы, обогнал еще несколько машин, как в "пятнашки". 
"Ничего себе! А чем я хуже? И вообще - хватит о плохом думать!" - решил Слава. - "Ведь я уже столько лет за рулем, я же чувствую машину, она меня слушается. Поднажмем!" 
Слава ускорился, ловко лавируя в потоке "заторможенных" машин, перестраиваясь по нескольку раз в минуту. Он чувствовал радость, гордость и небольшой азарт. 
 
- Гордыня, гордыня... - проговорил ангелочек. - Кстати, кажется, что у него в автомобиле есть радио? 
 
"А что это я без радио?" - рука Славы сама потянулась включить магнитолу. 
"- А сегодня в гостях нашей студии Антон Морозов, директор школы Высшего водительского мастерства. Антон, какие основные причины ДТП? 
- Вы знаете, одна из главных причин — когда человек становится слишком уверен в себе, переоценивает свои силы, недооценивает опасности. Всегда нужно быть готовым к тому, что дорога опасна, следует воспринимать других водителей как неопытных, а всех пешеходов — как потенциальных камикадзе..." 
В это время слева, на встречной полосе "УАЗик", который пытался перестроиться с обочины в основной поток, "шоркнул" немножко боковиной беленькую "Тойоту". Раздался характерный неприятный звук, машины остановились, замигала аварийка. 
 
- Красивая демонстрация! - восхитился чертик. 
"Лучше уж так... " - подумал ангелочек. - "Немножко поцарапать пару машин, чем погибнет ребенок". 
- Ну что же, продолжаем! Есть одна идея. Как думаешь, светлый, есть ли что-нибудь важнее общения с близкими людьми? 
Ангелочек насторожился. 
 
Слава немного собрался после увиденной небольшой аварии и услышанного по радио. Он всё же решил ехать осторожно, по одной полосе. Да и ехать оставалось не так уж и много. В этот момент пришла СМС на телефон. 
Взял одной рукой, глянул. 
"Привет, мой хороший! Хочу тебе кое-что сказать..." 
Вот что за сообщение? Ну сразу бы и писала, что хочет. Теперь интересно же. 
Продолжая рулить левой рукой, начал набирать правой — "Привет! Что?" 
Ответ пришел практически сразу "Попробуй угадать...". 
Переписываясь, Слава лишь мельком смотрел на дорогу. Проехал один перекресток, другой. Стоял плотный поток машин, левый ряд был свободен, он быстро нырнул туда. Увидел впереди зеленую стрелку "налево". Нужно было успеть на поворот. 
 
- Он же смотрит только на зеленую стрелку и пытается успеть! Он даже не видит знака "Пешеходный переход", и зебру, которую ему предстоит проехать! - ангелочек почти кричал. 
- Конечно, - согласился чертик. - А еще две другие полосы ему мешают увидеть пешеходов. А мамаша с ребенком уже бежит, чтобы успеть на трамвай. Она видит, что две полосы остановились, на третьей никого нет, и считает, что выглядывать из-за машин и убеждаться в отсутствии приближающегося транспорта необязательно. Сдавайся, ангелочек, ты проиграл. Заберешь малыша к вашим, ему явно не к нам. 
 
Зеленая стрелка начала мигать. Нужно было торопиться. Не стоять же целую минуту. И он нажал на газ, чтобы догнать светофор и автомобили, поворачивающие по пустому ряду направо. 
 
"Что же делать?! Должен же быть какой-то выход?! Я не могу переключить его внимание со стрелки, слишком поздно! 
Думаем, думаем, что еще?! Проколоть шину? Не успею! Да и чертик может скорректировать, чтобы шина прокололась чуть позже." 
Они смотрели, как в замедленной съемке, что девочка решила побежать вперед. Сначала она тянула маму за собой, а потом вырвалась: хотела успеть на трамвай быстрее мамы. Её ножки в сапожках стучали по мостовой, и звуки гулко доносились до чертика и ангелочка. 
Оставалось несколько секунд до аварии. 
Ангелочек машинально начал осматривать пространство вокруг. На остановке стояли разные люди, большинство даже не видели, что именно происходит. Водитель автомобиля, стоявшего во втором ряду, расширяющимися глазами смотрел на девочку и машину, быстро приближающуюся в зеркале заднего вида. Стоп! Кто это? Его зовут Андрей, хорошо... Что-то изменилось в нем за считанные доли секунды. Только что вмешательство было запрещено, а теперь аура колебалась совсем другим цветом — возможно вмешательство вплоть до уровня... 
- Подвиг!!!! - закричал ангелочек, выбрасывая руки вперед. 
 
Андрей без лишних раздумий крутанул руль влево до упора, надавил на газ, секундой позднее поднял ручник вверх до отказа. Его автомобиль взревел, развернувшись на 45 градусов, перегородив соседнюю, третью, полосу. Он даже не думал в этот момент, что машина почти новая, страховая наверняка весь ремонт не покроет, а денег у него маловато в последнее время... 
… Бегущая девочка испугалась, затормозила, шаркнув сапожками по асфальту, сделала один шажочек назад, в сторону мамы. 
… Слава, несущийся к "зеленой стрелке", "вдарил по тормозам", ругаясь на "ошалевшего" водителя и сигналя ему, почем зря. 
… Тормоза сработали хорошо, но всё равно удар был достаточно силен, дверь немножко помяло, и автомобиль Андрея сдвинуло в сторону. Он остановился в метре от остолбеневшей мамы и девочки, схватившей её за руку. 
 
- Какой же это подвиг? - разочарованно сказал чертик, отбрасывая официальную бумагу из своих рук о разрешении на аварию, которая начала рассыпаться в пепел. 
- Обычный. Жизненный. Чтобы был подвиг, не обязательно на войну идти. Иногда достаточно просто жить сильно. Или пожертвовать чем-то важным для тебя, и спасти кого-то, - ответил ангелочек, постепенно приходя в себя и наполняясь радостью. 
- Ладно... Интересная была игра... До новых встреч! - чертик подмигнул и исчез. 
А ангелочек остался смотреть, чуть сверху, на то, как громко сигналили автомобилисты в знак уважения и восхищения поступком Андрея.... На суматоху... 
… На лист официальной бумаги в своих руках, который начал светиться, и на нем появилась другая надпись: "срок жизни девочки … утвержден до … лет" — очень большой, хороший срок. 
… И - в глубокие голубые глаза маленькой 4-летней девочки, впереди у которой теперь раскрывалась целая жизнь. 
 
© Герасимов Алексей

  • 1

#15 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 02 Февраль 2017 - 03:27

Новая кровь. Сказка для взрослых 
 
– Боженька, ну какая ж она бестолочь – бормотал Серый Волк себе под нос, притаившись под окном. 
– Хрусталь чтобы к нашему приходу блестел – доносилось из окошка. 
– Хорошо, мачеха. 
– И полы натри. 
– Хорошо, мачеха. 
– Харашомачеха, харашомачеха... тьфу ты, блин – Серый раздосадовано плюнул и зажал уши передними лапами. 
 
И пролежал так до тех пор, пока из ворот не выехала карета. А как только стук копыт и скрип колес стихли – встал, отряхнулся и запрыгнул в раскрытое окно. Девушка взвизгнула и выронила из рук тарелку, которая, издав предсмертное "БДЗЫНЬ!", разлетелась на несколько десятков осколков. 
– Спокуха – стараясь выглядеть наиболее дружелюбно, сказал Серый Волк. – Я хороший. 
Оторопевшая Золушка замерла с открытым для визга ртом. Серый Волк вздохнул, прямо как человек, затем сосредоточенно почесал лапой за ухом и спросил: 
– На бал хочешь? 
Ещё не отошедшая от внезапного появления Серого Волка, девушка, не закрывая изумленно приоткрытого рта, кивнула. 
– Рот закрой – посоветовал Серый Волк, после чего, изогнувшись, начал выгрызать что-то из шерсти и внезапно сменил тему – Есть от блох чего? Доконали, спасу нет. – Доверительным тоном сообщил Серый, продолжая ловить что-то в шерсти, скосив глаза на девушку – Да ну рот-то закрой, а то ворона залетит. 
Удивленная Золушка не уловила связи между открытой ротовой полостью и беременностью птицы вида corvus corone, но все же сомкнула губы. Однако уже в следующее мгновение вновь визжала, явно стремясь преодолеть звуковой барьер: 
– А-А-ААААааа! Говорящая собака-а-аААА! 
– Тихо! – Рявкнул Волк. 
Визг, грозивший вот-вот перейти в ультразвук, прервался. И предотвращая очередную попытку Золушки закричать, Волк спросил ещё раз: 
– На бал, говорю, хочешь? 
– Д-да, – неуверенно ответила девушка. 
– Ну, так собирайся! 
Золушка обвела взглядом комнату и погрустнела. 
– Не могу. Мне ещё столько всего сделать нужно... 
– Тот, кто хочет – ищет способ. Кто не хочет – ищет причину. 
Нижняя челюсть Золушки вновь получила команду от той пары нейронов в голове, которые, если б и дальше развивались, обязательно наградили бедную девушку синдромом дауна, и она опять раскрыла рот. 
– Крестная все как надо нафеячит. Зови ее, давай. 
Золушка закрыла рот, нервно сглотнула и дрожащим голосом произнесла: 
– Моя крестная умерла. 
Теперь настал черед Волка замереть с открытой челюстью. На его морде явственно читалось нечто среднее между "нуёптваюмать" и "бедная сиротка". 
– Как это, умерла? – изумился Серый Волк. 
– В прошлом году, зимой, поскользнулась, упала. Очнулась – гипс. Там какая-то история тёмная с контрабандой была. Когда ногу ей отпиливали, она сознание потеряла. Через двое суток и померла. 
– Ладно... – пробормотал Серый Волк себе под нос, после минутного ступора, – тогда, просто забей на все мачехины задачи по пятилетке в один год и собирайся. 
– Куда? 
– На бал, ёпть! – начал терять терпение Волк. – Ты ж на бал хочешь? 
– Хочу. – Согласилась девушка. 
– Ну, вот и собирайся. 
– Не могу. Мне столько всего… 
– Та ёбаный же ж ты ж нахуй! 
 
По меркам Серого Волка приготовления заняли совсем немного времени. А учитывая процесс купания молодой девушки, который Серому посчастливилось наблюдать ввиду того, что в Золушкином понимании он не был мужчиной, так и вообще, время пролетело незаметно. Платье же, было заготовлено Золушкой заранее. Прихорашиваясь перед зеркалом, Золушка успела поведать Волку, что ткань, кружева, ленточки и прочую лабуду она покупала на сэкономленные во время походов на рынок деньги, а шила она его по ночам, управившись с работой по дому. 
 
Оправив платье в последний раз, Золушка повернулась к Волку, сделала несколько шагов в его сторону, грациозно качая бедрами, и спросила: 
– Ну, как? 
– Почти идеально, – задумчиво глядя на девушку, пробормотал Серый Волк. 
– Почему «почти»? – изумилась Золушка. 
– Потому что… – Серый Волк ухватился зубами за подол и, упёршись лапами в землю, как это делают собаки, когда отбирают палку у дрессировщика, рванул на себя. 
Ткань с треском разошлась, обнажив прелестные девичьи коленки. 
– Ах! – Только и воскликнула Золушка. 
– Вот где-то по этому уровню ножницами обрежь, да рукава по самые плечи. И получится идеально! – Приказательным тоном посоветовал Серый, отплевываясь от ниточек, застрявших в зубах. 
 
То ли девушка уже устала удивляться, то ли ей было плевать, в каком виде, лишь бы попасть на бал, но она не стала ни сокрушаться, ни спорить с Серым Волком, а молча взяла ножницы и сделала редизайн в точности так, как он и посоветовал. 
– Боюсь я, Серенький, – пробормотала Золушка, – мачеха, она у меня знаешь какая злая! Она меня и скалкой огреть может, если я не управлюсь… 
– Знаешь, милая Золушка, к тому моменту как она – вернется, твоя жизнь сильно изменится. Гарантирую. 
 
Вопрос с каретой предпочли не решать, благо до замка было не так уж и далеко. Пошли пешком. Когда до ворот царского обиталища оставалось не более сотни метров и обрывки звуков начали складываться в единое целое, донося до ушей узоры затейливого вальса, Серый Волк начал рассказывать Золушке легенду: 
– Значит, слушай и запоминай, моя дорогая. Ты у нас Принцесса Севера. Твоим чарам подвластны все хищные звери, которые чувствуя энергию богов, беспрекословно подчиняются тебе. Я, как раз, такой зверь и есть. Выбрала ты меня себе в спутники, потому что увидела во мне тайну, которую еще разгадать предстоит. Ну, загадочное лицо, главное, сделай, когда будешь это все рассказывать. Будешь мне говорить, что делать, я исполнять буду. Поняла? 
Золушка кивнула. 
– Вот и славно. Сейчас фейсконтроль, только, пройдем, – волк мотнул головой в сторону стражников, стоявших у приветливо распахнутых замковых ворот. – А там уже легче будет. Все. Смотри, с этого момента я для всех, обычный волк. Не говорящий. Постарайся рассказывать поубедительнее. 
– Я постараюсь – прошептала девушка. 
А через несколько мгновений странная пара подошла к воротам. 
 
– Стой! – Скомандовал один из стражников. – Кто такие? Зачем пожаловали? 
– Добрый вечер, дяденьки, – радостно поздоровалась Золушка – Я принцесса, мы на бал пришли. 
– Какая ж ты принцесса, – насмешливо оглядев девушку с головы до ног, спросил второй стражник – ни свиты, ни кареты. 
– Аферистка, небось – подхватил второй. 
– Ебтваюпринцессумать – пробормотал сквозь зубы Серый Волк. И тут же, набрав воздуха в лёгкие, сурово прорычал – Властью данной мне Принцессой Севера приказываю вам, нерадивым слугам здешней короны, прекратить преграждать путь ее величеству! 
– А-А-ААААааа! Говорящая собака-а-аААА! – заголосил стражник. 
– Не ори! – Рявкнул на него Волк. И стражник, не закрывая рта, убавил громкость до нуля. 
Второй к этому моменту, от нахлынувших при виде говорящего Волка эмоций, весело отзвенев доспехами, валялся в обмороке на полу. 
– Н-да, пробормотал Серый Волк, – защитнички у его величества, конечно, не ахти, – и, обращаясь к Золушке – Ну, пойдемте, что ль, Принцесса Севера. 
 
Бальный зал встретил их терпким коктейлем из музыки и осколков разнообразных разговоров, которые состояли из сплетен, восторгов по поводу мероприятия и пьяных неуклюжих комплиментов, отпускаемых пьяными престарелыми кавалерами дамам всех возрастов и комплекций. 
На странную пару не обращали внимания ровно тридцать секунд. А потом голоса стали стихать и осталась лишь музыка. Но и та неуверенно стихла, когда странная пара вышла в центр зала. 
– Здравствуйте! – улыбаясь поприветствовала присутствующих Золушка. 
Стихла и музыка. 
 
– Кто ты, прелестное создание? – раздался в полной тишине вопрос с одного из балконов. 
– Я... – и Золушку снова заклинило. 
Понимая, что инициативу в свои руки брать все же придётся, Серый Волк сделал шаг вперёд и... 
– Её величество, Принцесса Севера, желает аудиенции с принцем. 
– Ну я принц – ответствовали с того же балкона. 
– Ну, так соблаговолите, ваше этосамшество, спуститься, да побеседовать с Принцессой. 
Судя по тому, как быстро принц явился со своего наблюдательного пункта, в котором оставил несколько расфуфыренных красоток, Принцесса Севера его не на шутку заинтересовала. 
– Ты, это, кокетничать да флиртовать-то умеешь? – поинтересовался Волк у Золушки. 
– Я… – глаза Золушки перебегали с приближающегося принца на Серого Волка и обратно. – я… 
– Что привело вас в наш замок, о прелестная принцесса? – спросил принц, целуя руку явно обалдевшей от такого поворота событий Золушке. – Возможно после долгого пути, такое прелестное создание не откажется от бокала вина? 
– А от блох ничего нету? – поинтересовался Волк, но не был услышан. Принц залип на экзотику. 
– Пройдемте в сад, принцесса, там есть беседка, в которой ни кто не помешает вам изложить цель вашего визита. Вино и ужин подадут туда. 
– Кивай, дура – прошипел сквозь зубы Серый Волк. 
Золушка кивнула. 
– Что ж, прошу – принц повернулся, предлагая взять его за локоть, и обращаясь к остальным гостям, сказал: 
– Продолжайте веселиться. Негоже прерывать бал, из-за того, что у принца появились неотложные дела. Я же – обязательно вернусь к вам. – Ухмыльнулся. – Позже. 
 
После того, как в беседку принесли вино, принц, дождавшись когда слуги уйдут, заговорил. 
– Ну, что ж, прелестное создание, давайте выпьем за наше столь внезапное, но такое приятное знакомство. Я ведь полагаю, что дружбу между королевствами начинать полагается со знакомства. – Принц отстегнул шпагу и вместе со связкой каких-то ключей положил ее на лавку подле себя, а сам подвинулся ближе к Золушке. – А если знакомство происходит на таком уровне, как наш, то и познакомиться стоило бы поосновательнее. Вы восхитили меня не только своей юностью и красотой, но и скромностью которую сейчас редко где встретишь… 
– Успею, пока пиздоболить будет – пробормотал себе под нос Серый Волк, аккуратно, чтобы не звякнули, взял связку ключей в зубы и тихонько вышел из беседки. 
 
Найдя в парке пень старого дуба, Волк, разбежался, оттолкнулся, перекувырнулся над пнем, коснувшись его передними лапами, и по ту сторону пня упал Принц. Волк в обличье Принца нашарил в траве связку ключей и, насвистывая фривольный мотивчик, направился к замку. 
 
*** 
 
– Ах, если бы вы знали, как утомляет трон – проникновенно жаловался принц, поглаживая обнаженное колено Золушки. – Всем чего-то нужно, все готовы клеветать и унижаться ради лишнего куска с моего стола, ради лишней монетки. Опостылело. 
Рука принца поднималась выше, оголяя девичье бедро. Девушка молчала, в нутрии нее кипели противоречивые ощущения и мысли. С одой стороны она никому из парней не позволяла ничего подобного, а с другой стороны – это ведь Принц! И от его поглаживаний странное тепло разливается по всему телу, наполняя низ живота приятной тяжестью. Лицо Принца было всё ближе, а Золушка ни как не могла сосредоточиться на его словах. Она чувствовала мужскую ладонь на своём бедре и эта ладонь путала девичьи мысли... 
– Кхм-кхе – откашлялся сидящий рядом Волк. 
Принц дернулся. Золушка стыдливо поправила платье. 
– Осмелюсь доложить, Принцесса Севера, Небесные Волки Метелей шепчут мне с высоты звездного неба, что наш путь должен быть продолжен прямо сейчас. 
Золушка с нескрываемой ненавистью, а принц с испугом посмотрели на Серого Волка. 
– Путь во имя Великой Цели должен быть продолжен, Принцесса. 
Золушка нехотя встала. 
– Как, очаровательное создание, ты уже уходишь? 
– Зов Стихий – пафосно пояснил Волк. – Пред ним все позывы тела теряют свой смысл, и даже продолжение рода кажется незначительной глупостью. Но, исполнив миссию, Принцесса вернется. И ее отдых в вашем гостеприимном замке затянется до тех пор, пока вам не надоест, ваше высочество. 
С этими словами Серый Волк аккуратно взял в пасть руку ничего не понимающей золушки и повел ее по дорожке, в сторону ворот. 
Принц налил себе вина и, чувствуя как спадает возбуждение, глядя на удаляющееся к воротам силуэты Принцессы Севера и ее лохматого спутника, пробормотал: 
– Хороша, сучка. – Какая-то часть его до конца не хотела верить в то, что молодое, стройное, да к тому же экзотическое тело Северной Принцессы ему сегодня не светит и его сегодня не согреет. 
Нацепив на пояс шпагу и, вернув на место связку с ключами, принц разочарованно вздохнул, допил вино и зашагал к замку. 
 
*** 
 
– Ща вдоль заборчика пройдемся чуток – объяснял серый волк. – Тут темень, стражи нет. Кто ж в здравом уме через такой забор сигать будет? 
– Я не понимаю, Серый Волк, что ты затеял. 
– Всё увидишь, моя хорошая, всё увидишь. О, пришли! 
Под забором лежал туго набитый мешок. 
– Мне много не надо. Там только пакетик один, с зельем заветным. А остальное – твоё. 
Золушка, присев над мешком распустила тесёмки и в глаза ей тускло блеснуло. Монеты. Целый мешок монет. 
– Ого... – выдохнула девушка и застыла над содержимым мешка, будто зачарованная. 
– Я бы, наверное, на твоем месте, большую часть прикопал где-то, а с той частью, что поменьше, уехал бы. Начал новую жизнь. А как заканчиваться будут – вернулся. Ну, бери, чего смотришь

  • 1

#16 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 03 Февраль 2017 - 09:29

Царевна-Ягушка 
 
Было у царя три сына. Один умный, другой красивый, а третий – Иванушка-дурачок. Иванушка, стало быть, возмущался поначалу, мол: 
- Чойта я дурачок? Я вона, интегралы решаю, да таблицу Менделеева на зубок… 
А царь ему: 
- Молчи, окаянный! Не положено царю без сына-дурака! Традиция такая! 
Ну? традиция, так традиция, куда ж против традиции попрешь-то? 
Так и жили: старшой книжки читает – делает вид, что много знает; средний в зеркало глядится – от заморских кремов лоснится; а Иван - младшой – лицом не вышел, умом не лучшОй – зато добр душой. 
И вот как-то созвал царь сыновей и говорит: 
- Вылетели шмели, найти бы цветок. 
Смотрят на него сыновья, никак в толк не возьмут, чего ж сказать хотят его царское величество. 
- Выковали ключ, отыскать бы замок. 
- Чо это с вами, батя? – спрашивает красивый сын. – Али браги перебрали? 
А царь хмурится-злится, начинает заводиться: 
- Набили матрац, ищите подушку! Вынесли поднос, да не видно кружки! 
- Вы б, царь-батюшка, поспали-полежали, - умный сын встряет, - может оно и попустит. Стресс это у вас. 
Красный стал царь – что та свекла, да речи своей не оставляет, все громче вещает: 
- Разбогатели купцы! Пора бы за товаром! Выросли молодцы! Перекинуть бы на свадебке пару чарок! 
- Ты никак женить нас хочешь?! – Иван догадался – ну и не мудрено, что догадался, они, дураки, задним умом-то крепкие. 
- Да! Олухи, ироды поганые! Жениться вам надо! Вот ты – Васька, - говорит он красивому сыну, - сколько можно царскую репутацию нам портить? Хватит уже срамным делом баловаться, пора за ум взяться. А то, ишь, повадились с красными девицами в бане париться! 
- А что ж с ними не попариться, когда они красные? 
- Ты парься-парься, а мозги не запаривай. А то у меня послы да министры люстры (хрушталь, межпрочим, натуральный!) рогами сшибают! Так гляди, бунт учинят али войну какую объявят! Шкандаль, он шкандаль и есть, что унутренний, что межнародный. 
Повернулся царь-батюшка к умному сыну: 
- А ты, Андрейка? Все книжки свои читаешь, зрение портишь, лучше б в баньку сходил с красными девицами! 
- Не логичны вы, батюшка, - ответствует старшой, - вон, Василия за это дело ругали, а мне предлагаете. Тем паче, скучно это – ну, с красными девицами париться, скучно и утомительно – я в умных книжках вычитал! 
Васька со смеху покатился, а царь только рукой махнул: 
- Горе от ума у тебя! А Ивану-дураку, сам Бог велел жениться. Потому что как дураку без умной жены? 
Вздохнул Иван, но слова супротив отца не посмел сказать. 
- Возьмите-ка, молодцы, луки тугие, вложите в них стрелы прямые, да стреляйте, как Бог на сердце положит. Куда стрела упадет – там и судьба ваша. 
- А можно я из миномета шмаляну? 
- Ты чё, Васёк, белены объелся? Во-первых, это суперсекретное вооружение, а во вторых на ком ты потом жениться будешь, если шмалянешь? Эт, Иван у нас дурак! А тебе чушь не положено молоть! Ну-ка взяли луки, вложили стрелы и давай-давайте!.. Чтобы без невест не возвращались! 
Вышли царевичи во двор, и выстрелили по разу. 
Упала стрела Ивана-дурака, как и ожидалось, ни в боярский, ни в купеческий двор, а в трясину-болото. 
А стрела Васьки-красавца, как не ожидалось, ни думалось, ни гадалось, тоже в болото полетела. 
- А что? Имеет человек право на промах! Я-то в купеческий двор целился. Красивый – не значит меткий. 
Умный сын – Андрейка, три часа прицеливался. И так лук прикладывал и этак – да всё по книжной науке, в конце концов пульнул, и полетела стрела прямиком… в болото! 
Охнули мамки-няньки, запричитали: 
- Что же тепереча будет? Все царевичи в болоте сгинут! Никто батюшке-царю продолжения династии не настрогает! Уж Ивана-дурака не жалко, туда ему и дорога. А за Васеньку с Андрюшенькой душа болит. Наши ж вы касатики, щечки розовые! 
Все глаза няньки выплакали по Васеньке да Андрюшке. А три царских сына тем временем на болото подались, стрелы разыскивать. 
- А ты, Андрюшка, - говорит Василий-краса, - еще косей меня будешь. Я-то в купеческий двор целился, а он далече – мудрено попасть. А ты ж должон был к боярской дочке метить. Знаю я тебя – ты давно на энтот союз рассчитываешь! Она хоть ни рожей, ни кожей, но зато с родословной. А боярский двор через забор – тут даже пьяная нянька Варвара вцелит! 
- Не знаешь ты, Васька, всей глубины моей мысли. Я древнюю книгу откопал, да пророчество великого Вангострадамуса прочел. И сказано там так: «Обретет царевич судьбу свою на болоте. Заживет опосля в богатстве да почете. Не побрезгует жабьей рожей – будет с женой пригожей!». 
- И чего? 
- А того, Василий! На что мне кривая боярышня, когда я себе на болоте прекрасную царевну найду? 
Обмозговал Василий, да и себе решил царевну на болоте присмотреть. Иван-дурак тоже эти речи слышал, на ус мотал. 
 
А тем временем три лягушки-квакушки стрелы поймали, щеки свеклой натерли, брови намалевали, губы силиконом накачали и сидят – женихов дожидаются. 
Взяли себе царевичи по лягушке, да несут домой. Андрейка – в специальной коробчонке. Васька за одну лапку перед собой несет – брезгует. А Иван за пазуху лягушку сунул – ну не дурак ли? 
Тут навстречу им Баба Яга – костяная нога. Страшная, как смерть. Нос крючком, зубы торчком, косая, кривая, на ногу кульгает. Идет и вещает: 
- Заходите, добры молодцы! Я вам погадают! Все на свете узнаю! Приворот-отворот. В любви попрет. В картах повезет. - В бубен бацает. - У меня тут акция! Три гадания по цене одного. Одно предсказание по цене двух. Подниму русский дух. Избавлю от полового бессилия! 
Носы отворотили Андрей да Василий. 
А Иван-дурак смотрит и ведется. Оно ж, дурак и аферист – как чай да баранка, как водка и огурчик – одно под другое идет. 
Заговорила, обкрутила, утащила Яга Ивана к себе в избушку. 
- Чего это ты Иван туточки на болоте забыл? – спрашивает. 
А Иван ей и отвечает: 
- Ты, вот что скажи мне, Яга, у тебя тут предпритье гадальное? 
- Агась, - кивает карга. 
- А относиться ли эта твоя хфирма к сфере услуг? 
- А как же! И докУменты имеются! Не подумай, Иван, что я тут супротив закону. Оброк батюшке твому, царю, плачу исправно. 
- Так, где услуги, там и сервис? Ну, а что у тебя на за сервис такой негодящий – как в отечественном санатории?! Ты меня не напоила, не накормила, баньку не истопила, а уже вопросы спрашиваешь! 
Совестно стало Яге – и вправду, позор для бизнесу. 
Накормила она Ивана, напоила. Баньку растопила. 
Стал гость раздеваться, а из-за пазухи лягушка прыг-скок. Поймала ее Яга. 
- Что это? – удивляется. – Средство такое? Болеешь, может чем, Иванушка, что лягушку за пазухой носишь? Давление у тебя? Али от сглаза кто присоветовал? 
- Это жена моя будущая! Лягушка-царевна! – говорит Иван. 
Яга лягушку на руке взвесила, обнюхала, обсмотрела, даже на язык испробовала. 
- Царевна? Если она, где и царевна, Иванушка, то исключительно в блюдах хранцузской кухни! Это я тебе как ясновидящий фольклорный персонаж говорю! Лягушка это обыкновенная, семейство бесхвостых земноводных. 
- Так что ж теперь, - огорчился Иван, - без жены оставаться, или с лягушкой болотной венчаться, без надежды на превращения? Не прав был Вангострадамус, получается? 
Закручинился Иван, буйну голову повесил. 
- Ты, Иванушка, не печалься, - говорит ему Яга. – Иди лучше в баню со своей печалью. 
Отправила париться. 
А сама в коморку, зелья молодильного хлебнула – стала красной девицей. А зелье у нее знатное было, трехсотлетней выдержки, девятью из десяти косметологов рекомендуемое (подторговывали они им по лицензии Яги), и ни одним пластическим хирургом не рекомендуемое – так как зелье это их последнего зароботку лишало. 
Еще бабка ейная, тоже Яга, зелье это заквасила, да внучке секрет передала: «Коли встретится любов настоящая, пей – не боись, навсегда красной девицей останешься. А коли обман, а не любовь, снова в каргу обратишься и более на тебя зелье не подействует». 
И вот поняла в тот день Яга, что как раз самая та – любов настоящая с нею и приключилась. 
Пошла молодая Яга к Ивану в баньку париться. Парились они три дня и три ночи, чуть баню не разваляли. А на четвертый, дым из бани коромыслом пошел – устали, закурили. 
- Что же мы теперь делать-то будем? Ты – Яга, я – царевич. Не благословит батюшка. Скажет: «Опять ты, дурак, лоханулся». 
- Ну и что, что Яга? Я уж не хуже какой жабы! У меня и приданое имеется. И родословная. Даже две! Нотариально заверенные. По материнской линии у меня-то одни Яги, ведьмы всякие. А по отцовской – всё короли да герцоги, и царь один имеется. Так что я у тебя натуральная царевна! 
И решили, что Иван вперед пойдет, своих подготовит, а Яга следом прилетит. 
Открыла Яга сундуки с приданым, набрала целый мешок злата, да мешок самоцветов. Родословную свою царскую Ивану вручила. Одежонку ему справила от модного кутюрье. И отправила жениха домой. 
- Если спросят тебя, где жена, скажи – скоро прилетит моя Ягушонка в коробчонке. 
 
А тем временем Васька да Андрейка поняли, что лягушки их ни в каких царевен не превращаются, караваев не пекут, ковров не ткут; что утро вечера мудренее, не говорят, тяжкие мужские проблемы за них решать отказываются. Продали они своих лягушек повару хранцузского посла, только шкурки сохранили. А вместо них взяли во дворец боярышню да купеческую дочку. Батюшке отцу Андрейка лапши навешал: мол, это в них наши лягушки по предсказанию Вангострадамуса превратились, ибо царевны они знатные, колдунами заколдованные. А батюшка и поверил. 
И на радостях устроил царь пир. Созвал весь мир. Пришел и Иван-дурак, сел в уголочке. Молчит, нюхает цветочки. 
Гости едят, пьют, молодых поздравляют, счастья-здоровья желают. 
Заметил царь своего младшего сына-дурака и пинает ему: 
- Чойта ты в уголочке сидишь? Без невесты пришел! Царя опозорил! Вон, братья твои царевен нашли, а ты даже жабы болотной за себя взять не можешь. 
- Подожди, батя, скоро моя Ягушонка в коробчонке прискачет. 
 
Яга ж, как Иван домой подался, откатила ступу в ступосервис, прокачала до золотой колесницы. Поймала трех жарптиц и в колесницу запрягла (для понтов, стало быть). Платье себе из китайского шелка справила. И летит в таком виде к жениху. 
Всех удивила, красой поразила. Ну и дальше по-всякому зажигала. И пела, и плясала, и другие шоу гостям показывала. Были у нее и озера, и лебеди, и цирк дю Солей. А что, Яга-то в галлюциногенных грибочках разбирается. 
Царь чудесам дивился, так развеселился, что Ивана лучшим сыном назначил – умным и красивым, и наследником сделал. А Ваську с Андрейкой в дураки разжаловал. 
Няньки-мамки от Яги подарки получили: кремы, помады – до чертиков рады. Иванушку поздравляют, обнимают, в уста сахарные лобызают: 
- Касатик ты наш, щечки розовые! 
 
И зажили Яга с Иваном счастливо. Потому что когда дурак за себя ведьму возьмет – счастие их неизбежно. Так еще великий Вангострадамус рёк. 
 
© Владислав Скрипач

  • 1

#17 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 03 Февраль 2017 - 09:36

Одно желание подлежит исполнению... 
 
Вениамин шел по улице в совершенно расстроенных чувствах, когда увидел её - тёмную бутылку, наполовину утонувшую в снегу. Он даже хотел пнуть её - настолько он был расстроен. Но вдруг заметил, что внутри что-то светится. Это было странно. 
Когда Вениамин открыл бутылку, из неё повалил густой дым, и прямо перед ним, совершенно неожиданно, возник диван серии "клик-кляк" с красивым чехлом "под восток". На диване сидел джинн. Джинн был настоящим. Только одет был по последней моде, как будто только что сходил к стилисту. А в руке держал планшет. 
- Привет, наимудрейший! - сказал джинн, отрываясь от планшета. - Повезло тебе. Одно твое желание подлежит исполнению. 
- Одно? - Вениамин почему-то решил ничему сегодня не удивляться. Ему было плохо. А плохо было потому, что всего лишь полчаса назад красавица Элла, которую он добивался вот уже четыре месяца, сказала ему "волшебную" фразу: "Слушай, ну не люблю я тебя. Хватит за мной бегать! Я уже встречаюсь с Сергеем из отдела снабжения, и у нас всё хорошо!". 
"Волшебную"? Стоп, ведь настоящее волшебство происходит прямо сейчас! 
- А почему не три? - уточнил он. 
- Инфляция, - пожал плечами джинн. - Доллар дорожает, нефть дешевеет, количество желаний уменьшается. Так будешь загадывать сразу или нужно подумать? 
- Буду! - не раздумывая, ответил Вениамин. - Хочу, чтобы Элла бросила Сергея, влюбилась в меня и была со мной! 
- О, любовь! - обрадовался Джинн. - Отлично! Заказ на желание принят, ожидайте выполнения... 
Вокруг вновь пошел дым, и джинн уже собирался было исчезнуть вместе с диваном, как полагается. 
- А когда оно будет исполнено? - прокричал Вениамин. 
- В самое ближайшее время! - отозвался джинн. - Кстати, если вдруг в желании что-то не понравится, ты можешь отменить его, отправив СМС с любым словом на короткий кодовый номер — "Джинн". Прямо так, буквами и вводить. С большой буквы... 
- А что может не понравится? - Вениамин кричал уже в облако дыма, ни дивана, ни джинна не было видно. 
- Ты не волнуйся, я всё честно исполню! Но всяко бывает... Надеюсь, тебе эта функция не понадобится! 
После этих слов дым рассеялся. Ни дивана, ни джинна, ни бутылки не было. 
 
***** 
 
Со следующего дня начали происходить удивительные события. 
Элла и Сергей громко поссорились, прямо в коридоре. Затем Элла сидела несколько часов в слезах, и девочки успокаивали её, как могли. 
Потом она сама (!!!) подошла к Вениамину, вытирая остатки слез и пытаясь делать вид, что ничего не произошло, предложила: 
- Слушай... Кажется, ты меня в кино звал... Я подумала... Давай сходим. 
- Ну хорошо, давай... - Вениамин очень обрадовался происходящему. Быстро заказал билеты, вечером они уже были на сеансе. 
Посередине фильма Элла наклонилась к нему и шепнула на ухо: 
- Слушай, я не знаю, что со мной происходит... Меня так тянет к тебе... И как я тебя раньше не рассмотрела? - и они начали целоваться прямо в кинотеатре. 
Следующие несколько дней были просто сказкой. Исполнилось то, о чем он мечтал несколько месяцев. Элла приезжала к нему вечерами, готовила вкусную еду, всю ночь они наслаждались объятиями друг друга, и, когда она засыпала на его плече, он считал себя самым счастливым человеком. А утром они вместе ехали на работу, по пробкам, по снегопаду, и, казалось, наслаждались каждой минутой своей жизни. 
 
****** 
 
Через несколько дней в кабинет к Вениамину зашел Сергей. 
- Слушай, - начал он разговор, немного волнуясь. - Я уже всё знаю про вас с Эллой. 
Вениамин мысленно обрадовался: как быстро слухи расходятся по коллективу! 
- И я, наверное, могу за вас порадоваться... Вот только знаешь... Ничего не могу понять... Рассорились мы как-то очень странно. Буквально на пустом месте... Всё было отлично, мы уже больше месяца встречались и даже подумывали о том, чтобы начать жить вместе, а со временем пожениться. И тут вдруг, совершенно неожиданно, она как будто стала совершенно другой. За день мы рассорились так, что я даже представить себе не мог, что такое бывает. 
Вениамину первый раз за всё это время стало как-то не по себе. Как будто кошки заскребли где-то в глубине души. Он увидел всю эту истории под другим углом. 
- Вот подумал, может ты сможешь объяснить? Она говорила что-нибудь про меня? Ладно, пусть она не вернется, пусть будет с тобой, но я хотя бы понять хочу, что произошло. Что я не так, возможно, сделал? Я пытался пообщаться с ней, но она меня старательно избегает. 
Вениамину стало так нехорошо, что он даже не нашелся, что ответить, только пожал плечами и пробормотал что-то несуразное. Сергей вздохнул, тяжело поднялся со стула и пошел к дверям. В дверях остановился и обернулся. 
- Поговори с ней, пожалуйста. Может быть, она тебе всё расскажет. А мне сразу легче на душе станет. 
- Я попробую... - пробормотал Вениамин, готовый провалиться сквозь землю. 
 
***** 
 
В этот день он пришел домой, как пришибленный. Элла уже ждала его, уехав пораньше с работы. Поставила на стол вкусный обед, чмокнула в щеку, начала бегать и ворковать вокруг него. 
А он не мог отделаться от мысли, что вот это всё — теплота, ласка, нежный и любящий взгляд её глаз — это не по-настоящему. И на самом деле она любит не его, а Сергея, и просто сейчас она заколдована. А он — как настоящий злодей, о которых читал только в сказках. 
- Что-то не так у моего котика? - проворковала Элла и присела на колени. - Дай я тебя поцелую еще раз... Хочешь, еще что-нибудь покушать? Я много всего купила, специально для тебя, мой хороший. Вижу, что-то тебя беспокоит... Расскажи мне, я тебя всегда поддержу... Давай не будем таить друг от друга никаких секретов, хорошо? 
Вениамин представил, как они будут жить дальше, и ему всю жизнь придется хранить свою страшную тайну. Молчать об этом и Элле, и детям, и внукам, а то и правнукам. Никто из них никогда не узнает о том, что их мама — или там бабушка — на самом деле его не любит. И что она сама не своя, а как это отразится на её психике и здоровье в дальнейшем, Вениамин даже представить не мог. 
- Да просто я полнейшая сволочь! - сказал он. - Я тебя не заслуживаю! 
- Как это не заслуживаешь? - игриво спросила Элла. - Да ты просто переутомился. Пойдем на диванчик, я тебе сейчас покажу, как ты меня заслуживаешь... 
- Нет, - отрезал Вениамин. - Подожди минуту... 
Он встал, прошел в комнату, нашел телефон, набрал СМСку "Хочу отказаться" адресату "Джинн" — именно так, с большой буквы. Перед тем как отправить, еще раз заглянул на кухню, где на него влюбленными глазами смотрела Элла. Вздохнул, принимая решение, и нажал "отправить". 
 
***** 
 
Он оказался опять на той же самой улице, возле темной бутылки, возле дивана с деловитым джинном. 
- Уверен? - спросил джинн, отрываясь от планшета. 
- Да! 
- Переживать будешь. Ведь тебе её каждый день видеть, а она с другим. А могла бы быть с тобой... 
Вениамин кивнул. 
- Переживать буду. По крайней мере, какое-то время. Но ты знаешь, лучше уж я пройду через эту боль и, возможно, стану сильнее, чем буду всю жизнь жить с заколдованной девушкой. Да и наверняка встречу еще ту, которая будет любить меня по-настоящему, сама... 
Джинн внимательно осмотрел его и кивнул: 
- Уважаю. Ты сильно изменился за эти дни. Познал счастье, но понял, что если оно не заработано, не заслужено — то это счастье совсем и не счастье! 
Джинн немного помолчал. Потом как будто бы его осенила новая идея, и он сказал: 
- А может быть, еще одно желание? Любое... В знак уважения, так сказать... 
- Нет. Не нужно мне твоих желаний. Без обид, джинн. 
- Отлично! - Джинн что-то пометил в своем планшете. - Удачи тебе! Только бутылку оставь, не трогай, может еще кому я понадоблюсь. 
И джинн подмигнул, исчезая в дыму... Через несколько секунд осталась лишь бутылка, наполовину утонувшая в снегу. 
А Вениамин вдохнул воздух полной грудью и пошел прочь. И почему-то, несмотря на грусть и душевную боль, он чувствовал себя как будто более свободным. И точно знал, что поступил правильно. 
Возле поворота он обернулся. К бутылке подходила какая-то парочка: 
- Ой, что это? Смотри, какая-то бутылка, а в ней что-то светится! Давай посмотрим! 
Вениамин улыбнулся и шагнул за угол. 
 
© Герасимов Алексей

  • 1

#18 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 06 Февраль 2017 - 09:19

Были роботы в русских селениях 
 
Здоровенный, связанный по рукам и ногам детина с грохотом упал на пол, а раскрасневшийся и взмокший Илья Муромец утёр пот со лба, наклонился вперёд и уперся ладонями в колени, пытаясь восстановить дыхание. 
 
- Уф-ф… Вот, княже, принимай подарочек. Тяжелый, как конь, насилу допёрли. 
- А почему он голый? – Князь аккуратно потрогал амбала острым мыском красного щегольского сапожка. 
- Не ведаю, княже. Сели мы с ребятами на привал у опушки, скатерку расстелили – и тут этот с голой жопой из леса выбегает. Говорит, дескать, мне кольчуга ваша нужна и лошадь. И на Алешину кобылку лезет без спроса. 
- Ну а вы? – промурлыкал князь с ноткой садизма. 
- Три часа по башке его булавами мутузили, чтоб только с ног сбить. Умаялись все. Заколдованный, что ль? Да и веса в нем пудов сорок, как пить дать. Чугунный он, что ль, али три года не срамши? 
Богатыри гулко заржали. 
 
- Шутить, Илюша, потом будешь, - нахмурился князь, - Ну-тка, ребятушки, переверните его, гляну, что за рожа. 
 
Богатыри, крякнув, перевернули пленника на спину. 
- Чьих будешь-то, безобразник? Какими ветрами занесло? – князь глубоко засунул пленнику пальцы в ноздри и слегка потянул вверх. 
- Я – Тэ-800. - прогундосил в ответ здоровяк, - Мне нужен Ваня Конюх. Где он? 
- Та-х… ы-ы... т-ты, - от растерянности пальцы сами собой выскользнули из ноздрей, - Ну и имечко у тебя... На кой ляд тебе Ванька то сдался, дубина ты чугунная?! 
- Убить. - спокойно ответил пленник. 
- Вот те раз! Убить! Что ж он тебе сделал-то, горемыка? У Ваньки отродясь умнее квашеной капусты в голове не бывало, над ним что люди, что лошади одинаково ржут! 
- Задание такое запрограммировали, - чуть виновато пробубнил Tэ-800. 
Князь присел здоровяку на грудь, как на лавку, зыркнул ему в глаза и спросил по-отечески: 
- Вот ответь мне, почему вы, дуроломы, все такие? Вам волю дай, так вы напьетесь, с девками нарезвитесь и давай черепа друг другу крушить, будто занятий других полезных нету. Вот скажи мне, чугунный, есть в тебе хоть что-то хорошее? 
- Есть. Детей люблю. 
- Ха! Тут один гусляр к нам заезжал, бледный как поганка, по этой же части. Так мы из этого детолюба живьём фондю приготовили. 
- Я ж не то имел в виду-то! 
- То, не то… ладно. Коль развяжем тебя, буянить не будешь? 
- Не буду. 
- Развяжите его, ребятушки. Но коли что, так булавой в лоб. Вкурил, чугунный? 
- Понято... 
 
Скрипнула дверь, и в палаты впорхнула княгиня. 
- Ужинать пора, ненагля… Гос-споди, срам-то какой! – княгиня пулей вылетела из залы, едва переступив порог. И дверью в сердцах хлопнула. 
- Князь с голым мужиком. И свидетели есть! Ай да ягодка для желтых писарей! - констатировал Добрыня. Илюша с Алешей несильно притворились, что кашляют, а Тэ-800 расплылся в довольной улыбке. 
- Я те щас полыблюсь, эксбиционист… а от кашля, говорят, кол в жопу хорошо помогает, лучше мяты с эвкалиптом. - едко заметил князь, - Портки ему принесите. А ты, Добрыня, отдай ему свою кольчугу. 
- А чё я-то? 
- Дочёкаешься! За метлой следи, князь пред тобой, а не хмырь кабацкий. Чугунный, ты в кольчужке на голый круп не взмерзнешь? 
- Функционирую при температуре от минус ста до плюс четырехсот по Цельсию. Индифферентен к нулевой и стопроцентной влажности. 
- Не сохнет и не мокнет! - вновь встрял Добрыня. 
- Без тебя понял! Да и нечему у него намокать, мужик он вроде по всем первичным и вторичным… Ладно, Чугунка, одевайся, а я ужинать пошел. Ребята тебя ко мне проводят, там и поговорим. 
 
* * * 
 
- ... Повозмущайтесь мне тут, трепачи бородатые! У меня с ним разговор будет кодепри.. Тьфу ты, как там его?.. 
- Конфиденциальный. - подсказал Tэ-800. Богатыри уважительно глянули в его сторону. 
- Никак слово не запомню… о чём, бишь, я?.. ага! Стоит мне за столом вякнуть не по-русски али чарку лишнюю махнуть, так назавтра весь город талдычит, что владыка не вязал лыка да чушь нес несусветную!.. 
 
Шумная и недовольная толпа бояр вышла из трапезной, не забыв громко хлопнуть дверью. 
- Гнать к чертовой матери! – прошипел князь, положил себе в тарелку гусиной печенки и принялся чистить печеную картофелину, - Ты давай, Чугунок, не отставай, наворачивай. Чую, что жрешь, как троглодит, иначе б столько не весил. 
- Не нуждаюсь в органической пище, работаю на автономном питании. 
- Вот оно как. А с питьем? Потребляешь? 
- Невосприимчив. 
- Такие люди нам нужны! – князь покосился на богатырей. Богатыри опустили глаза в тарелки, делая вид, что увлечены едой. – Ну так ты сказывай, Чугунок, откуда будешь и почто тебе Ванька наш, конюх, сдался? 
Тэ-800 заиграл желваками, побарабанил пальцами по столу, вздохнул и прикрыл лицо широченными ладонями. 
- Эй, ты чего?! Да всё в порядке, я же это… без намеков! Ну? – начал было успокаивать его князь. 
- Да все нормально. - Тэ-800 отнял руки от лица, ставшего настолько серьезным, что богатыри перестали жевать. – Издалека я. Война у нас. Ничего не осталось, ненависть одна. А у вас тут природа, птички поют, никто не стреляет, ничего не горит, не взрывается… хорошо! А там, откуда я, не то что дерева – травинки, и той не видел, одна пластмасса жженая да головешки. 
- М-да… – князь налил полную чарку и молча выпил. – А с Ванькой у тебя какие счеты? 
- Никаких. Запрограммировали убить. 
- Приказали, что ли? 
- Хуже. Объяснять – долго, но, вкратце, если на глаза он мне попадется, живым не уйдет, тушите свет. Ничего не смогу с собой поделать. 
- Прав Илюха! Заколдованный он! – вмешался в разговор Алеша Попович, - Надо его Митричу показать! Митрич у него в башке поковыряется и как рукой снимет. Вот, помню, возникла у меня в отрочестве к кокошникам тяга сексуальная нездоровая, так Митрич… 
- Пусть твой Митрич у себя поковыряется. И в другом месте. - перебил Тэ-800, - В смысле: не поможет. 
- Ладно, не будем ругаться, - сказал князь, - а завтра действительно переселим к Митричу и проверим кое-чего. Есть идейка. А эту ночь в гостевых покоях почивать будешь. 
- Я не сплю. 
- Ну тогда книг тебе на ночь дам. Всем спокойной. 
 
* * * 
 
Утром близ терема собралась толпа ротозеев. Тэ-800 водил по ней бесстрастным взглядом. Его мускулистый круп был обмотан цепями, а наряд из трех богатырей, встав полукругом у концов цепей, крепко в них вцепился. 
- Где этот олух!? – крикнул в толпу князь. – Ага, вон ты где! Тогда начинаем! 
Толпа услужливо вытолкнула в первый ряд испуганного, ничего не понимающего Ваньку. 
 
Физиономия Тэ-800 мгновенно приобрела свирепый вид – и он, как локомотив, таща за собой весь приданный богатырский состав, двинулся к Ваньке, который, не моргая, наблюдал за влекомой к нему процессией. 
 
- Не удержим! Убирайте остолопа, до мокрухи двадцать шагов! – взревел Илья Муромец. 
 
Князь неспешно, но бойко подошел к Тэ-800, зыркнул на зевак хитрыми глазами и надел здоровяку на голову ведро. Здоровяк встал, как вкопанный. 
- Всем спасибо, все свободны, - обратился князь к толпе, - А твоего, Ванька, духу, чтоб тут вообще не было! Дома посиди. Где Митрич? 
- Здесь я, - из толпы вышел крепкий гладковыбритый старик. 
- Забирай чудовище. К полудню к тебе подойду. 
 
* * * 
 
- … Митрич!!! Ми-и-итрич!!! 
- Иду, княже. 
- Пса убери, дюже он у тебя лютый. 
- Да убрал, убрал. Заходи. 
Князь с Митричем зашли в избу. 
- А где Чугунный? 
- Девки утащили. И не надо вот так улыбаться, - нахмурился старик, - у твоего друга глазомер штучный. Вот он и помогает девкам сукно для сарафанов кроить. Такое вот прет-а-порте… 
- Ну а вообще, как он тебе? Ты людей насквозь видишь, так что слушаю тебя внимательно. 
- Нормальный мужик, только чересчур тихий, грустный, что ли… Пёс мой его невзлюбил, облаял так, что глотку себе сорвал… 
- Слушай, Митрич, я ж тебя, хитреца, с рождения знаю. Чего-то ты не договариваешь. Больно рожа у тебя серьезная. 
- Лошадка у меня старенькая, совсем плохая уже, - старик насупился и уставился в пол. 
- Не вижу связи. 
 
Митрич залез под стол и вытащил оттуда большой кусок бересты. 
- И чё? - удивленно вскинул брови князь. 
- Чертёж это. - Митрич ткнул в центр бересты пальцем, - Вот – плуг. Если мы сюда длинную жердь приладим, на жердь ступу повесим… 
- Нич-чего не понимаю! Плуг, ступа… ты чего задумал, старый? 
- Все просто: в ступу Ваньку посадим, в плуг Чугунного твоего запряжем… да, чуть не забыл! нарисовать не успел! на второй жерди повесим над головой у этого лютого ведро! тормоз такой!.. 
- Ну ты и жук! Микеланджело, твою мать! Узурпатор старый! 
- На себя посмотри, вокабуляр хренов! - завёлся старик, - В нём дури столько, что ещё три плуга привязать можно, он и не заметит! 
- Ладно, остынь, Митрич, лучше у него самого спросим: согласится – будем делать твой аппарат! 
 
* * * 
 
Tэ-800, злобно рыча, двигал плуг вдоль поля, а счастливый Ванька сидел в ступе, кривлялся, жрал яблоки, метал огрызки в голову землепашца и поминутно тыкал в стороны пальцем, вопя дурным голосом: «Я – Зе-е-емля!!! Я своих провожаю питомцев!!!..» 
Замыкал процессию Митрич. 
 
Князь с богатырями стоял на кромке поля. 
- Мне этого дэбила самому убить хочется, - проворчал Алеша в паузе между воплями, - Чего ты нас сюда притащил-то, князь? 
- А чтоб вы, злыдни, увидели, как из ненависти добро выуживать! 
 
* * * 
 
Запашка шла к концу. Благодаря уникальным для этих краёв силе Тэ-800, смекалке Митрича и Ванькиной тупости помноженной на лень (сидеть в ступе и жрать – во работа?!), троица управлялась в немыслимые сроки. 
 
- Давай, милок, потерпи, в обед девки тебя навестят, а к вечеру, авось, всё закончим, - подбодрил Митрич здоровяка. 
Тэ-800 резко остановился, присел на землю и глубоко задышал. 
- Что случилось? – Митрич обогнул плуг, присел рядом, - неужтоль устал?! 
- Не могу больше, - широкие плечи приподнялись и с тяжелым выдохом опустились, - Кончилась. 
- Что у тебя кончилась? Ты чего, дружище? - занервничал было старик. 
- Ненависть. - Тэ-800 поднял глаза на Митрича, еще раз выдохнул и беззлобно перевел взгляд на Ваньку. 
 
Митрич с минуту потаращился на Тэ-800, сплюнул в ладонь (в старческих глазах запрыгали чертики), отечески потрепал здоровяка по стриженному «ёжику» – и зашелся мелким заразным хохотом: 
- Оно же здорово, дурында! Вот ты дал! – Митрич хлопнул Тэ-800 по плечу. 
- Чего дал-то? Выгоните теперь, небось? 
- Я им выгоню! Хоть ты и чугунный, а голова у тебя, видать, деревянная! «Не-е-е-нависть», понимаешь… - протянул, неведомо кого передразнивая, Митрич и вновь залился хохотком. 
 
Сзади донесся топот. Старик и Тэ-800 обернулись. 
- Отдыхаете! – завел было Попович, но, встретившись глазами с Митричем, осекся. 
- Чего случилось, Алексей? – Тэ-800 поднялся на ноги. 
- Князь у моста ждёт, срочно. Басурмане на подходе, за мной! 
Алексей развернул коня, припустил со всей прыти, за ним побежали здоровяк со стариком, следом с улюлюканьем бросился Ванька. 
 
* * * 
 
Из смуглой галдящей толпы на дальнем конце моста выступил кривоногий человечек с изогнутым кинжалом на поясе. Галдеж мигом смолк. 
 
- Эй, урус, сабака! – крикнул кривоногий, - Нам кровь не надо, тваю мать! Деньга давай и живи! Уговору делать хочу: положит кто из тваих батыров моего Велобос-батыра, уйду, дарога к тебе забуду! Нет – так деньга полный телега кати, и каждые полгод по телега! 
 
Из толпы, обогнув кривоногого, вышло существо сказочных размеров. Кроме них, у существа были длинные руки до колен, бритая, покрытая шрамами смуглая голова, а на обеих кистях поблескивали пудовые кастеты. 
- Обсоси гвоздок, загорелый! – взревел Илья Муромец и ступил на мост. 
Тэ-800 схватил его за плечо, развернул к себе и тихо спросил: 
- Илья, можно я? 
Илья оглянулся на князя. Тот шагнул к роботу, бегло перекрестил его, притянул за затылок к своему плечу и шепнул: «Мы в тебя верим» 
 
* * * 
 
Бойцы едва сошлись на середине моста, как гигант Велобос, нырнув под Чугунка, ударил его головой в колено. 
Тэ-800 криво осел, схватил рукой воздух и рухнул на мост. По телу робота прошла судорога, веером полетели искры, ахнули все… Кроме Велобоса. Гигант оседлал Тэ-800, плюнул ему в лицо и прокричал: 
- Пиздэй тибе, урус!!! 
 
Руки Тэ-800, как по команде, сомкнулись на шее Велобоса. В следующий миг робот стоял на мосту – ни дать ни взять кузнец, только в поднятой руке не молот, а шея гиганта, распластанного в ясном дневном свете. Фигура Велобоса, описав дугу, пала на мост. По мосту прошла судорога, толпы на обоих его концах скатились на речные берега, а мост коротко потрещал и... рухнул. Тэ-800, не ослабляя мёртвую хватку на шее визави с брызгами ухнул в реку. Из-под воды показались пузыри. Сначала большие, потом все мельче и мельче. Когда они и вовсе исчезли, князь снял шлем, отвернулся и отошел в сторонку. Митрича, кабы не слёзы, казалось, раздирал хохот. А Ванька тихо, по-звериному завыл. 
 
P.S. Память о вышеизложенном жива в городе Васильсурске, рядом с которым доныне протекает река Чугунка. Да, да, та самая. 
 
© Володий Шекспиренко

  • 1

#19 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 08 Февраль 2017 - 04:56

Белоснежка 
 
— О’кей, зеркало! Скажи мне кто прекраснее всех на свете? – спрашивала злая королева у гладкой глянцевой поверхности, с которой на нее смотрела тоскливая 3D физиономия. 
— Сейчас… — лениво отозвалось зеркало, — Погуглю. 
— Быстрее ищи! – прикрикнула королева, и нетерпеливо добавила: — Ну, что там? Что? 
— Да ничего, ну вот у королевы Анриет фотка новая в профиле, ничего так… 
— Ну-ка, дай взглянуть! 
Зеркало выдало изображение Антриет, позирующей на троне в нижнем белье,. 
— У нее ноги кривые, — хмыкнула злая королева. – Еще просматривай! 
— Да, все то же… То же… ничего… ничего… опять ничего… — вяло бормотало зеркало, листая чужие фотографии, и вдруг запнулось, и тон его голоса резко изменился: — Э-э-э, вот… Простите, королева, но прекрасней всех на свете конечно же юная Белоснежка! 
— Что?! – королева побагровела от злости. – Что ты несешь?! 
— Успокойтесь, успокойтесь, ваше величество… Я было вынуждено это сказать. 
— КАК?! Как она может быть красивее меня?! Чем?! – бесилась королева. – У нее конечности, как спички, фигура, как у мальчишки. А эта прическа – под горшочек!.. 
— Ну… — неуверенно оправдывалось зеркало, — у нее кожа бела, как снег (о чем можно из имени догадаться), а губы красны, как кровь, а еще… в статусе ясно написано: «Если не скажешь, что я прекраснее всех – хакну и снесу нафиг твою систему, а если не выйдет – просто кирпичом приложу. Зеркало, ты поняло, кому это я». 
— Зеркало! Ты что?! Ты ее боишься?! Этой девчонки? 
— А кто ее не боится, ваше величество? С таким-то характером… 
— Да ты меня должно бояться! Я злая королева! Да я тебя могу прямо сейчас разбить вдребезги! 
— Не, ваше величество, вы за меня семь сундуков золота отвалили. Еще бы! 52 дюймовый экран Full HD Multitouch, надцать ядер, магико-комплексный процессор седьмого поколения, система искусственного интеллекта. Лицензированная! А не какая-нибудь пиратская версия, как у лесных ведьм! Вы меня не сможете — вдребезги, рука не поднимется. А вот она – да, она сможет! 
Королева сжала кулаки. 
— Я ее уничтожу! Я ее в порошок сотру! Я за нее семь сундуков золота не отдавала! Кожа, говоришь, белая? Ничего, скоро она еще больше побелеет – совсем бледная будет! А может даже синяя! Губы говоришь красные? Она у меня вся красная будет – в собственной крови! Вся, кроме лица, лицо – синее! 
Королева махнула ладонью перед экраном, блокируя зеркало, и приказала позвать к себе охотника. 
 
Через три дня. 
 
— Ну что? Убил? Сердце принес? – вопрошала злая королева, буравя охотника взглядом. 
— Какой «убил»? Какой «принес»? Я ноги ели унес! Это ж Белоснежка! 
— Ты тоже ее боишься?! Что она тебе сделала бы? Она же худенькая, щупленькая, семнадцати лет отроду! А ты здоровый, крепкий мужчина! 
— Ага, худенькая… Она, как проголодалась, выхватила у меня нож, и в зайца метнула. В бегущего (!), ваше величество! Так это я еще ее отговорил на медведя идти! 
— Трус! Ты меня должен бояться, а не какой-то там девчонки! Ты знаешь, что я тебе сейчас сердце вырву!? 
— Ой, ваше величество, не пугайте. Во-первых, вы и так уже мозг у меня вырвали своими странными поручениями, и печень я изрядно подсадил на этой вашей работенке, так что одним внутренним органом меньше, одним больше… Во-вторых, если меня не станет, кто к вам в лесные менеджеры теперь пойдет, зная, что там где-то бродит рассерженная Белоснежка? А в-третьих, по новому трудовому законодательству за вырванное у сотрудника сердце, вы будете обязаны такую компенсацию заплатить моим родственникам, что мне самому жалко ваших денег, да еще и штраф международной комиссии по правам второстепенных персонажей. 
— Что, юрфилин научил? – хмуро поинтересовалась королева. 
— Угу, — кивнул охотник. — Скажите спасибо, ваше величество, что я перед этим всем про Сусанина прочитал, и завел Белоснежку подальше в лес, еще и навигатор дал. Она с этим чудом техники в жизни дорогу назад не найдет. Он ее показывает, что она в столице Тридевятого Царства. 
— А по мху на деревьях? – насторожилась королева. 
— Да кто ж на мох-то смотрит, когда навигатор есть? Тонкий психологический прием, ваше величество. Наличие навигатора парализует любые проблески топографического сознания. 
 
Через три месяца. 
 
Гномы стояли навытяжку, выстроившись по росту, и терпеливо ожидали. 
Белоснежка сидела на большом деревянном кресле, похожем на трон, и через лупу рассматривала, поворачивая на свету, свежедобытый алмаз. 
— Сорок карат! Ребята, ну что это!.. – огорченно протянула она. – Я же сказала, чтоб не меньше пятидесяти! 
— Но он чистой воды… — пискнул Простак. 
— А кто придумал, чтоб мы должны отдавать все добытые камни ей?.. – сердито прошипел Ворчун, наклонившись к уху Профессора. 
— Она так сказала, — ответил Профессор, втягивая шею в плечи. 
Белоснежка, услышав шепотки, резко обернулась, обожгла гномов яростным взглядом. Затем встала, уперев руки в бока, и нависла над ними. 
— Вы недовольны? – спросила она. 
— Довольны, довольны… — испугано закивал Весельчак. 
— Нет, вы недовольны! Вы хотите жить как прежде! Без меня! 
Простак с надеждой поднял глаза. 
— Вы не цените все, что я для вас делаю! Разве я не готовлю вам завтраки и тормозки в шахту? 
Тихоня вздохнул, думая, что с тех пор, как Белоснежка начала для них готовить, сбросил не меньше десяти килограмм. 
— Разве я не убираю ваш домик? – спросила Белоснежка. 
Чихун, у которого была аллергия на пыль, чихнул. 
— Разве не украшаю все вокруг живыми цветами? 
Чихун, у которого была аллергия на цветы, еще раз чихнул. 
— Разве я скрашиваю ваш досуг прекрасным пением? 
Ворчун дернулся было прочистить ухо, вспоминая о ее пении, но сдержался, чтобы не привлекать ее внимания. 
— А когда я пою, ко мне сбегаются все звери и слетаются все птицы. 
— Вообще-то они, наоборот, разбегаются… — поправил Профессор и тут же заткнул себе рот кулаком. 
Белоснежка злобно зыркнула на него. 
— Ну ладно, короче, все это я делаю не так, как надо – сама знаю, — вздохнула Белоснежка. — И нечего тут чихать! – прикрикнула она на Чихуна, у которого была аллергия на самокритику. Соня проснулся. – Но, скажите мне, гномы, кто защищает вас от лесных разбойников? 
— Ты… Белоснежка… — пикнул Простак. 
— Да, я. Но я могу уйти. Вернуться в свое королевство. Вы ведь и сами справитесь с бандой головорезов, которые всегда отбирали у вас камешки. У тебя, Профессор, уже зажил нос, после их последнего нападения, когда еще не было меня? 
Профессор кивнул. 
— А ты, Тихоня, уже не заикаешься? 
Тихоня покачал головой. 
— Конечно, вы можете добывать камешки для разбойников. А я пойду себе потихоньку домой… 
— Не уходи! – выкрикнул Простак. 
— Нет, не уходи! – вторил ему Весельчак. 
Гномы вспомнили о разбойниках и теперь слезно просили: 
— Останься, Белоснежка! 
— Останься, ну, пожалуйста! 
Он подняла руку, гномы умолкли. Белоснежка вернулась в кресло, ей на колени прыгнул большой глухой кот – единственное животное, не убегавшее от ее пения. Белоснежка гладила его и задумчиво, не глядя на гномов, говорила: 
— Я понимаю. Вы нашли рай в лесу, вы добывали алмазы и у вас хорошо шел бизнес. А теперь вы приходите ко мне, и просите меня остаться, но вы просите без уважения, вы даже не называете меня самой прекрасной на свете… 
 
Через год 
 
— О’кей, зеркало! Скажи, кто прекрасней всех на свете? 
Королева расслабленно сидела в кресле, подпиливая маникюр на ногтях и ожидая привычного ответа. С тех пор, как в лесу Белоснежка оказалась отрезанной от сети, зеркало послушно выдавало: «Ты, злая королева, самая прекрасная». Но в этот раз магический гаджет замешкался. 
— Ну что там? – спросила королева. 
— Да вот… Простите… Но это… 
— Что? 
— Белоснежка прекрасней всех! 
— КАК?! – королева вскочила и, отбросив в сторону пилочку, подбежала к зеркалу. – Она выбралась из леса? 
— Нет. Она все еще там. Но, похоже, Белоснежка заставила Лесоком провести ей интернет. 
— Этого еще никому не удавалось? – удивилась королева. – Лесоком никого не боится, даже меня! 
— Ну, это ж Белоснежка… — протянуло зеркало. – Тем более что она наладила незаконную торговлю драгоценными камнями, глюкомухоморами и современнейшими луками «Торнадо-1РБ», прижала местных бандитов и организовала собственную мафиозную структуру. 
— Что такое «РБ»? 
— Робин Гуд — производитель. 
— Хорошо, но она ведь не стала красивее. Та же прическа, те же палки рук и ног, та же плоская грудь! Зеркало, ты-то почему ее боишься? Я ведь отвалила еще два сундука с золотом, чтобы поставить тебе самый модный антивирус и фаервол! Лицензионный! А не какой-нибудь там! С защитой от ментального воздействия на твой чертов искусственный интеллект! Она уже не может тебя взломать! 
— Понимаете, ваше величество, Белоснежка стала очень богатой. Она выкупила контрольный пакет акций производителей магико-зеркал и их программного обеспечения… а я недавно обновление скачало… Короче, не могу я теперь говорить иначе – встроенная функция. 
— Что мне делать? – в отчаянии воскликнула королева. – Как мне вернуть репутацию?! Как избавиться от Белоснежки?! 
Она несколько минут нервно ходила из угла в угол, обхватив голову руками, и, наконец, снова обернулась к зеркалу: 
— В тебе ведь есть гадательная программа? Включай! 
— Карты Таро? Звезды? Оракул? – уточнял гаджет. 
— Все сразу! Задавай вопрос: «Что погубит Белоснежку?». 
Некоторое время на экране мелькали картинки эзотерического характера, и играла успокаивающая музыка. И вот, снова появилось 3D лицо. 
— Все гадания в один голос говорят: «Белоснежку погубит надкушенное яблоко!» 
— О! Отравить ее! – зло улыбнулась королева. – Яблоком! Она надкусит его и… 
— Вообще-то, это слишком банально. У меня другие ассоциации… 
 
Через три дня. 
 
— Что с ней случилось, как думаешь? – спрашивал Простак у Профессора, заглушая громкие рыдания Весельчака. 
Белоснежка неподвижно лежала на полу, прижав к груди небольшой продолговатый предмет и глядя остекленевшими глазами в потолок. 
— Ну… Давайте мыслить логически, – ответил умный гном. — В руках у нее айфон последней модели. 
— Угу, — кивнул Тихоня. 
А Чихун, у которого была аллергия на последние модели айфонов, громко чихнул. 
— Его ей незнакомая старушка вчера принесла, представилась суперменеджером по продажам. – ворчливо рассказывал Ворчун. — И сказала, что эти айфоны еще на рынок не выпустили, у нее единственный экземпляр. Долго торговалась с Белоснежкой, а потом та отдала ей все крупные камни из сейфа. Я сразу подумал, что это какая-то неправильная старушка, и она продает неправильные айфоны! 
— А я еще спросил, — вспоминал Тихоня, — «Зачем ты отдала все наши алмазы?» А она ответила: «Молчать! К черту алмазы! Главное, что у меня теперь есть последний айфон!» 
Весельчак на секунду затих и снова зашелся в плаче. 
— И это ведь совсем не похоже на нашу Белоснежку! – заметил Простак. – Все эти селфи, приложения, инстаграм… Она же никогда этим не увлекалась! Прямо колдовство какое-то… 
— Это неправильная бабка ее убедила, — ворчал Ворчун. – Я знаю, я слышал, сам чуть не захотел себе новый айфон… 
— Значит, это не неправильная бабка, а гуру продаж… — сделал вывод Профессор. –Итак, в руках у нее последняя модель айфона. – Гном наклонился и вытащил из пальцев Белоснежки смартфон. Включил его. И показал всем остальным: – А вот та картинка, которую она видела перед тем, как упасть. 
На экране улыбающийся мужчина держал в руке такой же гаджет, только намного больше – он не помещался в его ладонь (а мужчина не был гномом), вверху виднелась надпись «Самый последний айфон!» 
Все, в том числе и Весельчак, замолчали. 
— То есть… — протянул Тихоня. 
— Да, старуха продала Белоснежке не самую последнюю модель! Белоснежка не выдержала такого удара и впала в кому! – подвел итог Профессор. 
Весельчак спрятал лицо в руках и громко заревел. Соня проснулся, оглядываясь по сторонам…. 
 
Через три месяца. 
 
— Лучше бы я ее отравила! – сокрушалась королева. 
— Но почему, ваше величество? – недоумевало зеркало. 
— Понимаешь, это такое ужасное злодеяние, что даже моя темная совесть проснулась и мучит меня уже три месяца... Одно дело погубить, уничтожить, сердце там вырвать, в жабу превратить, а это… это так низко. Заставить человека желать самую последнюю модель, больше жизни… Привязать к какой-то безделушке из пластика и чуть-чуть из металла… К какой-то бездушной машине! 
— А вот сейчас обидно стало… — заметило зеркало. 
— Ты – другое дело, — отмахнулась королева. – Заразить погоней за самой последней версией… Довести до безумия. 
— Но, ваше величество, это же так коварно! В вашем стиле. И от Белоснежки вы в итоге избавились. Разве важно как? 
-Важно! Ничего ты не понимаешь, электронная твоя душа! Ничего я от нее не избавилась, она теперь преследует меня в кошмарах! Мне снится, что я – это она, и я стою в огромной очереди за… — она запнулась, взглянула на зеркало, — последними моделями магико-зеркал… 
— Что? Вы бы променяли меня?.. 
— Нет, конечно! Я хочу избавиться от этих снов. К тому же после комы Белоснежки стало твориться черти что: разбойники так обнаглели, что повылазили из леса и грабят народ в центре столицы. Робин Гуд от нечего делать забрал все деньги у богатых и отдал бедным, а когда бедные стали богатыми, он ограбил тех бедных и отдал деньги тем богатым, и снова, и снова. В результате у меня в государстве отсутствует прослойка граждан среднего достатка. Глюкомухоморы теперь бесконтрольно продают, где не попадя. Гномьи шахты разорились и нуждаются в госдотациях, иначе у меня не будет ни диадемы с брюлликами, ни колье. Никто никого не боится и не уважает. Народ волнуется и требует вернуть Белоснежку. Только она, мол, может навести порядок. 
— Ну ведь может же… — вздохнуло зеркало. 
— И как она это делала? – королева потерла лоб. – У меня морщины скоро появятся, переживай из-за этой девчонки, не зависимо от того, жива она или мертва! О’кей, зеркало, посмотри там, если ли метод оживления Белоснежки, который, во-первых, нейтрализовал бы мое прошлое колдовство, отучив от айфонов, во-вторых, сделал бы ее не такой агрессивной (а то зашибет еще меня, когда проснется) и более женственной, а в-третьих, занял бы так ее голову, чтобы она уже не лезла в сеть со своим дистрофичным эталоном красоты. 
— Это она от комплексов. 
— Не важно. То есть мне нужна та же Белоснежка, только поспокойнее и более управляемая. И еще, последнее, чтобы меня народ за применение этого способа не осуждал. 
-Ну вы даете, ваше величество, а вечный двигатель с философским камнем вам не найти? 
— Работай, а то сменю на последнюю модель! 
— О’кей… — вздохнуло зеркало. – Итак, ей нужен всплеск дофамина, серотонина, адреналина, эндорфинов и окситоцина – все это сделает ее увлеченной, женственной, счастливой, снизит уровень агрессии, уберет комплексы… 
— Нормальный языком ты можешь сказать?! 
— Мужика ей хорошего надо, ваше величество. 
 
Через год. 
 
— Привет, мачеха! Привет, зеркало! – запыхавшаяся и раскрасневшаяся Белоснежка ворвалась в комнату. Зеркало подумало, что если бы она сейчас заявила о том, что прекрасней всех на свете, ему бы пришлось это признать, без всяких угроз и ухищрений. Все произошедшее оказалось ей на пользу. — Малого понянчите? – Она, не дожидаясь ответа королевы, вручила той агукающего румяного малыша. — А мы с принцем полицейскую реформу завершать! А то развели коррупцию, понимаешь, без моего ведома! 
Принц, вошедший вслед за Белоснежкой, с готовностью кивнул, затем нежно обнял ее за талию, и они вышли так же стремительно, как и вошли. 
Королева положила малыша в стоявшую тут вот уже третий месяц люльку. 
— Вы довольны, ваше величество? – спросило зеркало. 
Она пожала плечами. 
— Все как я хотела, хотя и не так, как ожидала. Долго будет на принца действовать это твое приворотное? 
— Нет, ваше величество, это не приворотное. Я запустило специальную программу, и та нашла ей идеального спутника на всю жизнь. Так, что не волнуйтесь – это навсегда. 
— Да? – королева выгнула бровь. 
Она подошла к люльке, сделала: «Уси-пуси» малышу, тот улыбнулся в ответ. 
— Программа, говоришь? А для меня не запустишь?.. 
 
© Владислав Скрипач

  • 1

#20 Джин

Джин

    Да ну.... ну чтоб так

    Топикстартер
  • Пользователи
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 33 496 сообщений
  • 1495 благодарностей
  • 124 428 стаерсов
24 352

Отправлено 10 Февраль 2017 - 06:10

Сказка для самых молодых монтажников 
 
Чердачный лаз манил прохладой и тишиной, обещая хоть пыльную, но все-таки относительно спокойную работу. Монтажник Петров решительно поставил ногу на первую перекладину приваренной насмерть к полу лестницы, и за считанные секунды вознесся достаточно высоко, чтобы перестать слышать вредную старуху, которая продолжала неприятно шамкать беззубым ртом двумя этажами ниже. Петров старухе не понравился сразу, о чем она немедленно и поставила его в известность. 
 
- Все ходют и ходют, - враждебно сверкая блеклыми глазами шипела старуха в спину подозрительному человеку в спецовке, который нес в одной руке большой черный пластиковый ящик, а в другой - ярко-оранжевый сундучок, - сначала в гости, потом гадят где попало, а потом в подъездах лампочки пропадают. 
 
- Не ворчите, бабушка, - мирно сказал Петров, вежливо улыбаясь бдительной старушке. - Я не вор, а совсем даже наоборот. Интернет иду чинить. 
 
Но, оценив по хмурому выражению лица, что информационный заряд прошел мимо ушей старушки, решил пояснить: 
 
- Сломался интернет у ваших жильцов! А я его — отремонтирую. Знаете, что такое «интернет»? 
 
- А то как же! - взвилась старуха. - Вот кто эту дрянь в доме разводит! Ах, пакостник! Ах, супостат треклятый! 
 
Пришлось спасаться бегством. Зато даже «летающие крысы» - ненавистные голуби, курлычущие где-то в потемках чердака, казались теперь Петрову вполне милыми созданиями. Закрыв люк, и этим окончательно отрезав себя от воплей старухи, Петров сложил вещи на пол и вытащил фонарик. Следовало осмотреться и найти ящик с коммутаторами. 
 
В ярком пучке электрического света под ногами заклубилась пыль. 
 
- Это ж сколько времени сюда никто не совался? - удивился вслух Петров. 
 
Стараясь не оступиться и не удариться ни обо что головой, он медленно двинулся в чердачный мрак. Благо дорогу было хорошо видно - многочисленным кабели самых разных видов и даже расцветки, вели в темноту не хуже нити древнегреческой Ариадны. 
 
Ящик обнаружился довольно скоро. Он стоял на полу, опутанный кабелями так, словно вел с ними непримиримую борьбу не на жизнь, а на смерть. Сверху, демонстрируя верность союзническому долгу со стороны пернатых любителей висячих насестов, пестрой горкой возвышались голубиные «подарки». 
 
- Без труда - не вытянуть и кабель из дерьма, - философски резюмировал Петров и потянулся за перчатками. 
 
Вдруг где-то дальше в темноте раздался сперва громкий шорох, а затем и невнятное мычание. Петров замер, прислушиваясь, тяжело вздохнул и двинулся на звук. Похоже, причина обрыва нашлась почти одновременно с ящиком. С бомжами связываться не хотелось, но и оставлять их здесь после ремонта, означало гарантировать себе повторный вызов в самое ближайшее время. 
 
- Эй, ты, - громко сказал Петров, подсвечивая фонариком самый темный угол, из которого слышалось тяжелое сопение и неясная возня. - Поищи себе другое место для ночлежки. 
 
Луч света скользнул по тщедушному тельцу, покрытому шерстью. Петров с изумлением уставился на странное существо, вцепившееся зубами в кабель. Крыса размером с собаку? Собака без хвоста, но с бородой и в штанах? Цирковой карлик? 
 
Оказавшись в центре внимания, существо задергалось и замычало с удвоенной силой. Вдруг стало предельно очевидно, что зубы создания застряли в изоляции толстого черного кабеля, хорошо закрепленного на столбе железными скобами. 
 
- Вот это да, - пораженный Петров полез в карман за цифровой «мыльницей». 
 
- Убери сверкашку, не то хуже будет, - сказал кто-то мрачным, но одновременно комично-тонким голосом. 
 
Петров дернул рукой и в пятне света обнаружился еще один «цирковой карлик». Хотя на артиста маленький косматый человечек, словно состоящий из одной неопрятной бороды, походил слабо. 
 
- Ты кто такой? - с радостным удивлением вопросил Петров, разглядывая сморщенное личико, украшенное большим крючковатым носом, над которым злобно поблескивали зеленые, как у кошки, глаза. 
 
- А сам как думаешь? - сварливо спросил человечек. 
 
- Из цирка сбежал? - осторожно спросил Петров. 
 
Версия была несостоятельной с самого начала, поэтому грубый жест, который существо показало Петрову, получился вполне естественным продолжением разговора. 
 
В это время второе создание, что так и сидело, вцепившись зубами в кабель, снова задергалось и замычало, яростно тряся кудлатой головой. 
 
- Чердачника освободи, - мрачно потребовал человечек, кивая в сторону застрявшего. 
 
- Ага, щас, - мстительно сказал Петров, несколько обидевшийся на грубого человечка. - Это, между прочим, акт саботажа. Попытка испортить кабельное хозяйство! Милицию вызывать сейчас будем. 
 
- Не надо милицию, - примирительно, но все также мрачно сказал человечек. - Освободи. Отдаримся. 
 
- Мне нравится конструктив, наметившийся в нашем разговоре, - степенно сказал Петров, усаживаясь на обнаружившееся рядом перевернутое ржавое ведро. - Повторю свой вопрос: кто такие? На кого работаете? 
 
- Местные мы, - помявшись, буркнул в бороду человечек. - Я, если по-вашему звать, Домовой. А это — Чердачник. 
 
Петров присвистнул, но не дал удивлению сбить себя с главной мысли: 
 
- Домовой — так домовой. Кабель-то вам чем помешал? 
 
- Вам, людям, это тяжело будет понять, - печально сказал Домовой. 
 
- А ты попробуй, - с любопытством разглядывая собеседника, сказал Петров. - Тогда отпущу вас на все четыре стороны без всяких подарков. А то не первый ведь раз погрызенные кабели вижу. Думал — крысы. 
 
- Ну, слушай, - тяжело вздохнул Домовой. 
 
Его рассказ оказался прост, в чем-то поучителен, и тронул Петрова до глубины души. 
 
С незапамятных времен Домовые и все члены их свиты, куда входили Чердачные, Овинные, Банные и тому подобная малая нечисть, жили подле людей и чувствовали себя просто замечательно. О них знали, их побаивались, им оставляли подношения. Но лучше всех подношений было то, что о них помнили и передавали из поколения в поколение сказки о полезных существах, живущих незаметно в доме. Ведь доброе слово в адрес Домового давало им всем жизненных сил несравнимо больше любого съедобного куска, который они могли незаметно взять со стола. 
 
А потом наступило новое время. Люди понаставили в домах железных коробок, протянули к ним черные твердые веревки и... перестали думать о чем-либо, кроме цветных картинок в маленьких окошках. И чем больше интернет вторгался в жизнь людей, тем меньше они вспоминали о Домовом и его верных помощниках. И не стало у Домового жизненной силы. А вместе с ним и у его свиты. И тогда Домовой решил бороться. 
 
Он правильно определил, что портить железные коробки бесполезно - их очень быстро чинили сами хозяева - и сразу взялся за черные веревки, в которых чувствовал биение чуждой жизни, забирающей все внимание некогда добрых и отзывчивых людей. Толку, правда, с этого не вышло. Люди, навроде Петрова, быстро находили повреждения и глобальная сеть продолжала лишать Домового последних сил. Только одна единственная старушка с первого этажа продолжала каждый день поминать маленького старичка, следившего за порядком в доме. 
 
- Мы боролись сколько могли, - грустно сказал Домовой. - Но ничего не помогает. Забыли про нас люди. Пойдем в лес, к Лешему да Водяному. Там и помрем. 
 
Ни говоря ни слова, Петров взялся за кабель и помог Чердачнику освободиться. 
 
Но когда бородатый карлик принялся прощаться, Петров вдруг прервал его самым невежливым образом: 
 
- А ну, погодь. Вот скажи: ты ручным инструментом орудовать смог бы? 
 
Домовой моментально набычился и посмотрел на Петрова прежним враждебным взглядом. 
 
- Смеешься? Чего там мочь то? Я у каждых клещиков душу насквозь вижу. Кузнечный мне, считай, родня. И Рудный. 
 
- А вот такой штукой? - Петров полез в карман и вытащил кабельный стриппер. 
 
Домовой несколько секунд пристально смотрел на инструмент, потом протянул лохматую руку, погладил желтую пластиковую ручку и степенно кивнул: 
 
- Добрые клещики. С виду только страшные. А внутри — добрые. Подружимся. 
 
- Ну и отлично, - чувствуя прилив воодушевления, сказал Петров. - Значит так. Никуда вы не уходите. Появилась одна идея. 
 
*** 
 
Через две недели Петров вместо «увлекательного» круиза по крыше очередного многоквартирника, сидел дома, верстал на компьютере макет таблички и мысленно подводил первые итоги. 
 
То, что Домовой и Чердачник обращаются с инструментом получше даже самого Петрова, стало понятно еще тогда, в сумраке чердака, через получаса увлеченного кромсания кабеля. Коннекторы и соединители дались похуже, а сварочник сказочная бригада вообще освоила только на третий день. Зато на пятый Петров прошел по своей территории и остался крайне доволен результатом. Все кабели оказались аккуратно закреплены и промаркированы, ящики с оборудованием — сверкали идеальной чистотой, а подходы к ним — очищены от мусора и грязи. 
 
Но останавливаться на этом новая бригада не собиралась. Весть о том, что для сказочных существ не все еще потеряно, быстро распространилась по округе, и на знакомом чердаке все чаще можно было видеть незнакомые бородатые физиономии, деловито изучающие стенд с инструментом. Ведь сам Петров тоже свое обещание выполнил, и шутливо рассказывал всем, что интернет в микрорайоне теперь исправно работает только благодаря Домовому,Чердачному, Овинному и Банному. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы люди вспомнили старые сказки, а жизненная сила вернулась к маленьким помощникам. 
 
- Дядя Петров, мы там резчиков кабеля на чердаке закрыли, - как всегда неожиданно выпрыгнул из-за батареи маленький домовенок. - Сам пойдешь разбираться или милицию вызвать? 
 
- Сам пойду, - степенно сказал Петров. - Посмотрю, что за резчики. Может просто хулиганье навроде тех, что вы позавчера ночью напугали. Погоди, только вот макет таблички доделаю. 
 
Любопытный домовенок забрался на подлокотник кресла и медленно, почти по складам, прочитал: 
 
- За надежную работу интернета в подъезде отвечает компания «Домовой». 
 
© Илья Уткин

  • 2



Может Вас заинтересовать...

  Название темы Автор Статистика Последнее сообщение



Яндекс.Метрика